ЛитМир - Электронная Библиотека

Пролог

Год 2017-й. Самый конец ноября месяца. Вечер. По Ленинградскому проспекту города Москвы на бешенной скорости несется британский автомобиль «Renge Rover» черного цвета. Им управляет мужчина среднего роста, приближающегося к высокому. На вид ему не более тридцати лет; фигура, при отсутствии лишнего веса, не выделяется тучностью и имеет стандартные формы; чрезмерное физическое развитие его образа внушает вид уверенного в себе человека; волевой взгляд серо-голубых глаз, излучающих ум, бесстрашие и волевую уверенность, сосредоточенное красивое лицо, ненапряженные движения при маневрировании – все это только лишний раз подтверждает создавшееся впечатление о неустрашимом характере этого, однако, несколько обескураженного водителя. Он одет в теплую болоньевую куртку, удобные синие джинсы, плавно переходящие в теплые зимние полусапожки. Сбоку, на пассажирском сидении, лежит восьми-зарядный пистолет марки «Beretta», изготовленный в далекой Италии.

Незнакомец явно куда-то очень спешит, если, нарушая все существующие дорожные правила, гонит с такой бешеной скоростью, полностью поправ и в том числе инстинкт собственной безопасности. Что же послужило причиной такого, казалось бы, бессмысленного и отчаянного на первый взгляд поведения?

Утром того же дня в студеных водах Москва-реки был обнаружен неопознанный труп. По отпечаткам, снятым с его пальцев, в кратчайшие сроки удалось установить, что это ранее судимый Варнаев Игорь Прохорович 1961 года рождения, по преступному псевдониму Зубатый. Согласно его криминального «послужного списка» следовало, что не прошло и недели, как он освободился из мест «не столь отдаленных», где отбывал назначенный ему судом срок в виде десяти лет тюремного заключения.

Это был не очень большого роста, но невероятно коренастый мужчина. Не смотря на свой зрелый возраст, он был достаточно подвижен, что выражалось также в неестественных для нормального человека подергиваниях. Тем не менее, в силу своего длительного нахождения в ограниченном для свободных передвижений пространстве, он все-таки смог приобрести привычку двигаться не спеша. Худощавое, осунувшееся лицо, от постоянного употребления «чефира» и табака, было изборождено многочисленными, «въевшимися» в кожу морщинами; взгляд этого преступника был поистине волчьим и ничего собою не выражал, за исключением непомерной жестокости, направленной на поиски очередной, пригодной для его безжалостных замыслов жертвы; короткая стрижка, поношенные куртка и точно такие же штаны завершали облик этого злобного человека.

Не имея своего жилья и каких-либо родственников, бывший заключенный сразу же направился к Маркову Михаилу Николаевичу, являвшемуся в прошлом его подельником по достаточно опасному и незаконному «бизнесу». Именно вместе с ним они занимались грабежами и разбоями, нападая на квартиры одиноких старушек и стариков, и после жестоких пыток похищали все их сделанные впрок сбережения. Когда оперативникам МУРа удалось наконец-таки «выйти на след» этих подлых «мерзавцев», за преступниками уже значилось множество исковерканных судеб и более пяти миллионов рублей причиненного пострадавшим от совершенных ими хищений ущерба.

Тогда всю вину взял на себя Варнаев. Украденные деньги – по понятным причинам – так и не были обнаружены: ими распорядился оставшийся на свободе Марков. Он открыл свою фирму, занимающуюся перепродажей подержанных автомобилей, и очень скоро его «дела» стремительно пошли в гору. Не смотря на такое везение и значительно продвинутый бизнес, он не забыл своего былого товарища и периодически помогал тому выживать в тюремных условиях, высылая в «лагерь» пищевые продукты и предметы личной гигиенической надобности. Михаил для себя отчетливо понимал, что рано или поздно, но его прежний подельник вернется «на волю» и потребует свою часть награбленных денег, ради которых он, собственно, и пошел на такую огромную жертву и «отмазал» второго бандита. Предприниматель, в принципе, был абсолютно готов к такому повороту событий.

Когда теперь уже бывший «сиделец» появился в главном офисе своего более молодого «товарища», он был поражен размахом, развернутой им за его отсутствие, совершенно законной деятельности. Бывший соратник по совершенным ранее преступлениям не очень обрадовался его появлению, но вида не показал. Он стал владельцем крупного автосалона, занимавшегося легальной реализацией новых заграничных автомобилей, и такое посещение закоренелого зека было ему явно не по душе. Вместе с тем, даже не смотря на смотря на откровенную неприязнь, возникшую от прихода Зубатого, как только секретарша доложила о прибытии Гоши Варнаева, он, широко распахнув дверь своего кабинета, сразу же выбежал встречать старого «друга», для убедительности распростирая ему объятия.

Они «холодно» обнялись – что окружающим очень бросалось в глаза – и проследовали в кабинет бизнесмена общаться, как принято говорить: без свидетелей. Лишь только они остались наедине, Марков сразу же достал небольшой металлический кейс, снабженный кодовыми замками, и, распахнув его, представил на обозрение гостя его содержимое.

– Здесь ровно пять миллионов, – сказал он, пытаясь объяснить свои, такие поспешные, действия, – твоя доля и компенсация за годы, проведенные за решеткой.

– Деньги, конечно, хорошие, – сделав «кислым» лицо, возразил отсидевший – так сказать за обоих – Варнаев. – Но понимаешь, какая существует обидная штука? Пока я «чалился» там на зоне, ты здесь развлекался с девчонками и тратил наши общие денежки на создание огромного, вполне успешного бизнеса.

– Тебе, что ли, мало? – прервал Марков товарища. – Скажи, сколько надо. Я, конечно, добавлю. Только, естественно, в разумных пределах.

Здесь Михаил презрительно улыбнулся, что не ускользнуло и от глаз его собеседника. Он в свою очередь одарил бизнесмена таким же в точности взглядом и не замедлил продолжить:

– А ты, Мишаня, меня не перебивай и тогда если ты будешь достаточно терпеливым и дослушаешь до конца, то сразу поймешь, что требования мои не совсем лишены здравого смысла и рассудительности.

– Говори, я послушаю, – сделав озабоченное лицо, предложил Михаил.

– Так вот, что, Мишаня, я тебе расскажу. Сам понимаешь, что лет мне уже до «хера», и вряд ли я смогу создать в этой жизни чего-то значимое, нормальное. Тебе же – не без моего, я вижу, участия – удалось «набашлять» отличное дело, что меня безгранично устраивает…

– Что?! – выпучил глаза Марков, – Что ты хочешь этим сказать?

– Я же сказал, потерпи, – ехидно, словно хищник, готовый к броску, заулыбался Варнаев. – Отдашь мне половину своего бизнеса, и мы будем, как есть, в полнейшем расчете. Только такую цену приму я за то, что «прожег» в пустоту не хилую часть свой для меня такой драгоценной жизни.

Нетрудно догадаться, что такая перспектива – иметь в компаньонах судимого человека – Михаилу совершенно «не улыбалась». Он сразу же попробовал возразить:

– Но я сейчас честный, порядочный человек, а общение с тобой сильно навредит моей репутации. В общем, я скажу так: либо забирай свои деньги, либо проваливай и вот тогда – не получишь совсем ничего. Так и знай: шутить я не собираюсь и пререкаться с тобой на вполне очевидные вещи тоже считаю бесполезною тратой времени.

– Вона ты как, «Мишаня», заговорил! – растопыривая пальцы (указательный и мизинец кверху, средний и безымянный прижаты большим к ладони) и вытягивая вперед лицо, заорал посетитель. – А ты «вааще» знаешь, что такое тюремная жизнь? А, как там тянутся унылые дни? Тебе все это известно?! Короче так, «милый друг», – вставая и глядя подельнику прямо в глаза, настоял на своем требовании бывший «сиделец», – либо ты сделаешь меня своим совладельцем, либо я продам твою голову и наш общий бизнес «браткам». Думаю, так станется справедливо.

Тут он размашисто обернулся и направился к выходу. Марков, осознав слова это, без прикрас сказать, опасного посетителя и прекрасно поняв, что в озвученном случае его бизнес «провалится в тартарары», вскочил со своего места и бросился догонять Гошу Варнаева. Он остановил его, когда тот уже брался за ручку двери.

1
{"b":"701948","o":1}