ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тогда они потеряли убитыми семнадцать человек, многих ранило. На этой чертовой улице они держались сорок минут, пока в паутину улиц не пробились «Абрамсы» под прикрытием вертолетов. Но этого Хантер уже не помнил, он отрубился минут через десять. С тех пор он иногда видел этот сон, причем считал его вещим – к неприятностям.

24.

Хантер вышел на платформу «Серпуховской». Все как и прежде – палатки, выгороженные между пилонами «дома», костры… У одного из костров, несмотря на поздний час, сидели Мельников, Маша, «Гоблин» и «Стикс». Остальные ребята, наверное, спали в своих палатках. Мельников негромко наигрывал на гитаре и что-то пел. Хантер прислушался.

…Дымит забитый караван,

Ствол остывает перегретый.

Вокруг лежит страна Афган,

Которой мы даем ответы…

А за холмом, гудит «броня»,

Забрать на базу «результаты»,

Жизнь прекрасна у меня,

И живы все мои ребята…

Вот история, в общем, несложная,

Есть «идея» и есть «результат»,

В жизни нет ничего невозможного,

Если правильно все просчитать…

В жизни нет ничего невозможного,

Если правильно все просчитать…

Сюжет был грустным у кино -

Играть не хочется, а надо…

Зеленка возле Ведено,

Колонна наша – и засада…

Афган, да, блин, наоборот -

Их пули на моем металле…

Да спас дороги поворот,

И «результатом» мы не стали…

Вот история, тоже, несложная,

Их «идея», да мой – «результат»,

Пусть у них будет грусть невозможная,

Что сумели не все просчитать…

Пусть у них будет грусть невозможная,

Что сумели не все просчитать…

Мельников отложил гитару и поднялся.

– Ладно, ребятки, на горшок – и спать… Завтра рано выходим…

– Командир, а что это за песня была? – спросил Хантер.

– Песню эту мой друг Миша Калинкин написал… Настоящий полковник… Ладно, все – разбежались…

– Командир, насчет завтра… у меня предчувствие плохое – сон видел… может, отложим?

– Эд, не заводись. Все ок будет. Машины готовы, карты – хоть и до удара – есть…

– Именно, что ДО…

– Все, Эд, решено. Подъем в 5.00. Отдохни еще.

25.

К шести группа была в гараже на «Чертановской». «Давление» чувствовалось по полной, но бойцы держали себя в руках уверенно – за время подготовки к рейду они научились с «этим» справляться. В группе было трое новых ребят, которые только-только закончили подготовку в качестве сталкеров и получили позывные. Вообще-то Комитет не хотел отпускать лучших сталкеров в рискованную экспедицию, но Мельников убедил их, что риск минимален, а результаты могут быть значительными.

Для первого рейда он выбрал восточное направление – Мельников хорошо знал дороги в тех краях. Для рейда машины были дооборудованы – на тяжелые машины поставили подобие бульдозерных ножей, а в кузова – спаренные пулеметные установки.

– Так, маршут ясен? Сигналы уяснили? Еще вопросы?

– Все ясно, командир!

– Тогда по машинам!

Мельник вскарабкался в кабину «Урала», с ним сел «Крот», «Стикс» встал к пулемету в кузове. Тим и «Мессер» уселись в «ЗиЛ» («Кобра» у пулемета), Хантер и «Кит» – в «Тойоту», а «Миха» и «Гоблин» – в милицейский «уазик».

– Пошли!

Натужно рыча, машины поползли в сторону Варашвки, потом мимо покореженных гаражей и заборов метродепо – через железную дорогу в сторону Каширского шоссе, и дальше – мимо «Коломенской». Как ни странно, автомобильный мост был цел – хотя метромост и завод «ЗиЛ» были порушены весьма основательно. Колонна прошла мимо обвалившейся эстакады и пошла направо – на Третье кольцо. После поворота на Рязанское шоссе дело пошло лучше – разрушения тут были минимальными и машины прибавили газу. Временами пулеметчики замечали между домами движущиеся фигуры и гадали – кто это? Сталкеры? Выжившие? Переставшие быть людьми?

26.

– МКАД… – голос Мельникова в наушниках заставил всех встряхнуться. Разведка становилась действительно «дальней» – психологический барьер деления мира на «Москву» и «не-Москву» сохранялся в головах по привычке. Мимо промелькнули Томилино, Красково… Машины шли по Егорьевскому шоссе, оставляя за собой пустые деревни, перелески и поля. Ни звука, кроме шума моторов и свиста ветра… Пустота.

Солнце висело над шоссе, слепя глаза водителям и оттого Мельников не успел вовремя заметить метнувшуюся через дорогу фигуру. Звук удара… машина качнулась… скрип тормозов…

«Стикс» направил на распростертое на дороге тело пулемет – до того странным оказалось сбитое машиной существо.

– Черт, что это?

Мельников вышел из кабины.

– Всем оставаться на местах! – произнес он в микрофон. Не спеша, полковник подошел к непонятному существу. Создание было похоже на увеличенную до размеров десятилетнего ребенка норку, с торчащими здоровенными клыками и длинными когтями. Мельников осторожно ткнул тварюшку стволом автомата – как будто она могла выжить после удара и наезда многотонной махины.

– Тощая какая – кожа да кости… Жрать-то тут нечего, поди… Ладно, поехали! – скомандовал он и пошел к «Уралу». Не успел он сделать и несколько шагов, как тварь резко приподнялась, сгруппировалась и кинулась ему на спину. Это заняло доли секунды – но, к счастью, реакция «Стикса» оказалась еще более острой и он срезал мутанта меткой пулеметной очередью. Из лесополосы раздался многоголосый вой и на опушке появилось еще множество таких же зверей.

Мельников резко прыгнул в кабину, застрочили пулеметы…

– Ходу! – машины рванулись с места, плюясь свинцом в ответ на разочарованный вой тварей.

– Блин, да ведь эти твари, поди, из местного зверосовхоза… Я тут где-то указатель видел… Поди ж ты, чего наплодилось… – прокомментировал ситуацию «Гоблин». – То ли еще будет…

Хантер, услышав в наушниках эти слова, помрачнел – похоже, сон начинал сбываться…

27.

Машины продолжали идти на восток. После деревни с ласковым названием Шмелёнки дорога была разворочена следами танковых траков, а в придорожном прудике торчали четыре «семьдесят вторых» без видимых повреждений. Стволы пушек были развернуты в разные стороны, что наводило на мысль, что танки шли ромбом, держа как бы подвижную круговую оборону. Но почему же они так глупо застряли в этом пруду?

Мельников решил притормозить и глянуть поближе. В конце концов, в танках могло быть что-то, что могло дать хоть какой-то ключ к разгадке происшедшей катастрофы.

– Хантер, давай со мной. А вы, ребята, прикройте.

Мельников прыгнул с берега на корму одного из танков, Хантер – на другой.

– Черт, тут все люки заперты! – удивился Мельников. – Это что ж – танкисты внутри, что ли? – Мельников постучал по броне рукой в защитной перчатке.

Хантер внимательно осмотрел башню «своего» танка и приоткрыл люк наводчика. Заглянул, быстро закрыл люк. Потом сдернул с подбородка маску противогаза, и его вывернуло наизнанку.

– Танкисты действительно еще там. – только и произнес он. – Пошли, командир. – и соскочив с брони, быстро зашагал к машинам. Мельников последовал за ним, гадая, что же случилось с танкистами, что видавший виды Хантер ТАК среагировал. Но решил не расспрашивать – если захочет, сам расскажет.

– Заводи!

Попалась пара сгоревших дотла деревень, кое-где в лесах были относительно свежие просеки с поваленными то ли бронетехникой, то ли чем еще деревьями, иногда просеки были выжжены в лесу, асфальт в местах пересечения таких просек с дорогой был оплавлен,.а радиационный фон подскакивал… Кое-где попадались воронки приличных размеров…

13
{"b":"702","o":1}