ЛитМир - Электронная Библиотека

Весенняя Прага такая сказочно красивая и тёплая. Хотелось любоваться и дышать ею все две недели именно в свете невероятного заката. Всегда думала, что подобные цвета на фотографиях всего лишь дело рук мастеров фотошопа, а не творенье природы. Но рваные облака действительно плыли по небу фиалкового цвета.

— Агата… — тихо меня окликнул Женя и я нехотя ушла с балкончика гостиничного номера, утешая себя мыслью о целых двух неделях.

— Умаялся. Спит и до утра похоже. Чаю? А ужин чуть позже в номер закажем. — он поймал меня в объятья и хотел заглянуть в глаза.

Посмотрела с честной улыбкой в ласковую серость глаз, а потом повисла на Жениной шее, утыкаясь носом в ключицу, наполовину скрытую под горловиной футболки.

В начале наших отношений я спокойно смотрела ему в глаза, но сейчас было всё сложней и сложней это делать. Непонятное смущение заставляло отводить взгляд, прятаться лицом в его шею. Вместе с появлением этой странной неловкости давно пропало желание вообразить рядом Антона. Чувства к Алиеву, казавшиеся неистребимыми несмотря ни на что, верно угасли. Притупилась и боль от воспоминаний, да и на сами воспоминания времени практически не оставалось. Женя с Ваней заняли всё пространство вокруг меня и их любовь рождала желание отвечать лишь взаимностью, забыв про горечь прошлого.

— Что к чаю? — игриво поинтересовалась, радуясь этой поездке и всему происходящему.

Даже тому что к чаю всегда было что-то особенное. Женя умел удивлять новыми вкусами и это было непросто чаепитие, а целый ритуал, открытие чего-то нового. Шоколад с перцем или яблоко в шоколаде, даже солёная карамель. Вроде и просто, но не для меня.

— На этот раз ничего особенного. Вишнёвый мармелад в шоколаде. — Женя с ноткой грусти ответил, словно расстроен что на этот раз удевить не вышло.

— Хочу! Хочу! — отпустив Женю, я радостно захлопала в ладоши ища взглядом бумажный пакет.

На этот мармелад нарвалась я сама и совершенно случайно в магазинчике аэропорта, когда летали по Жениным делам на несколько дней в Тунис. Среди разнообразных конфет он оказался для меня самым вкусным. Если не остановить я съем всё. Уже дошло до покупки этого лакомства килограммами, потому что продавался он не везде.

— Сладкоежка. — Женя довольный моей радостью выдал мне знакомый пакетик с вишнёвым лакомством.

Несколько шариков шоколадно-розового цвета я отправила в рот сразу, блаженствуя от идеального для меня сочетания вкуса и текстуры.

— Наливай чай, посидим на балкончике? — спросила оглянувшись.

За окном небо ещё было затянуто фиалковой вуалью уходящего света, хотела совместить два приятных момента и разделить их с Женей.

— Как пожелаешь. — согласился он и вновь поймал меня в объятия, целуя в губы, вылавливая языком сладкие кусочки мармеладной конфеты.

— М-м-м. Чай! А то закат уходит. — вырвалась из Жениных рук со смехом, иначе не дойдёт и до чая.

— Да. — с довольной улыбкой он всё же нехотя отошёл в зону кухни наливать чай.

Я хотела вернуться на балкончик, но неожиданно зазвонил мой телефон. Уже больше полугода на него почти не звонили. По пальцам двух рук пересчитать сколько раз мне звонила мама, я и подумала на неё, но на этот раз на экране высветилось «Игорь».

Это было для меня сейчас из ряда вон, так как от него поступали лишь деньги, которые мне были даже не нужны. Женя обеспечивал нас с Ваней всем что нужно и нет. Баловал. Я бы с радостью отказалась от тех редких упоминаний про Антона, но Игорь никак не шёл на контакт.

Сейчас его звонок встревожил меня, и я не решалась принять вызов, только звук отключила. Но Женя всё равно уже услышал звонок.

— Кто там? — ревниво поинтересовался, в том, что он жуткий собственник я убедилась почти сразу после нашей первой ночи.

Илья и Шурик исчезли с виллы, как будто их и не было и водителем теперь была женщина Верника. Русская, но абсолютно необщительная, исполняющая лишь роль водителя. Её интересовал лишь маршрут, ещё можно было добиться от неё стандартного приветствия. На этом всё! И сейчас Женя меня не удивил.

— Мама. Потом перезвоню ей. — отключила телефон вовсе и всё же вышла на балкон.

Закат был окончательно упущен, настроение подорвано неожиданным звонком.

Пугающим.

Неожиданный звонок Игоря после столь длительного молчания выбил меня из равновесия. Никак не могла перестать нервничать, а Женя очень проницателен не смог этого не заметить.

— Не мама же звонила, верно? — спросил он уже за ужином, склонив голову чуть набок и легко улыбнулся.

Я уже могла предугадать его действия. Знала, что возьмёт за руку и этот жест вызовет во мне желание довериться в очередной раз. Меня даже пугала порой такая особенность Жениных прикосновений, но сопротивляться им я не могла.

Коснулся запястья, окутав родным и уютным теплом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Нет. Это Игорь звонил. — поспешно призналась с уверенностью, что Женя мне поможет в этом деле разобраться.

Расставит всё по полочкам, даст дельный совет, защитит в конце концов. Что я и Ваня нуждаемся в последнем сегодня ощущалось особенно остро.

— Наконец-то. — радостно произнёс Женя, и потянулся за стаканом воды, вино пила только я и мы выпили каждый своё синхронно.

— Ты ждал его звонка? — удивилась, ведь разговоров о том, что Игорь ведёт все дела в Москве Евгений не поднимал.

— Конечно. Ты, возможно, не в курсе, но ты должна успеть вступить в права наследования. Скоро полгода… — Женя не стал договаривать, да и радость с его лица сошла вовсе.

Всякое упоминание об Алиеве делало его недовольным, чувствовалась ревность и нежелание привязывать меня к этому прошлому. Я много раз замечала, как он недовольно поджимает губы при регистрации на самолёт или в гостинице. Моя и Ванина фамилия портила ему настроение. Он хоть и не показывал этого явно, молчал, но я всё равно замечала его внутренний протест. Замечала и отмечала, что даже готова на смену фамилии и плевать было что другие скажут. Только вот Женя не предлагал, а лишь молча раздражался.

— Когда я уезжала, я подписала много документов. Доверенности. Он наверняка всё оформил. Не верю, что он ради этого звонит. Я не хотела портить вечер, поэтому скинула и тебе не сказала, что Игорь. — была максимально откровенна с Женей, знала, что он спасёт и этот вечер.

Он это умеет, как волшебник пленяющий разум.

— Агата, чтобы вы с Ваней смогли вступить в права наследования, нотариусу нужны оригиналы ваших документов и подпись твоей рукой. Придётся позвонить Игорю и отменить отпуск. Надо лететь в Москву. — Женя спокойным, ласкающим голосом прояснил ситуацию, поглаживая подушечкой большого пальца моё запястье.

Всё в этом прикосновении растворилось и стало таким малозначимым, что я даже не пожалела о закатах, которые придётся пропустить. Не удержалась на своём месте, пересела к Жене на колени, радуясь его довольной улыбке.

— Ты полетишь с нами? — обняла его за шею, глядя в серые глаза с нескрываемой надеждой.

Чувство неопределённой тревоги заставляло лишь крепче прижиматься к Жениной груди, положив голову на крепкое плечо.

— Прости солнце, не получится. Не хотел тебе говорить, я тут не только для отдыха. Есть кое-какие дела, не смогу их отложить. Но, я позвоню Илье, он вас с Ваней встретит и поможет. Ты дрожишь. — заметил он, успокаивающе поглаживая меня по спине, — Боишься? — спросил, почти шепча на ухо, затем легонько поцеловал висок…

Так было уютно от этого маленького жеста, что и признаваться в своём глупом страхе не хотелось.

— Чуть-чуть. Не хочу туда ехать.

— Всё будет хорошо. Думаю, что наш ужин закончен. Пошло, но время десерта. — смеясь, Женя заставил меня встать, и сам поднялся с места, чтобы подхватить меня на руки и унести в спальню.

Эта ночь была полна необыкновенной нежности, топящей в заботе все дурные мысли. Опьяняющая и оглушающая незримый глас дурного предчувствия. Я была словно в земном Раю, позабыв на эту ночь, что Ад на земле тоже существует…

35
{"b":"700657","o":1}