ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гнев викинга. Ярмарка мести
Крокодилий сторож
Смерть тоже ошибается…
Маркетинг от потребителя
За час до рассвета. Время сорвать маски
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Группа крови
Багровый пик
Дерзкий рейд
A
A

(С) Drew, Ishtar

МЕТРО. Предыстория

по мотивам повести Д. Глуховского «Метро 2033»

Час Х

Глава 1. Апокалипсис

1.

В прихожей зазвонил телефон. «Тебя!» – крикнула жена. Майор нехотя поднялся с дивана и неспешно пошел брать трубку. «Кого еще на ночь глядя распирает… Не сказали?» – спросил он супругу. «Нет» – ответила она и вернулась на кухню. Майор зло крякнул и взял трубку.

– Слушаю…

– Сигнал «Гребень» – услышал он голос сослуживца.

– Да какого… ну уже играли ж в войнушку два месяца назад… Может, ну их нах…

– Ты чего?

– Часы видел? Полдвенадцатого уже… Завтра суббота… У меня ж жена, ребенок…Какого х…

– Все, я тебе передал. И не забудь по цепочке передать…

В трубке раздались короткие гудки.

Сигнал «Гребень» означал необходимость прибыть на службу с «тревожным чемоданчиком» в течение часа.

Майор стал напряженно вспоминать, кому он должен звонить, не вспомнил, плюнул («наверное, начальник их сам обзвонит все равно») и стал одеваться.

– Оль, меня на службу дернули… Вернусь, наверное, завтра вечером…

Вместо чемоданчика он сунул в карман курки купленный накануне у метро детектив (чтоб не скучать), Ольга быстро сделала несколько бутербродов и завернула их в фольгу.

– Денег на обеды возьми, вдруг задержат на пару дней…

Майор порылся в ящике стола, взял стольник, поцеловал жену и дочку и хлопнул дверью.

Тревога не была учебной, но он этого не знал…

Жена и дочка так и не узнали, что за ними должен был бы придти автобус для эвакуации членов семей… который в суматохе никто и не подумал отправить…

Сам майор до службы так и не доехал, и вместо того, чтобы встретить удар в надежном убежище, так и застрял в тоннеле в почти пустом вагоне метро, когда вырубилось напряжение…

Тим собирался в ночной клуб, он ходил с друзьями туда почти каждый вечер. Надел чистую, пахнущую свежестью рубаху, пригладил волосы…

– Мам, ты меня сегодня не жди, ага? – крикнул он

– Тимонь, ну ты поосторожней… там же… – привычно откликнулась мать.

Отца у Тима не было, то есть, он был, конечно, но где-то, приходил к ним только на Тимов день рождения и на Новый год. Мать, сколько Тим себя помнил, растила его сначала вместе с бабушкой, потом одна.

– Ладно, ма… Ну я ж там всегда, ребята наши со мной – ответил Тим.

– Ребята, ребята… они ж…

– Мам, ну не начинай…

Это был их обычный диалог, мать так и не могла понять своего сына-студента. По ее жизненным понятиям, ему было надо учиться, искать хорошую работу, а он… непонятно на какие деньги таскался в клуб. Поначалу она ругалась, пыталась выяснять отношения, шарила в Тимовых карманах – но все без толку, так и не поняла сына и не то, чтоб смирилась, но привыкла.

– Ладно, мам, пока!

Мать заперла за Тимом дверь, включила на кухне телевизор и стала готовить борщ на завтра.

Маша засиделась допоздна на работе в офисе турфирмы, работы в последнее время было много и оттого она решила задержаться, чтобы подбить итоги и поработать с каталогами. Маша была старшим менеджером по продажам и очень серьезно относилась к своим обязанностям.

Прикинув, сколько времени еще потребуется на работу с бумагами, она набрала номер своего друга Жени, чтобы попросить его заехать за ней в офис минут через сорок. У Жени был «Фольксваген-Пассат», на нем от квартиры, которую они снимали, до офиса было по позднему вечернему времени минут пятнадцать езды.

«Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети» – ответил девичий голос.

Маша удивилась, поставила свой сотовый на автодозвон и вернулась к работе.

Закончив с бумагами, она глянула на мобильник – дозвониться так и не удалось. Набрала еще раз – без результата.

В груди шевельнулись беспокойство и отчасти ревность.

– Что ж, придется на метро… – сказала она вслух, заглянула в зеркало, поправила прическу и макияж, заперла дверь офиса, сдала ключ охраннику бизнес-центра и зацокала каблучками в сторону метро.

Марина Анатольевна возвращалась в метро от внука. Дочь с зятем жили на другом конце Москвы, и Марина Анатольевна нечасто выбиралась к ним. Отношения с зятем были ровные, но прохладные, дочь тоже редко выбиралась к матери.

– Все работают, деньги заколачивают… а куда их девать-то, лучше б с Федькой больше занимались… – думала она о своем, вполглаза читая книжку, за ненадобностью отданную ей дочерью – какой-то одноразовый любовный роман.

Семеныч вошел в первый вагон и огляделся. Свободных мест было в достатке – собственно, в вагоне, кроме него было еще четверо – и все сидели на разных лавках. Мужик в уголке сидел, откинув голову и прикрыв глаза, на коленях – целлофановый пакет. Стройная коротко стриженная деваха метнула быстрый настороженный взгляд на Семеныча, поджала губы и принялась демонстративно рассматривать схему линий напротив себя. Прилизанный пацан лет семнадцати, модно одетый, с глянцевым журналом в руках…

– Пидор – коротко охарактеризовал его Семеныч про себя.

Последней была немолодая толстая тетка с хозяйственной сумкой и маленькой книжкой.

– Осторожно, двери закрываются, следующая станция – «Серпуховская»

Семеныч положил свои мешки около пустой лавки, сел, а потом улегся, с наслаждением вытянув ноги и закрыл глаза.

Когда-то его звали Василий Семенович, он был учителем в Куровском под Москвой, преподавал историю и обществоведение, а по совместительству – еще и труд.

Но общество вдруг изменило свое устройство, и Семенычу не нашлось в нем приличного места. Он поехал в Москву на заработки. Теперь его заработком была сдача бутылок и жестяных банок…

2.

Неожиданно в вагоне погас свет, а поезд, проехав еще немного по инерции, остановился.

Минут через пять темноты раздался срывающийся визгливый женский голос:

– Да что ж… это… делается…

Потом неуверенные шаги, мягкий стук падающего грузного тела -

– Ой! Ох, да как же…

Опять шаги, стук в перегородку кабины машиниста и все тот же визгливый голос:

– Чего творится-то? эй!

Лязгнул замок, скрипнула дверь:

– Блин, ну чо ломишься-то, я…, что ли? Напряжение пропало.

– А что это вы со мной так разговариваете?

– Не нравится – иди нах…

Дверь захлопнулась.

– Не, ну вы видали? – заохала Марина Анатольевна. – Хамло! Я жаловаться буду! Я милицию вызову! Я…

Она не успела договорить, как пол ушел у нее из под ног и, больно стукнувшись о поручень сиденья, Марина Анатольевна отлетела к двери.

Раздался жуткий грохот и скрежет, вагон еще раз мотнуло, потом все затихло. Дверь кабины машиниста опять открылась, ударил луч фонаря, запрыгал, уперся в дальний конец вагона. Конца вагона не было, вместо него была смесь металла, бетона и земли, по которой сочились тонкие струйки воды. Мужик, сидевший в конце вагона, как ни странно, был жив – когда вагон качнуло, он инстинктивно бросился на пол и откатился вперед. Кусок тюбинга теперь торчал сантиметрах в десяти от его ног. Он сел, матюгнулся, взглянул на то, сталось с местом, где он сидел и его лицо расплылось в глупой улыбке.

Потом улыбка сползла с его лица, и он рывком вскочил на ноги.

Остальные четверо медленно пассажиров поднимались с пола, бомж помог молоденькой девушке, несмотря на ее брезгливую гримаску – она ушиблась при падении, и встать ей было трудновато.

1
{"b":"702","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неделя на Манхэттене
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Поварская книга известного кулинара Д. И. Бобринского
Темное дело
С мечтой о Риме
Бросить Word, увидеть World. Офисное рабство или красота мира
Главный бой. Рейд разведчиков-мотоциклистов
Рецепты Арабской весны: русская версия
Скучаю по тебе