ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет не жмёт, мне просто оно не нравится. Есть что-то без этих вязок? Это долго и неудобно. — в первую очередь я думала об Антоне.

Ему же с меня это всё снимать, а он терпеть такое не может. Да и мне помогать с платьем в день свадьбы некому. У меня нет в подружках брутального Мишки в татухах.

— Есть несколько вариантов на потайном замке, также с крючками и пуговицы. Какой вам больше подходит?

— Давайте посмотрим с крючками. — замок казался крайне ненадёжным, а пуговицы хуже крючков и придумать нечего, если их два десятка.

— Хорошо. Вы пока проходите в раздевалку и снимайте это платье, я принесу варианты. Аня помоги Агате Ивановне.

С помощницей мы ушли переодевать меня в другое платье и через пятнадцать минут я стояла у огромного зеркала и смотрела на себя невесту. В этот момент впервые осознав по-настоящему, что стану женой. У нас с Антоном будет ребёнок и настоящая семья, для которой я пойду на всё, чтобы не получилось, как у моей мамы. Мой ребёнок не будет жить в том аду, что пережила я в детстве. Эти безмолвные клятвы я дала самой себе, глядя в зеркало. Что бы ни случилось, как бы жизнь не повернулась никто не станет для меня важней, чем счастье моего сына или дочери. За это ручалась взрослая счастливая женщина, но говорил в ней забитая и несчастная девочка.

— Как вам этот вариант? — поинтересовался Михаил, придирчиво осматривая подол, поправляя его ежесекундно.

Я огляделась. Консультант Анна не врала. Платье действительно было прекрасно и шло мне.

— Я на торт Бизе похожа? — спросила с лёгкой улыбкой, но мужчина смутился, не зная, что ответить.

— Да. — вымученно выдавил из себя, не понимая, плохо это или хорошо.

Как бы там ни было, платье мне нравилось.

— Тогда я его покупаю. — крутанулась вокруг оси, радуясь красоте пышной юбки.

— Отличный выбор! Сейчас подберём вам к нему фату и туфли. — засуетился консультант счастливый от правильности своего ответа.

— Фату не хочу! — заявила капризно, зная что могу, глупость, но хотелось немного повредничать, — А вот туфли да. Высокий каблук, тридцать шестой размер.

— Отлично! Как раз много новинок на вашу миниатюрную ножку.

С туфлями было покончено ещё быстрей, чем с платьем, подошла классика. Просто кожа без какой-либо отделки, которую всё равно не видно под пышным подолом в пол.

Расплатилась, и оформив доставку, вышла на улицу с телефоном в руке. Так наметила про себя, что матери я позвоню после того, как куплю платье. Хотела ли я видеть её на свадьбе? Скорей да чем нет. Но я знала, что она одна не пойдёт, а отчима я видеть в этот день не хотела. Никогда не хотела и тем более в этот день.

Набрав её номер, я прошлась по улице до небольшого островка с лавочками. Присела и меня сразу зазнобило от холода. Я огляделась и быстро встав со скамейки пошла в кафе напротив. В положении задницу морозить на холодных лавках скотство.

Мама ответила не сразу, но настороженно спросила о причинах моего звонка. Так уж повелось, что ей я сама звонила нечасто…Вообще не звонила.

— Всё хорошо, я по делу звоню.

— Что-то случилось? — спросила мама ещё раз, хотя я ей уже сказала что всё окей.

— Мама я замуж выхожу и хотела бы тебя пригласить.

— Ты хочешь сказать нас? — нотки власти в мамином голосе взбесили меня.

Неужели она думает, что ради неё, ради её присутствия на моей свадьбе я стану терпеть отчима, что портил мне жизнь?!

— Нет мама. Я не жду твоего муженька в этот счастливый для меня день, и ты прекрасно знаешь почему. — от крика меня сдерживали посетители кафе среди которых были дети.

— Тогда я не приду, а ты бессовестная! Он вырастил тебя как родную дочь!

Дальше этот бред я слушать не могла и не хотела, просто сбросила вызов. В груди неприятно зажгло место шрама, куда отчим однажды забил гвоздь. Это в понимании мамы значило вырастить как родную дочь. Не убил и славно.

Я заказала чай и торт, хотелось сладкого, которого в детстве я тоже не получала. Отчим тратил все свободные деньги на выпивку, от его и маминой зарплаты оставалось ровно столько сколько нужно было для того, чтобы выжить. И сейчас я ела торт большими кусками давя в себе желание плакать мыслью, что мой ребёнок никогда не узнает сколько стоит самое дешёвое мороженое в бутылках.

Как бы я ни храбрилась, но в итоге ни покупка платья, ни тот вкуснейший торт не смогли реанимировать моё настроение, что, конечно же, не скрылось от Антона. Я на кухне наливала кипяток по чашкам с крупным листом чая, когда мой бедующий супруг появился в проходе и спросил;

— Что нос повесила фасолькина мать? — его голос хоть и звучал приглушённо, но я отчётливо услышала смешок.

Веселье, не отменяющее тревожной заботы. Посмотрела на него, взгляд Антона был более чем серьёзен, готовый докопаться до истины. Я в принципе и не думала скрывать от него инцидент с мамой, но если бы он не спросил, промолчала бы. Мне даже не нужно учиться дозировать всё, что происходит я и так это умею, но Антону я могла бы всё рассказать, если бы нежелание превращать его в собственную жилетку.

— Маме звонила. — поставила чашки на стол, вазу с печеньем и Антон сразу подошёл к стулу, сел на ближний ко мне стул, зажав мою ногу коленями, всё не сводя с меня взгляда.

— На свадьбу не придёт? — холодно поинтересовался, так что я даже и не сомневалась, что он бы был этому рад.

— Ты же знаешь. Она без отчима она не придёт. — обсуждали уже это с Антоном, и он прекрасно знал всю сумасшедшую ситуацию в моей ненормальной семейке.

Я села рядом вплотную, моя нога так и осталась зажатой Антоном. Взял меня за руку, спрятав её между ладоней.

— А ты хочешь, чтобы она пришла? — не целовал руку как обычно, чтобы не прерывать взгляда.

— Хочу. Маму я видеть хочу. — за весь день обдумав свой звонок и наш с ней разговор я это осознала на сто процентов.

Пусть я обманусь, что ей это важно, но я хочу видеть её за праздничным столом и даже хочу слышать от неё поздравление.

— Значит, она будет. Телефон мне её скинь, я сам с ней поговорю. — беззаботно решил мою проблему на словах.

— Ты?! — я засмеялась, — Вы даже незнакомы, сомневаюсь, что она станет тебя слушать. — что ей Антон такого скажет, чего я, родная дочь сказать не смогла, чтобы убедить прийти ко мне на свадьбу без отчима-садиста.

— Чай пей, а то рука холодная как ледышка. — Антон поцеловал всё же мою ладонь и отпустив вручил печенье нахально подмигнув.

— Это безнадёжно. Плевать. — махнула рукой, со слабой надеждой, что он её убедит.

Глава 12

Три года назад…

После этого разговора я дала Антону телефон матери и забыла о его обещании. Мама не звонила и не интересовалась, вообще, ничем, не пыталась даже убедить меня на её визит с отчимом под ручку. А я просто замоталась в организации праздника, фотограф, ресторан и с Антоном мы к этому разговору не возвращались. Когда наступил день свадьбы и я уже находилась в комнате невесты в здании дворца бракосочетания в дверь постучали. Фотограф уже сделал сотню снимков меня-невесты, и я была уверенна, что это Антон решил заглянуть ко мне за несколько минут до того, как мы станем законными супругами.

— Входи. — разрешила смеясь, и была шокирована, когда в приоткрывшуюся дверь заглянула мама.

— Здравствуй, доченька. — одной рукой она прижимала к животу букет молочных роз с сочными миртовыми стеблями, другой робко приглаживала волосы на виске.

У неё была новая стрижка и она словно смущалась, переживая, понравится ли мне её идеальное светло-русое каре вместо небрежно раскиданных по плечам каштановых волос.

— Ты одна? — как бы мне ни хотелось броситься в её объятия, волновал один лишь вопрос и что, если нет?

Праздник будет испорчен окончательно.

— Одна, я одна. Можно я войду? — мама так и стояла на пороге, не решаясь зайти.

20
{"b":"700657","o":1}