ЛитМир - Электронная Библиотека

— На бутылку хорошего коньяка.

— Идёт. — Антон крепко схватил руку врача и обратился ко мне, — Разбей.

Как в детском садике. Поднявшись с кушетки, ударила ребром ладони по крепко сцепленным рукам, и они разошлись, довольные заключением спора.

— Часто выигрываете? — спросил муж, прижимая меня к себе.

— Никогда не проигрываю молодые люди. Но это чутьё! Аппаратура тут совершенно ни при чём, иной раз бывает по всему девка, но я-то вижу, что пацан. А спор, это всего лишь способ узнать прав ли я оказался, не сдаю ли с возрастом. Вот вы, например, уже точно явитесь или с бутылкой, или за бутылкой. Так и узнаю прав я или неправ.

— Хитро.

— А то!

Антон довольный на все сто процентов протянул Кириллу Олеговичу руку ещё раз уже для рукопожатия, и после мы вышли за дверь кабинета спокойные, но не на все сто процентов.

Глава 15

Три года назад…

Хоть Кирилл Олегович и убедил нас, что никаких отклонений в развитии плода нет, Антон всё равно не успокоился.

— Давай сразу к генетику сгоняем. — высказал муж свои планы, когда открывал для меня дверь с пассажирской стороны.

— Суббота. — напомнила я.

— И что? Я оплачу консультацию. — Антон даже ногой дёрнул, почти что топнул.

— Он по полису бесплатно консультирует. Выходной у генетика, я записалась на вечер среды, в шесть консультация.

— Ну ничего, перезапишет нас на сегодня. Телефон же есть? — Антон буквально затолкал меня в машину и захлопнул дверь, так что возразить я ему смогла, лишь когда он сел за руль.

— Антон, этот анализ ещё делают, он не готов, и вообще, мне сказали, что если что-то будет не так, то позвонят. Отвези меня к маме, пожалуйста, ты обещал. — я потянулась на заднее сидение за пакетом с фотками, стараясь думать о хорошем.

— Ладно. — буркнул Алиев над самым ухом.

— Всё хорошо, Кирилл Олегович же сказал.

— Да, ты права. Так ты ему веришь? — Антон завёл машину и плавно выехал с парковки перинатального центра.

— Да, а у тебя есть повод сомневаться? — я не поняла, что муж спрашивает меня вовсе о другом.

— Так если бы не знал, что рано для определения пола, подумал бы что он жулик.

— А-а-а…так ты про пол ребёнка? Не знаю, я думаю, что он наудачу спорит.

— Вот и я.

— А кого ты хочешь? Мальчика или девочку? — старалась направить разговор в более мирное русло и забыть до среды про возможные последствия от приёма некачественных противозачаточных.

Если всё совсем плохо, то исправить будет невозможно, а если всё хорошо, то мои нервы лишь навредят малышу.

— Вообще, если бы ты так к маме не хотела, то я бы от тебя не отказался… — Антон окинул меня многообещающим взглядом и схватил за бедро, максимально сжав пальцы, резко наклонившись поцеловал.

— Антон! За дорогой следи! Только машину отремонтировал, снова хочешь в аварию попасть?! — стукнула даже похотливого мужа в плечо.

— Я соскучился, что я сделать могу? Хрен стоит — башка не варит! — заявил супруг подмигнув мне и сосредоточился на дороге.

Пока мы добирались до мамы я успела позвонить ей и договориться что приеду. Она сначала не особо-то была рада моему визиту, пока я не сказала что привезу фотографии.

— Телефон при себе держи, мой номер у тебя в быстром наборе под цифрой один. — неохотно отпуская меня, сообщил муж.

— Даже так? — я удивилась, ведь уже ездила к маме, да он сидел в машине и ждал меня, но не до такой паранойи.

— Что? Я теперь вдвойне переживаю. — Антон кивнул на мой живот.

— Всё будет хорошо, отчима дома нет.

Муж кивнул хмурясь, и я пошла к подъезду. Ещё не дойдя до квартиры, почувствовала аромат блинчиков. Сомнений что это мама напекла у меня не было, и я уже ощущала во рту их вкус, с малиновым вареньем. М-м-м. Радостно нажала кнопку звонка и дверь быстро открылась, меня мама ждала не потому, что я с деньгами к ней пришла. Это вселяло небольшую надежду что всё наладится в наших отношениях.

— Привет. — на радостях обняла маму и поцеловала, вручив фотографии.

— Привет. Проходи на кухню, я там блинов напекла, чаю попьём…

Мама надела очки, вытащив фотографии, потом сняла, она нервничала, руки подрагивали.

— Пойдём на кухню, чего ты? Тут стоя в коридоре смотреть будешь? — удивилась маминому поведению, хотя пора бы и привыкнуть к её крайностям.

— Ага. Ну надо же… — мама медленно зашагала за мной, поднося к глазам одну из фотографий.

— Хорошая да? Ты тут такая красивая. Тебе давно надо было причёску сменить.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Знаешь, я тебе не верила. — сев на стул заявила мама.

— Во что не верила? — я уже стянула блин с тарелки и замерла с ним в руках.

— Когда ты пришла к нам вся такая радостная и начала вспоминать про свадьбу, про то, как мы с тобой танцевали, про голубей… Я не поверила тебе, я ведь не могла забыть этого, а я ничего не помню…

— Почему не поверила? — я так растерялась с маминых слов, что задала, как мне позже казалось глупый вопрос.

— Я не могла забыть… — мама начала судорожно пересматривать фотографии.

Небрежно бросила блин на тарелку и кинулась к кувшину с водой.

— Так, успокойся, вот выпей.

Мама отложила фотографии и не отводя от стопки взгляда выпила воду.

— Расскажи всё по порядку, что ты помнишь? — я присела на корточки прямо перед мамиными коленями и посмотрела на её бледное лицо.

Хотелось поддержать и всё выяснить, чем-то помочь. Сразу мысль о врачах и обследовании в голове закрутилась, ведь провалы в памяти — это часто признак болезни. Только я не торопилась это озвучивать.

— Я не помню. — раздражённо, плачущим голосом ответила мама.

— С какого момента не помнишь? — мне было сложно выуживать из мамы слова, но и оставить это просто так я не могла.

— Я проснулась утром, как обычно, поставила чайник, умылась, а потом позвонили. Это была девушка с почты, заказное письмо. — мама с трудом, но вспоминала.

— Что за письмо? — казалось, что это важно.

— Я не помню, что там было написано. Какая-то открытка, я её открыла и больше я ничего не помню. — мама смотрела на меня пустым взглядом, в котором не было даже страха, просто пустота в помутневших от возраста глазах.

— А потом? Что было потом? После свадьбы ты что-то помнишь? А где это письмо? Где открытка? — вопросов было так много что я не могла остановиться их задавать.

— Я не знаю где это письмо и открытка, я искала и не нашла! А не помню я только твоей свадьбы, как причёску эту и маникюр делала тоже. Потому и не верила я тебе, думала, что ты меня специально обманываешь! Дуру из меня делаешь! Лёня сказал, что ты опоила меня чем-то и в психушку хочешь сдать, признав больной, и квартиру забрать! Вот так то! — к маме вернулся её склочный голос и она смахнула мои ладони со своих колен.

— Ну ты вообще! — всё чего я добилась в своём желании помочь маме, так это очередной оплеухи от неё же.

— Что? Не ожидала, что тебя так быстро раскусят? — мама прищурилась, действительно полагая, что я способна на такое.

— Знаешь, мама, Антон был прав, ты неадекватная. Лечись! — я схватила с тарелки стопку блинов и выскочила в коридор.

Наспех сунула ноги в ботинки, сумку на плечо, и накинув куртку, выскочила из квартиры. Вспомнила о фотках уже на улице, но флэшка с оригиналами была у меня, так что я быстро зашагала к машине Антона, набивая рот блинами.

— Всё хорошо? — Антон заметил даже невзирая на мою попытку скрыть.

— Угу. — пробубнила набитым ртом, но глаза-то слезились, выдавая очевидное.

— Хорошо.

Он понимающе оставил меня в покое, не ковыряя нутро. Так похоже на меня, когда я не лезу в его душу, понимая, что ему это не нужно. И мы вернулись домой. Я ушла поспать, вымотанная эмоциями дня, Антон же остался в гостиной с ноутбуком, сославшись на нужду поработать. Ближе к вечеру придя в себя и разложив всё по полкам в своей голове я пришла к мужу.

28
{"b":"700657","o":1}