ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я разговаривала с Женей. Только что. Он следит за мной. Он знает про чистку. Он копается в моей личной жизни. С этим можно что-то сделать? — я снова закипала как чайник на плите, разве что крышечка по лбу не звякала и свисток не свистел.

— Когда? Что он сказал? — Антон отпустил Ваню на пол и полез в карман шорт за телефоном.

Нет. Он не подстраивал этой встрече. Искренне удивился и заволновался.

— Нёс чушь про то, как он меня достоин, а ты нет.

— А ты что?

— А я хочу, чтобы вы оставили меня в покое! — рявкнула на Антона и ушла за сыном в детскую.

————

Не ожидала, что появление Жени хоть как-то сыграет мне на руку. Антон сорвался с места.

— Я уехал, буду вечером и за порог ни шагу. — сквозь зубы процедил взъерошенный Антон, заглянув в детскую.

— Что даже с Ваней погулять нельзя? — удивилась искренне, дома мой страх отступил и здесь, как там возле трансформаторной будки я не боялась ничего.

— На балконе с ним погуляешь. — рыкнул Антон, тут же добавив; — Даже двери никому не открывай. Ты поняла меня Агата? — я кивнула.

Сбежать бы всё равно не вышло. Денег у меня не было и что с моими счетами я не знала, да и карточки не восстанавливала. Антон ушёл, хлопнув дверью, я осталась с Ваней играть в детской. Старалась отвлечься от происходящего, тщательно выстраивая с сыном ферму из конструктора.

— Сына, а где свинка? — спросила про очередное животное.

— Хъю-хъю! — отвечал Ваня, тыча маленьким пальчиком в розовый пятак пластиковой свиньи.

— Правильно. И хрюнделю нужен загончик. — потянулась за порцией деталек для нового строения и в этот момент раздался звонок.

Я вздрогнула от всё ещё сидевшего во мне страха.

— Сиди тут сынок, вот, — отдала ему конструктор, — Строй свинке домик, я сейчас вернусь.

Тихо на носочках дошла до двери, аккуратно посмотрела через глазок. На площадке перед дверью крутился мужик в форме курьера. Да-да, паранойя цвела буйным цветом и в то, что это реальный курьер я не верила ни грамма. Больно рожа у него была серьёзная для такой работы.

— Что вы хотели? — крикнула из-за двери, проворачивая дополнительный замок, для полной защиты.

— У меня цветы для Агаты Алиевой. — в глазке показалась корзина с алыми розами.

На душе мгновенно похолодело. В голову полезли всякие жуткие картинки, главной из которых была месть от Роя. Мало ли как, но вдруг у него свои люди на свободе.

— У меня аллергия на цветы, так что уходите! Я их забирать не стану! — прокричала из-за двери, жалея, что вообще себя обнаружила.

— Как хотите, но заказ оплачен, я под дверью оставлю. — довольно быстро курьер сдался, оставил корзину под дверью и свалил.

С моим воображением теперь только боевики снимать, я отскочила от двери подальше. Мысль что там в корзинке куча гранат напрочь отшибла здравомыслие. Добежала до детской, схватила Ваньку и ломанулась в дальнюю часть квартиры.

— Вот тут поиграй. — устроила Ваню в гардеробном шкафу на пледе, сама набрала Антона.

Вызываемы вами абонент…

— Блин! — сбросила вызов, попыталась ещё раз, но звонок не доходил, обрываясь мерзким голосом автоответчика.

Опустилась на пол перед сыном, он довольный уже изучал содержимое шкафчиков с вещами и не обращал внимания на мою панику. Телефон в руке завибрировал, я думала, что Антон появился в сети и это пришло оповещение, но нет.

Намёков ты не понимаешь, поэтому прямо говорю, в корзине с цветами билеты на самолёт. Париж ждёт! И я вас жду! =)

Это было сообщение от Алины.

Глава 22

Два месяца спустя…

Где-то в Париже…

— Чёртов блин! А-а-а-а! — взревела Аля, и с остервенением принялась отскребать со сковороды пригоревшее тесто в мусорное ведро.

— Алин, ну не при ребёнке же. — возмутилась чуть-чуть, всё же я гостья.

Мне и так казалось, что мы Алину стесняем, но выбрать, где жить у меня возможности не было.

— Вано! Не слушай тётю, блинчик хороший. — ласково закривлялась Алина, отчего сынок пришёл в восторг, задорно захохотав.

— Давай я. У тебя, кажется, тесто жидкое. — я уже вышла из-за стола, как миска с тестом для блинов полетела на пол.

— Упс-с-с. — Аля бросила сковороду и лопатку в раковину, отступила на шаг назад, спасая пушистые тапки от подбирающейся к ним бежевой лужи.

— Блин. — я вздохнула обречённо.

Завтрак из-за Алиного желания готовить сегодня блины и так задерживался, а теперь и вовсе наметился разгрузочным.

— Фигня! Позавтракаем в кафе, потом гулять в парк пойдём. — весело заявила Алина, небрежно закидав растёкшуюся лужу теста бумажными полотенцами.

По всему её виду было ясно, что убирать это она сейчас не намеренна.

— Это очень дорого Алин, давай, — я замялась, вспоминая, что она любит, — А давай мюсли поедим. — предложила, принимаясь за уборку.

— Нет. — капризно отказала он, — И что это за мода в чужом кармане копаться?! Я пригласила в кафе, значит мы идём в кафе и это нисколечко недорого. Давай бросай эту лабуду, уборщица придёт всё уберёт. Я надену новый сарафан! — Алина, радостной пташкой упорхнула в свою комнату.

Два месяца назад я бы и подумать не могла, что она окажется на моей стороне. Поможет выбраться из западни и подарит время для того, чтобы я могла разобраться в себе. Кроме этого, она ещё и содержала нас с Ваней. Ведь побег был спонтанным, я едва успела на самолёт, о том, чтобы раздобыть денег речь не шла. Главным тогда было успеть вырваться. Я рассчитывала на несколько дней или неделю, не сомневалась, что Антон найдёт и заберёт нас, но уже два месяца мы жили здесь и словно никому не были нужны. Антон, обрывавший мой телефон, когда я была в аэропорту ни разу не позвонил мне после.

Летнее солнышко сразу согрело, когда мы втроём вышли на улицу.

— Обожаю лет! — раскинув руки в стороны, Алина подставляла лицо солнцу и кружилась, идя вперёд, хорошо, что людей не было, иначе на узкой улочке точно бы сбила кого-то.

— Куда пойдём? — вопрос денежный меня заставлял нервно накручивать пояс платья на палец.

Ваня, смеясь, бежал чуть впереди, стараясь одномоментно скакать и кружиться как Алина.

— В квартале отсюда открылся новый ресторан. Мы идём туда! — хохотнув, радостно заявила Алина.

У меня похолодело внутри.

— Это очень дорого Алин, мы точно не пойдём. Если ты без нас идти стесняешься, то мы дома посидим. — я хоть и шла вперёд, но лишь, чтобы она меня слышала.

— Слушай, — Аля поймала на руки догнавшего её Ваню и резко остановившись повернулась ко мне, — Этот ресторан открыл дорогой мне человек, я не могу ему отказать, к тому же завтраком нас накормят бесплатно. — она подмигнула мне и сунула Ваню на руки.

— Это же твой близкий человек, а припрёмся и мы, это неудобно. — продолжала ныть я, не желая быть обузой.

— Если ты сейчас откажешься, я смертельно на тебя обижусь. — Алина пустила в ход тяжёлую артиллерию.

Пришлось идти, не могла ей отказать. Не хотела, чтобы она обижалась. Я была обязана ей за её поддержку, и за те попытки открыть мне глаза там в Абу-Даби, когда она не могла этого сделать. Не могла, но пыталась всячески, пока не сдалась.

Лаконичная вывеска сверкала на солнце серебром, и название ресторана было соответствующе. Сильвер — серебро. Стоило зайти в ресторан, как сразу что-то смутило меня, но я не поняла, что конкретно. Внутри было всё в сочетании жёлтого и серебристого цветов и не единой души. Словно ресторан ещё не начал работу, а я не обратила внимания при входе на вывеску.

— Кажется, он ещё не работает. — предположила неуверенно.

— Для нас работает. — ухмыльнулась Алина.

— Мама сотли-и-и! Шалики! — радостно и излишне громко для такого пафосного заведения закричал Ваня.

— Т-ш-ш-ш. Тихо сынок. — взяла его за руку, и мы пошли за Алиной по ресторану, под потолком которого действительно парили идеально круглые и яркие жёлтые шарики.

47
{"b":"700657","o":1}