ЛитМир - Электронная Библиотека

– М-м-м, – промычал Степа.

А я продолжала:

– Потом, когда ты выяснишь, что Настя жива, я должна встретиться с бизнесвумен и объяснить ей: Ира для нее никакой угрозы не представляет. Не стоит предпринимать очередную попытку ее убить. Ирина ничего не знает, ни о чем не догадывается и всегда будет рот на замке держать. Вот такие поручения дала мне Ирина.

– М-м-м, – повторил Степа.

– А у Эдуарда другая просьба, – сказала я, – он просит доказать, что Анастасия давно на кладбище и на этом делу конец. Оплачивать услуги у Рябова денег нет, но он готов выполнить любое твое желание.

– Все сразу? – развеселился супруг. – Тяжело ему придется, у меня большой список хотелок.

– Он имел в виду показания Шмелева, – уточнила я.

– Откуда он знает, что Родион, ключевой свидетель, отказался выступать на суде и дело теперь рассыпается, как башня из кубиков? – возмутился муж. – У нас в офисе сидит информатор Эдуарда? И какое отношение господин Рябов имеет к делу Светланы Павловой, которым мы сейчас занимаемся?

– Ты постоянно говоришь мне: «Не надо ничего усложнять. Если кому-то на голову свалился кирпич, не стоит искать киллера, который затаился на крыше. Сначала проверь, может, камень просто выпал из стены». У нас в конторе предателей и болтунов нет. Шмелев – сын соседа Эдуарда. Они живут рядом давно. Рябов тесно дружит с Юрием, в курсе, что его сын Родион видел, кто на самом деле убил Светину свекровь. И мы ведь нашли его, юноша признался, что подсматривал в бинокль за женщиной из дома напротив: когда никого в квартире нет, она ходит голая. Но потом заявил: «Я просто наврал, ничего такого не было».

– Парню восемнадцать, – рассердился Степан, – пора уже девушку завести и ее рассматривать. Еще тот свидетель! Сначала дал показания, потом отказался от них.

– По словам Эдуарда, Родион не хочет, чтобы над ним участники суда смеялись, – вздохнула я. – Как он будет выглядеть, когда все узнают о его хобби: разглядывание голых баб? Вот он и поехал назад.

– Идиот! – фыркнул Степан.

– Когда Ира позвонила мужу и закричала, что наняла Дмитриева для поисков Анастасии, Эдик мигом вспомнил, что эту же фамилию упоминал Юрий, рассказывая, что его сын попал в неприятную историю, на парня насел Степан, которого нанял муж Светланы, обвиняемой в убийстве… Это тебе вкратце вся история. Нам предлагают бартерную сделку. Мы находим доказательства, которые убедят Иру, что Настя давно мертва. Взамен получаем Родиона, тот рассказывает на суде, что видел собственными глазами в бинокль, как женщину убила домработница. Преступник окажется за решеткой, невиновная Светлана, попавшая на скамью подсудимых за не совершенное ею преступление, освободится. Она вернется к трем своим детям и мужу.

– Шмелев знает, что он единственный свидетель, – протянул муж. – Если Родион на самом деле выступит во время процесса, то Свету освободят в зале суда.

Я вздохнула.

– Мне ее очень жаль.

– Похоже, Эдуард хорошо подготовился перед тем, как сделал тебе предложение, – произнес муж. – Ладно. Попробуем. Надеюсь завтра вечером вернуться. А ты утром езжай к Андрею, я введу его в курс дела. Как там тетя Лида?

– Вроде хорошо, – ответила я, – еще не спросила у нее, как день прошел. Вошла в квартиру и сразу тебе позвонила.

Глава девятая

В столовой, кроме Лидии Федоровны, я неожиданно обнаружила мужчину примерно моих лет.

– Ну сколько можно болтать по телефону, – укорила меня Федина. – Ля-ля, ля-ля. Два часа прошло. Как у тебя уши не отвалились? А ужин-то стынет.

– Прости, я решала рабочие вопросы, – извинилась я.

Тетя Лида нахмурилась.

– Служба у тебя до шести вечера, хватит чужими проблемами заниматься. Знакомься, это Жорик, мой племянник, он сегодня приехал.

Я постаралась изобразить приветливую улыбку. Племянник Жорик? Надеюсь, он у нас не останется пожить месяцев этак на двадцать пять.

– Мальчик в Москву ненадолго, он должен встретиться кое с кем, – вещала Лидия. – Сейчас все подробно расскажу, только ужин подам.

Через пару минут передо мной возникла тарелка с непонятным содержимым.

– О-о-о, – обрадовался Жорик, – тетя Лида, спасибо! Мой любимый пудинг!

Племянник схватил вилку и принялся быстро есть. Я тоже осторожно отковырнула кусочек чего-то буро-зеленого и отправила в рот. Рядом с загадочной субстанцией лежали еще какие-то голубые куски странной формы.

– Ну? Вкусно? – весело осведомилась Лидия.

Я схватила салфетку, сделала вид, что вытираю рот, выплюнула в бумагу непонятно что и произнесла:

– Потрясающе!

– Как приятно, что ты зожистка, – пришла в восторг гостья.

Мне больше всего хотелось убежать в ванную, чтобы почистить зубы и избавиться от вкуса протухшей рыбы, но усилием воли я удержала себя на стуле. Только спросила:

– Зожистка? Кто это?

Лидия и Жорик переглянулись, и он пояснил:

– Человек, который ведет зож.

Я схватила чайник, который возвышался на столе, налила в чашку очень крепкую, красно-коричневую заварку и задала очередной вопрос:

– Куда он ведет этот зож?

Тетя Лида рассмеялась.

– Вилка, ЗОЖ – это аббревиатура: здоровый образ жизни.

– Не курить, не употреблять спиртное, – начал перечислять Жорик, – правильно и вкусно питаться, соблюдать режим дня…

– Ни с кем не ругаться, – добавила Лидия, – не устраивать скандалов, не драться, заниматься гимнастикой ЗОЖ, после нее совершать ЗОЖ-умывание.

– Ясно, – пробормотала я, – простите, я полный профан в этом ЗОЖ. Но не балуюсь сигаретами, не прикладываюсь к бутылке, могу выпить только один бокал на празднике. На кулаках отношений с людьми не выясняю. С остальным сложнее. Гимнастика и режим дня точно не для меня.

– Солнышко! Да ты почти наша, – зааплодировала тетя Лида, – осталось немного доработать, и станешь лидером движения. Начать самосовершенствование надо с еды. Как тебе пудинг? Только честно!

Женщина, которая просит вас откровенно оценить ее кулинарный шедевр, ожидает ливня похвал. Не стоит говорить ей то, что вы думаете на самом деле.

– Потрясающе! – выдохнула я.

– Точно? – прищурилась гостья.

– Я никогда не вру, – резво солгала я.

– Может, я положила слишком много муки из осиму? – не утихала тетя Лида.

Я, понятия не имевшая, что за зверь такой осиму, яростно замотала головой.

– Нет, нет, в самый раз.

– Икра банана, на мой взгляд, чуть солоновата, – заявил Жорик.

Меня охватило удивление. Бананы мечут икру?

– Да? – расстроилась Лидия Федоровна. – Вилка, ты тоже так считаешь?

– Конечно, нет, – с жаром воскликнула я, – ничего вкуснее этой икорки в жизни не ела… А… э… вот… ну… это… еще… голубенькое в моей тарелке… оно… э… э… хочется точно знать ингредиенты.

– Ты никогда не ела псоу? – изумилась Федина.

Я занервничала. В нашем доме нет животных, но не потому, что мы к ним плохо относимся. Людям, которые уходят из квартиры рано утром, а возвращаются за полночь, не стоит заводить ни собаку, ни кошку. Жестоко оставлять домашнего любимца надолго одного, он захочет поесть, погулять. Очень надеюсь, что голубое в тарелке не является частью какого-то пса.

– Псоу очень вкусное, – продолжала Лидия.

– Тетушка, кое-кто даже из лучших тараканов Ниранэ жуткую псятину соорудит, – влез со своим замечанием Жорик.

Я вцепилась пальцами в край столешницы. Тараканы Ниранэ? Жуть какая!

– Они безумно дорогие, – вздохнула Лидия, – мне не по карману.

Я выдохнула. Первый раз в жизни радуюсь, услышав, что у кого-то нет денег.

– Здесь нет тараканело? – заморгал племянник. – А вкус такой, словно его много и оно мегакрутого качества.

Лидия радостно заулыбалась и погрозила Жорику пальцем.

– Ты просто меня любишь. Я сама придумала этот рецепт. Псоу – еда для бедных. Берешь ложку щепок коретти, измельчаешь, бросаешь к порошку моркоу, яблиные корни, гороховое сердце…

Я сцепила зубы и удержала нижнюю челюсть на месте. Моркоу? Яблиный корень? Где это растет? У ведьмы на огороде?

8
{"b":"701532","o":1}