ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я уполномочен гражданским населением метро принять ваши условия. Нас – большинство!

– Профессор, вы не понимаете! – рявкнул Мельников, проклиная профессора за то, что тот, сам того не зная, срывает тщательно продуманный план.

– А ты, убийца, много понимаешь! – взвизгнул Семин.

Стеценко вздохнул.

– Ну, пока вы тут грызетесь… Думаю, мы можем решить вашу проблему, профессор. – Рисуясь, он поднял руки, и, воздев их вверх, трижды хлопнул.

– Нет!!! – завизжал профессор, прямо на коленке подписывая документ.

21.

Эффект от хлопков Стеценко был ошеломляющим, но несколько отличался от ожидаемого. Сначала, проломив своей тяжестью рельефные ромбики на потолке, сверху упали три трупа в черных комбинезонах и кувырнулись по ступенькам перехода, а следом, по сброшенным веревкам, соскользнули вниз трое в похожих черных костюмах, но с белыми платками, повязанными на правой руке, на лету ведя огонь из автоматов с глушителями по изумленному Стеценко, по одному из его сопровождающих и по мелькавшим между пилонами черными фигурам. Звенели гильзы, падающие на гранитный пол, и слышались частые негромкие хлопки. Затем раздался рокот дизелей, и по обоим путям со стороны «Площади Революции» на станцию вползли мотовозы, поливая свинцовым дождем пулеметного огня убегающие и падающие черные силуэты. Мотовозы прошли станцию и ушли дальше, стрельба стихла. Пахло порохом, выхлопами дизелей и кровью.

Перед Мельниковым стоял один из сопровождавших Стеценко полковников, а под упавшим на колени профессором расплывалась лужица… Стеценко, второй сопровождавший его полковник, и генштабист, пришедший с Мельниковым, были мертвы. Подошел улыбающийся Хантер, поднявший на потный лоб свою маску. За ним, опустив автоматы, шли «Стикс» и «Кобра»

– Но почему… – потрясенно Мельникова спросил незнакомый полковник.

– Почему вы живы? Потому что, Кирьянов, генерал Никонов успел мне передать информацию о вас – «Как мне проехать на Коломенскую?» – произнес Мельников условную фразу.

– «С двумя пересадками», – ответил Кирьянов. – Но как…

– Никонов рассчитывал, что именно вы будете со Стеценко…

– А он? – Кирьянов кивнул на распростертого генштабиста.

– Работал на Стеценко. – подтвердил Мельников.

– Серпуховка?

– Думаю, в порядке. «Стикс», соедини меня с «Гоблином».

– «Гоблин» на связи.

– Серега, как там у вас?

– Чисто. Тринадцать двухсотых. Все чужие. Два сотых, один из них наш, тяжелый. Но вытащим… Чужого ребята уже допрашивают.

– Спасибо, ребята! С Серпуховкой порядок – Мельников уже обратился к Кирьянову. – Ну и что делать будем, Виктор Романович? Думаю, договор, подписанный этим, – он кивнул на поднявшегося профессора, – можно считать недействительным?

– Я протестую! От имени…

– Помолчите уж, пожалуйста… Так что думаете, Виктор Романович?

– Конечно, недействителен. Но… де-факто он все равно будет работать. Вы не знаете, Мельников, насколько широко закинута сеть Стеценко. Без головы она не будет эффективна, не будет координации, но его агенты все равно будут сеять хаос – таких уж людей отбирал себе генерал.

– А вы? Вы ведь тоже отбирали – себе?

– Конечно. Моих людей меньшинство, но мы сможем взять верх – в «лабиринте», и сможем держать его под контролем. Мы перекроем на вход с центрального пункта большинство дверей, так что «система ниппель» сама вытолкнет из «лабиринта» стеценковцев. Но большего мы не сделаем. И порядок в метро мы поддержать не сможем – разве что, отстреливая иногда втихую слишком зарвавшихся бандитов.

– Спасибо и на том… Что ж, Виктор Романович, рад был с вами познакомиться…Даст Бог, свидимся…

– Возможно. Удачи!

Кирьянов подошел у одному из пилонов, особым образом нажал на известную ему одному плиту и исчез в темном провале. Плита с негромким звуком встала на свое место.

22.

– Я, полковник Мельников, начальник Объединенного штаба, объявляю о роспуске Объединенного штаба и сложении с себя полномочий начальника штаба. Вся полнота гражданской и военной власти передается Комитету управления метрополитена, в который входят на паритетной основе представители граждан и силовых структур. Состав Комитета -…

Закончив перечислять список членов комитета, Мельников выключил микрофон системы громкоговорящей связи и отложил его в сторону.

– Вот и все, – произнес он. – Я выполнил свое последнее обещание, данное генералу Никонову. Пора заниматься своим делом…

Глава 6. Непруха

23.

Над плоскими крышами медленно плывут розовые облака. Желтоватые пыльные домики с балконами, темные провалы окон, резные узоры дверей… редкие прохожие… протяжный крик муэдзина с минарета… ветер ворошит мусор на мостовой… под тяжелыми башмаками поскрипывает битое стекло. Бронежилет с двойным боекомплектом в разгрузке оттягивает плечи, пот катится по спине… ремешок каски трет мокрый подбородок… Второй час патрулирования…

– Пшшш…Гладиэйтор-2, Гладиэйтор-2, я Альфа, прием! Пшшш…

– Альфа, я Гладиэйтор-2, на связи!

– Пшшш… Гладиэйтор-2, Кило-1 передал – в секторе семь накапливается противник. Отмечено присутствие вооруженных пикапов. Пшшш…Вам и Гладиэйтор-1 занять позиции в секторе шесть, обеспечить безопасность конвоя с ранеными. Доступна минометная поддержка. Пшшш…

– Альфа, я Гладиэйтор-2, понял вас, выдвигаемся. Пошли, парни!

Прижимаясь к стенкам домов, разбившись на пары, четыре бойца двинулись вниз по улице, настороженно скользя взглядами по окнам и дверям, готовые огрызнуться огнем на любое подозрительное движение с любой стороны. Местные понимали это и старались не попадаться на глаза патрулю.

Подойдя к перекрестку узких улочек, бойцы, привычно прикрывая друг друга, прошли опасное место.

– Альфа, я Гладиэйтор-2, подходим к месту. Будем через 2 минуты. Все чисто.

– Пшшш… Гладиэйтор-2, вас понял. Пшшш… Конвой подойдет через 5 минут. Пшшш…

– Альфа, понял.

Четверка заняла позицию на очередном перекрестке, на соседнем мелькнул знакомый песчаный камуфляж ребят из Гладиэйтор-1.

– Гладиэйтор-1, я Гладиэйтор-2, я на три часа от вас, как поняли?

– Пшшш… Гладиэйтор-2, я Гладиэйтор-1, понял. Тоже вас вижу. У нас все чисто. Пшшш…

– Гладиэйтор-1, я Гладиэйтор-2, у нас чисто.

Вниз по улице раздался басовитый рев моторов «Хамви», и первый «Хаммер» появился из-за поворота. Пулеметчик, торчащий из люка на крыше, приветственно махнул рукой… Колонна втянулась на прямой участок улицы, головная машина поравнялась с ребятами из Гладиэйтор-1, выполз замыкающий «Хамви»… И тут распахнулись, казалось бы, наглухо заколоченные ставни, полыхнул огонь из ДШК, застучали «калашниковы» и взвыли гранатометы…

– Контакт!

В первые же секунды оказались выведены из строя первая и последняя машины, пулеметы остальных стали сердито рявкать, ведя ответный огонь… По поперечной улице сразу с двух сторон появились пикапы с тяжелыми пулеметами в кузове… солдаты рассыпались по улице, ведя беспорядочный огонь по нападающим… истошные крики арабов… взрывы гранат…

– Сержа-а-а-нт!

– Лейтер ранен!

– Док, сюда! Перкинса зацепило!

– Сми-и-и-т!

– Мой бог, да откуда их столько?!?!

– Док, сюда, скорей!

– Гонзалес, прикрой!

– Альфа, Альфа, у нас засада! Конвой блокирован! Находимся под огнем, есть потери!

– Пшшш… Гладиэйтор-1, Гладиэйтор-2, я Альфа. Поднял Кило-2, время подлета «ганшипов» – 7 минут. Пшшш… Держитесь!

– Альфа, мы в заднице! Перекрестный огонь… – меткая пуля вывела из строя рацию и пробила бок Хантера…

Хантер проснулся в холодном поту, огляделся в темноте… опять этот сон…

– Сколько времени прошло, а все снится эта мясорубка…

12
{"b":"702","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Она доведена до отчаяния
Слова, из которых мы сотканы
Голое платье звезды
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей
О чем молчат мертвые
Неизвестный террорист
Академия Арфен. Отверженные
Рецепты Арабской весны: русская версия
Все наши ложные «сегодня»