ЛитМир - Электронная Библиотека

Это совершенно точно была отсылка к её утренней реплике о моём уме. Ну что ж, я никогда не была сильна в шарадах и ребусы терпеть не могла. Не хочет говорить прямо что ей от меня нужно, то так тому и быть.

— Значит не судьба. — легко развернулась и пошла в дом, где уже, оказывается, были остальные гости.

Нина с двойняшками Костей и Мишей, и Таня, мама Ваниной подруги Алёны. Она приехала с супругом Алексеем и Евгений сразу нашёл о чём с ним побеседовать. Увёл его в сторонку от женской половины. Мы же мамочками сели на диван возле детей, потрошащих на ковре подарки. Ваня не жадничал, мне казалось он вовсе не понял, что это в его честь и всё ему.

Потом был аниматор, шоу мыльных пузырей под аккомпанемент визжащих от восторга детей, ужин и торт. Всё это придумал Женя, я лишь соглашалась с его предложениями и разве что следила за качеством.

Алина после всего что сказала мне за день так и уехала в аэропорт не попрощавшись. Даже Ваньку не обняла перед отъездом. Гости разъехались, и уложив счастливого сына спать, я решила выпить ещё бокал вина, предавшись назойливым воспоминаниям. Они просились, некогда счастливые, но сейчас причиняли лишь боль. Как уже стало обычным, тупая жалость, что не вернуть, не повторить. Прошлое так же мёртво, как и Антон.

На кухне нашла половину бутылки уже красного вина, его пила за ужином Алина. Не найдя бокалов сразу, налила вино в высокий стакан и прошла в гостиную, где ещё тихо звучала музыка. Долго одной побыть не получилось ко мне подошёл Евгений рассекая плечами ворох ленточек от парящих под потолком шариков.

— Потанцуем. — он взял меня под руку за секунды до моего согласия.

Я только успела поставить стакан на столик и кивнуть соглашаясь, а его тонкие музыкальные пальцы уже коснулись моей кожи. Такова была и манера Антона. Делать то, что считал нужным не спрашивая, ставя перед фактом. И Евгений сам того не зная напомнил мне Антона вот уже в который раз. Мы кружились в медленном танце, а я всё с большим энтузиазмом искала в Женином лице любимые глазу черты и с лёгкостью находила. Родинка на том же месте справа у носа, форма бровей, цвет волос и наверняка такие же на ощупь… Этих похожих черт стало так много, что даже не пришлось особенно напрягать воображение, чтобы представить вместо Жени Антона. В какой-то момент я перестала бросать лишь взгляды на шею, брови, глаза и губы, я просто пристально смотрела на Женино лицо, видя в нём Антона. Евгений же расценил это по-своему и осторожно поцеловал меня в губы…а я… Я отключила разум и поддавшись воображению ответила только совершенно не тому, кто целовал. Я и не сравнивала вовсе, просто поддавшись теплу, нежно разливающемуся по телу, представляла, что это мой погибший муж меня целует.

Танец уже не имел смысла. Музыки никто не слышал, и мы вовсе сбились с ритма. Потеряв ориентир, шагали куда придётся на автомате и врезались в стену, не прервав внезапного поцелуя.

И Женя, поняв, что я отвечаю начал целовать по-другому, без осторожности с жадностью, прижимая меня к стене всё сильнее. Я закрыла глаза и всё пришло само…они же очень похожи… Всё стало явью… Прикусив губу, пальцами потянулась к пуговицам его рубашки, запнулась именно на этом. Пожалуй, единственное что портило момент самообмана… Антон не любил, не носил он рубашки с пуговицами, всегда только на кнопках… Первая пуговица далась легче, вторую я расстегнула с трудом, третью трогать не стала, потому что не кнопка… Вернув руки на Женины плечи, поцеловала его глубже сама в попытке вернуть тот туман в голову позволяющий почувствовать себя словно в объятьях Антона.

Я не могла найти покоя и места рукам. Прошлась по волосам, ощущая пальцами их мягкость. Прервала поцелуй на секунду, сделав неуверенный шаг назад, но тут же десять вперёд, ныряя в пропасть сразу, не мучая себя долгими попытками решиться. Вытащила Женину рубашку из брюк и всё же расстегнула оставшиеся пуговицы под шум восстанавливающегося дыхания. Обняла его и снова вернулась к губам, чтобы обмануться схожестью поцелуя, поймать мираж и прижалась грудью с сердцем навылет уже к Антону.

Это был Женя, но не Женя. Не он расстегнул молнию на платье и стащил его с плеч, оголив грудь, оставив меня почти по пояс обнажённой. Это не он провёл ладонями по разгорячённой коже и ни его я поцеловала в шею, отчаянно проводя кончиком языком до уха. Ни к нему я прижалась своей грудью, ни его руки лежали на моей талии. Ни он резко развернул меня спиной к себе…

Всё в моём воображении делал Антон…

Он поцеловал меня в шею, откинув волосы в другую сторону, прижимаясь эрекцией в районе копчика. Антон намотал мои волосы на руку и настойчиво потянул за них, заставляя откинуть голову ему на плечо. Антон медленно отпустил волосы и прижал к себе. Одна рука на животе другой сжал грудь затем сосок меж пальцев до приятной тягучей боли, отдающейся внизу живота желанием, чтобы побыстрее вошёл в меня…

— Пойдём в спальню. — немного другой голос ничего не портит, потому что я уже словила кайф от этой игры и хочу продолжения не в силах остановиться.

— Идём… — голос мой прозвучал тихо, и я хотела повторить, но Женя обнял меня позади, и мы уже двинулись в сторону его спальни.

В комнате горел свет, но я на это не обратила внимания, мне не мешало. Всё ещё, казалось, что это Антон подвёл и наклонил меня, и я облокотилась руками о кровать, прогибая спину. Провёл кончиками пальцев по спине от лопаток до подола платья и задрал его, собирая поясом на талии. Звякнула пряжка ремня, затем молния и пальцы потянули нижнее бельё в сторону. Он коснулся своим членом поглаживая меня им, проверяя, готова ли я… А я уже давно готова… И вот…Одну руку он положил мне между лопаток, заставив лечь грудью на постель, коленом развёл мне ноги шире и медленно вошёл в меня…Эмоции разрывают на части нутро, это сладко и горько в один момент, это приятно до дрожи и секундой позже невыносимо больно от воспоминаний, как было… Лёгкая дрожь пробежала по моему телу, а по щекам покатились слёзы… И он стал насаживать меня быстрее, поддерживая за бёдра…Это было дико и безумно, а я была близка к оргазму и всё оборвалось…

Женя толкнул меня на кровать и повернул лицом к себе…После этого как бы я ни старалась представить себе на его месте Антона у меня ничего не выходило. Женя же лишь ускорился и стал входить в меня резко и очень глубоко, так, что я чувствовала лишь отрезвляющую боль…

Хотела уйти, как только всё это безрассудство закончилось. Сбежать в детскую, спрятавшись там от случившегося сгорая от дикого стыда.

— Я пойду. — вскочила с кровати, одномоментно одёргивая и натягивая платье чтобы прикрыться.

— Я так не думаю. — спокойно произнёс Женя и быстро дотянулся до моей руки, мягко потянул на себя.

Не могла сопротивляться ему, доверилась, позволила заключить в объятиях, словно поплыла по его течению. Слёзы по щекам скатывались уже не переставая. Со страхом мысли о том, сколько стоят те минуты согревающего душу самообмана. Казалось, цена ему разорванная в клочья душа и новые нескончаемые слёзы.

— Не стоит. — Женя уложил меня рядом, накрыв краем покрывала. — Будет легче Агата, будет… — успокаивал своим тихим голосом.

Он сам до сих пор обнажённый лёг выше, облокотился склонившись надо мной, и принялся утирать слёзы. Не знаю сколько времени прошло вот так, но я действительно успокоилась. Горькие мысли стали призрачной дымкой, и чувство усталости их побороло. Но даже сквозь чуткий сон ощущала Женину руку на спине. Как обнял, так и пролежал со мной всю ночь, получив право на уже непоколебимое доверие.

Женя этой ночью окончательно разделил мою жизнь на до и после. Точка была поставлена и началась новая жизнь. Счастливая настолько, насколько я могла её таковой сделать. Само не придёт, нужно шагать вперёд и подальше от прошлого.

Глава 18

Четыре месяца спустя…

34
{"b":"700657","o":1}