ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 11

Три года назад…

С шариком ещё понятно, но почему колечко к ноге привязано? И где сам Антон? Кольцо я сорвала, затянув при этом ленту шарика на большом пальце ноги до боли. Чтобы снять её необходим был ножик или ножницы, а этого в спальне не было. Так я и поковыляла с шариком на привязи в сторону кухни. На часах светилось пять сорок восемь утра, ещё спать и спать, и где Антон? Снова подумала, неужели опять уехал с утра, как уезжал всю неделю?

Пройдя по коридору чуть ближе к кухне, я почувствовала любимый сигаретный дым. Он тянулся едва-едва с кухни, вдохнула полной грудью, эгоистично не думая о здоровье, ни о своём, ни о здоровье малыша. Там у открытого окна в полной темноте и стоял Антон.

Меня напрягло. Ночью на кухне без света с сигаретой. Что-то серьёзное должно быть происходит, что он так загоняется.

Но я никак уже не связывала это с собой.

— Антон… — подошла и обняла его крепко, он не стал прогонять несмотря на то, что курит.

— Это да? Или нет? — спросил и я почувствовала, как он становится больше, рёбра расходятся, и лёгкие наполняются дымом.

— Это безоговорочно да. — ответила быстро, чтобы он не ждал и не нервничал, показав своё согласие на пальце. — Поможешь шарик отвязать? Я снимала кольцо, и бантик затянулся, там теперь только резать.

Антон засмеялся и затушив сигарету развернулся ко мне. В скудном свете фонаря, бьющем из окна, видно ничего не было. Только пальцы Антона, пахнущие табаком, коснулись губ.

Так он без слов говорил его неизменное «моя».

Несколько секунд настоящего и личного, потом шагнул в сторону выключателя под шкафчиком и включил неоновую подсветку потолка.

— Мерзлякова, что ты за косяк такой? Шариком и через палец решила задушиться? — ехидно смеясь, Антон присел на корточки, достав маленький закруглённый нож для овощей.

— Почему, кстати, к ноге? — я не верила, что смысла в этом нет.

Только не для Антона, он во всё вкладывает смысл, даже в ерунду, а здесь так серьёзно. Семья.

Антон не торопился отвечать, провёл рукой по ноге, глядя мне в глаза. От неона его серый взгляд казался голубым, и блеск. Поставил мою ногу на своё колено, и прервав зрительный контакт ловко перерезал тугую ленту, подцепив кончиком ножа. Шарик полетел к потолку.

— А я где сейчас? — Алиев развёл руки в стороны и улыбался как сумасшедший, улыбкой, пугающей безумием, — Смотри у ног твоих сижу. — мягко отложил нож на пол и обнял мою ногу руками, начал целовать, а я захохотала.

— Щ…щекотно Антон. — пытаясь вырвать ногу, села на пол, так, казалось, безопасно.

— М-м-м щекотки боишься? — повалив меня на спину и захватив ногой, он потёрся носом о щёку, ухо и шепнул, — Алиева…

Он пробовал свою же фамилию для меня словно на вкус и по его довольной полуулыбке понимаю, что ему вполне нравится.

— Чем займёмся? — выходные редкость, но я знала, что сегодня именно выходные.

— Предлагаю моральным разложением, пока ты ещё в состоянии вытворять всякие развратные штучки. Потом будет живот-колобок, и мы уже не покуролесим. — Антон кончиками пальцев начал стягивать с плеча лямку майки, толкаясь мне в бедро эрекцией.

— Капец! — я захохотала безобразно, хрюкая и повизгивая как настоящий поросёнок.

— Что? — непонимающе с надменностью в голосе спросил Антон.

— Ты такие глупости говоришь, так и хочется спросить, кто ты и куда дел Антона? — мне так нравилось моё состояние сейчас, счастья без границ, когда вот так можно валяться на полу кухни, а под потолком шарик от Алиева и сам Алиев мурлычет глупости возле ушка.

И шарик!

— Так, наоборот, я достал настоящего. — Антон пальцами подхватил меня за подбородок и развернув к себе, заставил смотреть в глаза, — Пришло время тебе признаться, — сглотнул, серьёзный взгляд серых с голубым отливом глаз рассеял плотность моего счастья, — Я, тот ещё олух, шалопай и раздолбай в одном флаконе. — выпалил скороговоркой, и подскочив с пола, поднял меня.

— Дурачина! Напугал! Блин! Думала что-то страшное скажешь. — стукнула его кулаком в плечо, а через секунду впилась в его улыбающиеся губы.

— Что? Что я сожрал Антона? — удивлённо спросил Алиев, подхватывая меня на руки и унося с кухни.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Полдня провели в постели морально разлагаясь, планировали выбраться на улицу погулять и что-то перекусить, но Антону позвонили. Минуту он слушал молча, сидя на краю кровати, глядя себе под ноги. Я пыталась выцепить хоть что-то из его выражения лица, но оно ничего не выражало. Тупой взгляд под ноги и никаких эмоций.

— Я разберусь. — сухо ответил он выслушав звонившего и сбросив вызов направился к шкафу.

— Что-то случилось? — я всё переживала за рокировку, идущую полным ходом в аптеках, и ждала, что оттуда что-то прилетит.

— Ну так. — Алиев бросил на меня мимолётный взгляд и стянув с вешалки белую рубашку быстро пробежался по кнопкам, застёгивая её, — Уехать придётся часика на три. Закажи что-нибудь сейчас себе поесть, и нам на ужин. Готовить запрещаю. — кивнул в сторону моей руки с изрезанным пальцем и быстро натянув брюки, уже на ходу вставляя ремень, вышел из спальни.

Я, недолго думая соскочила с кровати и пошла за ним, укутавшись в покрывало и прихватив носки. Антон пошёл в прихожую босой, что лишь добавляло к моим волнениям веса.

— Вот. Ты носки забыл. — протянула ему их, прикусывая губу.

Чисто на уровне инстинкта понимая, что не стоит его ни о чём спрашивать, как бы мне этого не хотелось.

— Там ещё сигареты на подоконнике, принеси. — попросил он, с отвлекающим поцелуем руки.

— Сейчас. — у-у-у.

Сигареты — это, вообще, плохо, и он же курил, когда я выперлась утром на кухню, что под весом счастья напрочь выветрилось у меня из головы.

— Вот. — вернувшись в прихожую, протянула дрожащей рукой пачку и зажигалку.

— Давай, не скучай. — чмокнул в губы быстро и наклонившись, уже на у́шко хрипло зашептал, — Ты пока меня нет, платье выбери, только настоящее, пышное и белое-белое. Хочу, чтобы ты на нашей свадьбе, как торт Бизе была. — засмеявшись, прикусил мочку уха и отстранив вышел за дверь.

Не поняв, шутит Антон насчёт Бизе или нет я на автомате заказала еду и открыв ноутбук, принялась искать этот торт в виде платья. Совершенно не представляя себя невестой, и уж тем более женой. Всё так быстро, внезапно и я о таком даже не мечтала, потому что где Антон и где я?

Я лопатила каталоги интернет-магазинов со свадебными платьями проглотив заказанный обед даже не поняв, что это было. Кажется, что-то мясное. Ближе к шести часам заказала ужин, как и просил Антон, сомневаясь, что он появится на этот ужин. Так и вышло. Уже наступила ночь, когда на телефон пришло короткое сообщение.

Ложись спать. Люблю.

Я вздохнула всё же с облегчением несмотря на это сообщение. Легче конкретно знать, что Антона ждать не стоит он не приедет, чем мучиться в неизвестности и муторном ожидании. Конечно, ждать Антона я не перестала, но знала, что не приедет, потому и заснула спокойней и быстрей так и не выбрав даже примерный вариант платья.

Среди ночи мой сон был потревожен холодным носом, уткнувшимся в шею, и тяжёлой рукой, лёгшей на живот. Это был Антон. Спокойный он быстро заснул, а я ещё недолго лежала и думала, убеждала себя в том, что он решил все проблемы раз от него не пахнет табаком, и он так мирно спит.

И действительно. С этой ночи всё было спокойно. Немцы, конечно, побились в судорогах, но в целом всё было мирно. Мы с Антоном подали заявление в загс, ходили вместе на УЗИ. Там ничего оба толком не увидели, кроме маленькой фасольки, но теперь это была Фасолька, а не Пузожитель. Мило и по-домашнему. До свадьбы оставалась неделя, а платья не было, и я выкроила день, когда Антон был в отъезде, чтобы всё решить.

— Тут не жмёт? — консультант по имени Михаил, неожиданно для такого места брутальный бородатый и в татуировках затянул корсет максимально комфортно, но платьем я была недовольна.

19
{"b":"700657","o":1}