ЛитМир - Электронная Библиотека

Больше спрятаться здесь было негде, до колонны далеко, и несмотря на открытую дверь авто в салон я не полезла. Под автомобилем мне казалось безопасней всего. Никто же, лёжа не стреляет, в Роя пуля явно прилетела с точки повыше, да и нырнуть незаметно под машину мне было проще, чем лезть в салон. Всё это в моей голове пронеслось за две секунды. Адреналин в крови работал как надо, и я соображала очень хорошо, с одной лишь целью.

Выжить.

Привлекать внимание я не хотела и у меня всё получилось. Пока Влад корчился на руинах от боли, а другие искали стрелявшего, я допятилась до джипа, и медленно опустившись на колени, легла на грудь. Всего лишь метр в сторону проползла и замерла под машиной, источающей тепло.

Теперь сердце замерло и едва билось, хотя должно было быть наоборот. Я не смотрела за Роем боясь встретиться с ним взглядом, следила только за мельтешащими ботинками и столько, насколько хватило духа. Но страх сделал своё дело. Уткнувшись лбом в грязный бетон, я не хотела понимать и осознавать тот момент, когда кто-то хватится меня, и начав искать, найдут. Беззвучно плача, вспоминала сына и бесконечно жалела, что послушав Женю, вернулась в Москву. Я уже думала, что больше не увижу Ваню, не почувствую его объятий, не услышу, как назовёт мамой. Спрятаться под машиной стоило только ради этих минут на воспоминания. Первые улыбки, первый зуб, первые шаги, первое слово мама… И умирать на самом деле не страшно, страшно, что не успеешь вспомнить самые счастливые моменты в своей жизни.

Сначала были какие-то крики, пока нечеловеческий визг не перекрывал шум начавшейся внезапно стрельбы. Я вдавила ладони в уши, чтобы не слышать, но всё равно слышала. Лежала на грязном бетоне под машиной и уже не думала о своей жизни о прошлом ничего не пролетало перед глазами. Страх бессмысленный тупой животный без понимания за что он. За жизнь? Я в этом аду с ней попрощалась моментально.

Всё стремительно происходило и с того момента, как я спряталась под машиной прошло немного времени, а всё уже закончилось. Стало тихо настолько, что ладони помогали не слышать ничего. Я на секунду подняла голову, чтобы оценить обстановку и увидела лишь столб пыли и удаляющийся лексус, под которым пряталась. Второй машины уже не было и никого не было кроме двух луж крови. От страха я сама стала как кусок бетона. Лежала и тряслась на грязи несколько минут в ожидании, что за мной вернутся.

Не вернулись, не пришли и не забрали.

Я с трудом поднялась, тело словно не моё вовсе. А оглядевшись пошла в обратную сторону. Туда, где заезжали. В голове просто было пусто я лишь дышала и думала, осознавала, что я дышу. С неверием, и тихо подступающей истерикой. Каблуки то и дело попадали под бетонную крошку почти разрушенного здания, я оступалась, но шла дальше, не обращая внимания на боль в ногах.

Остановилась только когда ангар закончился. Возле стены рос куст, неопавшая листва на нём пожухла за зиму от мороза, и я вцепилась в неё руками. Сдирая кожу на ладонях, оборвала её с веток и уткнулась лицом в эту холодную крошку из мёртвых листьев. Мне жизненно необходимо было забить этот запах пыли и крови, до конца осознать, что я живая и даже невредимая.

Глава 19

Осознала.

Отряхнувшись, я огляделась и зашагала к дороге уже более уверенно, но вместе с этой уверенностью ко мне пришли и оформленные мысли. Рой звал и ждал Алиева. ДНК подделка и я нихрена не вдова. Это я поняла, ещё сидя в подвале, но там все мысли были о сыне и пережить это так, как сейчас, я не могла.

Смешанные чувства заставляли только трястись сильней и быстрей перебирать ногами. Мне хотелось убраться отсюда поскорей. Недоумение в голове долбило по мозгам. Неужели это всё из-за поддельных лекарств? Что там должны быть за лекарства такие, за которые подстраивают свою смерть дважды, воруют детей и устраивают такие разборки?!

На какой стороне Антон? И зачем вызвал меня сюда Игорь? Неужели тупо как приманку… Развить свой бурный поток мыслей во что-то стоящее я не успела. Когда почти дошла до дороги с намерением спрятаться в кустах и отдышаться за спиной захрустел гравий. Снова страх ударил новой порцией адреналина, путь мне перерезала чёрная Субару, задняя дверь распахнулась и меня затянули в салон. Сил сопротивляться не было, я только упёрлась руками в мужскую грудь, но меня и не трогали.

Я встретилась с глазами цвета маренго и застыла.

— Поменяйтесь. — сказал, приказал Антон, глядя прямо на меня, — За мной сядь и пристегнись! — рявкнул, когда я и не шевельнулась, тупо пялясь на своего погибшего почти полгода назад мужа.

— Блядь Антон поехали, какая в пизду разница? Время теряем! Щас их примут, а мы даже не в городе. — грубо сказал мужик с переднего.

— Сядь за моей спиной Агата. Игорь помоги ей хули сидишь?! — обратился Антон, как оказалось, к Игорю.

Но это же Игорь вызвал меня, он усыпил, он заодно был с Роем, и он же затащил в салон машины с Антоном. Голова шла кругом, я не понимала ничего. Хотя сейчас я и не видела, и не узнавала никого кроме Антона. Даже когда меня усадили, как он хотел за ним, мне было плевать на всё я просто дышала. Делала глубокий вдох и быстро выдыхала, чтобы вдохнуть снова аромат Антона хотя его и не было. Лишь прокуренный до горечи запах, но мозг всё равно воспринимал его как родное.

Я дышала им и не могла надышаться. Мы уже давно куда-то ехали, а я, как сумасшедшая дышала тем, кого похоронила. Голова шла кругом, во рту пересохло и хотелось пить до дурноты.

— Игорь, щас к тебе её закинем. — сказал Антон, выезжая в город.

— Да ей бы в больничку, она цвета под пальто. Белая. — произнёс Игорь, севший излишне близко.

После его выходки я не доверяла ему, да я никому не доверяла сейчас. Отодвинулась на максимум, так что коснулась бедром двери.

— Федя, посмотри чё там рядом есть? — спросил Антон мужика с переднего, чуть повернув голову в его сторону.

Я неосознанно потянулась рукой к шее. Коснулась кончиками пальцев там, где вена. Горячий, живой и пульс есть. Медленно убрала руку тут же приложив пальцы к дрожащим губам.

Вот тут-то меня и накрыло спящими до сих пор эмоциями.

В момент меня всю затрясло и слёзы, и всхлипы рвались из меня. Он живой. И если бы ни пальцы на моих губах, зажавшие рот, я бы ревела навзрыд.

— Нет тут, некогда! Да чё за день-то сегодня?! Я вот те говорю это та бабка с вёдрами виновата, всё по пизде! — громко возмущался мужик с переднего.

— Так, полные вёдра ж. — вставил Игорь, а я просто перестала хоть что-то понимать и даже пытаться понять.

Зачем?!

У мужика что сидел рядом с Антоном захрипела рация в руке.

— С Синицына на Луговскую ушли, вы где?

— Скоро будем.

— Там ФСБ на кольцах, пропускаете…

— Есть пропускать… — Фёдор отбросил рацию и взъерошив волосы заорал; — О-о-о! Даже не верится, что всё уже!

— А чё когда-то по-другому было? — удивился Игорь, подсунув мне платок, который я отказалась брать.

Всякого рода тряпки меня и так пугали теперь, а из его рук тем более не приму.

Пока я боролась с истерикой они активно общались между собой, а я не понимала ни слов, ни их значений. Я только и делала, что пялилась в затылок Антона, бессмысленно ловя каждое слово, звучащее в салоне сквозь шум в ушах, пока не отъехала.

Я пыталась удержаться, не проваливаясь в обморок, но стало совсем дурно, мозг справился на отлично и отправил меня в глубокий отпуск, решив поберечь.

Я пропустила всё происходящее, в чувства меня привёл Антон с помощью нашатырного спирта. Смотрела на него из-под ресниц и не хотела возвращаться в реальность, пробирающую холодом до самых костей.

Антон молчал, я молчала. Ловила фразы, звучащие неподалёку и даже, на удивление понимала их смысл.

— Что за снайпера нынче косые пошли? Не могли они этого Роя сразу вольнуть?! — искренне кто-то возмущался.

— Во-первых, спонтанно, без просчёта траектории с неустойчивой балки, а во-вторых, приказ на живого и, кстати, даже на невредимого. А ребята ему шкурку попортили, теперь писанины не оберутся… — кто-то уверенно отвечал.

38
{"b":"700657","o":1}