ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я оставлю. Дождусь. — Игорь ушёл, а я спустила сына на землю присев на корточки придерживала рядом с собой.

Только в этот момент осознала, что тут сухо. Дождя нет. Весь город затянули непроглядные тучи, а над кладбищем холодный весенний свет и сухо. И опять к осознанию этого меня подвёл только сын.

Холодной леденяще — белой гравировкой по серому мрамору его имя, прочитала с жжением в глазах.

Алиев Антон Евгеньевич

Даты начала жизни и её конца.

Любим

Помним

Скорбим

Каждое слово как приговор. Лесенкой вниз…

На памятной плите не было фотографии, я не позволила. Мраморная плита перед могилой последнее место, где я хотела бы видеть его фото ведь оно весит над кроваткой нашего сына.

— Цеточки. — пока я топилась в своём горе, Ваня отошёл от меня и потянулся к венкам, я перехватила в последний момент.

Успела за секунду до…

Про себя, давя в себе истерику, прося у Антона прощения и обещая вернуться про себя позже, уходила унося на руках сына.

Плохая, глупая, идиотская идея привозить его сюда.

Когда вышла за ворота все уже разъехались. Во времени я терялась в последнее время часто. Мне казалось, что я меньше минуты пробыла с могилой мужа наедине не считая маленького Вани, а на самом деле дольше. Все успели разъехаться или просто торопились убраться поскорей. Один Игорь ждал, подъехав почти к воротам.

— Садитесь я довезу до ресторана. — он распахнул перед нами заднюю дверь.

— Поминки. — сказала устало, с пониманием, что не выдержу. — Нет. Я не могу. Я домой, Ванька спать скоро захочет. — бессовестно прикрылась ребёнком.

— Уверена? Нехорошо это. Что поду..

— Похер. — произнесла беззвучно, одними губами, потому что Ваня на руках, — Мне всё равно что и кто скажет. Я сама, дома, мне свидетели не нужны.

— Садитесь, отвезу домой. — Игорь кивнул в пригласительном жесте, я сделала шаг и осеклась.

— Мы на своей. — «мы» как огонёк зажигалки, еле теплящийся в этом ледяном форпосте, оглянулась убедиться, что я на машине сама приехала, и не брежу.

— В таком состоянии за руль? Не дури Агата. Садитесь. — Игорь был настойчив, но мои загоны непобедимы.

— Я нормально. Дорога отвлекает. — она действительно отвлекает, за спиной сын, его должна беречь и это понимание как плот среди океана держало от падения в ледяную бездну.

— Мама пути! — неожиданно Ваня сделал финт руками, выпрямился весь так, что скатился с моей руки на асфальт, я не смогла удержать.

Даже курточку одёрнуть не успела, как мой сын побежал обратно. Бежал он с раздирающими мою душу криками.

— Папа! Папа! — звонким, пронзительным голоском.

Как молотом по вискам, по ушам, по сердцу, каждый детский выкрик.

Я не успела себя казнить за то, что привезла сына на кладбище наивно полагая, что он мал и не поймёт ничего. Решить только успела, что он бежит к могиле своего отца. Но это было не так. Он бежал в сторону мужской компании из трёх человек движущихся к воротам ведущим на кладбище.

И облегчение, и напряжение бессознательное, почти безумное.

— Ваня стой! — опоздало я бросилась за сыном, но не успела догнать раньше, чем он врезался в одного из мужчин.

— Девушка! Ребёнка заберите! — один из мужчин одёрнул Ваню от мужчины, стоящего посередине…

Взгляд на лицо Антона и лёгкие с хрипом выбило из груди, а рухнувшая на меня темнота поглотила меньше чем за секунду…

Глава 2

За три года до…

— Такс… — на букве «с» Антон свистнул, — Заберём место у немцев.

— Уверен? Сколько денег потеряем с каждой точки и потом они за этот месяц вперёд проплатили. Как забрать? — вопрос подразумевал иное.

Кому отдать место под солнцем?

— Агата, это исключение из правила. За этот месяц раньше заплатили, зато до этого полгода тянули за яйца несчастного кота. Они у него уже отвалились. Наверное. Какой месяц с них постоянные затыки. Как только не поступит оплата в срок, не ждём, отдаём место ЗАО Электрогорский завод ЭКО что-то там, я тебе скину на почту.

— Бесплатно? — мои брови наверняка уползли на макушку от удивления, что развеселило Антона.

— Благотворительность. — пафосно произнёс Алиев, сделав взмах рукой, и с улыбкой добавил, — Поддержим отечественного производителя в воспитательных целях заграничного буржуя. — и уже серьёзно, — Запускай машину возмездия. — затем пауза на две секунды и вопрос, — Что вечером делаешь? — из выражения его лица невозможно было понять, какова цель интереса.

— Какое-то важное мероприятие планируешь? — моим нервным напряжением в этот момент можно было осветить два квартала, а то и три, если бы оно было способно выдавать ток.

— Агата, ну ё-моё! Кто ж на вопрос вопросом… Хотя да, можно и так сказать. Важное. — отвёл от меня серый взгляд, и начал что-то набирать на ноутбуке.

— В принципе я вечером свободна. Только мне надеть нечего я так в офисном. Соседка-истеричка снизу снова скандал закатила, звонила хозяйке и такого ей насочиняла. В общем, весь мой парадный гардероб теперь в коробках, а я сижу на чемоданах. Квартиру уже нашла, в выходные перееду. — пока объяснялась, на телефон пришло оповещение о входящем на почту.

Антон прислал данные производителя лекарств, которому я должна организовать зелёный свет во всех аптеках сети.

— Хм. Соседи хоть на этот раз адекватные? — усмехнулся Антон.

— Надеюсь. Я в обед ездила смотреть, все на работах. Но подъезд чистый, а это пятьдесят процентов успеха.

— Вообще, я хотел тебя в кино пригласить, — неуверенно произнёс, поднимая вновь на меня свой взгляд, — Пиццу? — спросил он, уже конкретно сверля меня глазами цвета маренго.

— Что? — шесть, теперь моим нервным напряжением можно было освятить сразу шесть кварталов, стало таким, что до боли в мышцах.

— Пиццу любишь? Можно суши ещё, лапша там или что любишь. — он откинулся на спинку кресла и прекратил пытку своим взглядом, устало прикрыв красивые глаза.

— Пицца маргарита и комедия будет идеальным сочетанием. — спокойно сказала, улыбнувшись легко, хотя внутри меня маленький дятел Вуди скакал и хохотал от нервов долбя своим жёлтым клювом мой воспалённый мозг.

— Отлично. Я зайду за тобой в шесть. — Антон вновь взглянул на меня уже с улыбкой.

Кажется, он позвал меня на свидание, что даже ему, уверенному и серьёзному мужчине, далось непросто.

— Я могу идти? — спросила, поднимаясь со стула на совершенно непослушные ноги.

— Иди Агата. — он отпустил, и я зашагала к выходу, не веря в происходящее.

Сам Алиев пригласил меня на свидание!

Наши дни

Темнота рухнула и поглотила мягко, безболезненно, но отпускала неохотно с отвратительным чувством страха перед неизвестным и с резким запахом нашатыря.

Я долго моргала, прежде чем поняла, где я и что вижу перед собой. Кого я вижу. Я лежала на заднем сидении большого внедорожника. Не моя машина и не Игоря. Двери с двух сторон были настежь раскрыты. У моей головы стоял какой-то тип и совал мне вонючую ватку в нос, хотя я уже пришла в себя и несколько раз успела отмахнуться. Но он упрямый, не сдавался, словно решил мне её скормить.

— Илья хватит! — раздалось у моих ног, торчащих с другой стороны.

Больше я эту нашатырную ватку не видела и не нюхала. Там, с другой стороны, стояли остальные. Все, кого я видела перед тем, как рухнуть в темноту, и этот голос… Он был совсем не тот… Но сам человек был похож, очень, настолько, что даже Ваня принял его за папу, но голос другой, и если смотреть прямо в лицо, а не со стороны была видна разница в возрасте и глаза светлей. Неразличимая для Вани разница, он спокойно сидел у него на руках принимая за папу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Ты не Антон… — произнесла вслух свои умозаключения, и закашлявшись, я с трудом села.

— Агата, ты как? Я отвезу вас домой! — Игорь попытался забрать Ваню у человека невероятно похожего на Антона.

2
{"b":"700657","o":1}