ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понято. Рации у ребят есть?

– Есть. Милицейские.

– Добро. Что-то еще?

– С вами пойдет еще один человек, если не возражаете. Начальник нашей наземной службы, Альберт Каданцев. Его наши ребята знают – это может быть полезным.

Выйдя от Сотникова, Мельников с бойцами пересекли зал «Бауманской», с удивлением осматриваясь по сторонам. Удивляться было чему – и в зале, и в глубоких проемах облицованных темно-красным порфиром и белым мрамором пилонов, заложенных со стороны платформ кирпичом, стояли столы, верстаки, станки, за которыми напряженно делали свою работу серьезные люди в белых и синих халатах, на которых безучастно взирали потемневшие бронзовые летчики, разведчики, рабочие… Над каждым рабочим местом была оборудована вытяжка, трубы которой уходили в тоннель. Тонко гудели вентиляторы, стучали молотки, визжали сверла… Рабочая смена, видимо, началась только что – когда сталкеры заходили на станцию, было еще тихо.

– Как же они все это добро затащили сюда… это сколько ж сил… – произнес Тим.

– Меньше, чем кажется – мы это завезли через метродепо, – около сталкеров остановился невысокий жилистый мужчина лет сорока в темно-синем комбинезоне. – Каданцев, можно просто Альберт, – представился он.

– Мельников. Это «Стикс», Тим, «Кобра».

– Очень приятно, – Каданцев улыбнулся. – Идем? Время не ждет…

47.

На ярко освещенной «Электрозаводской», которую группа прошла без остановки, кипела та же деловая суета – жужжало оборудование, в одном из углов вспыхивала электросварка, на путях техники колдовали над мотовозом, а откуда-то из тоннелей доносилось повизгивание свиней.

– Народу у нас не слишком много, – рассказывал Каданцев, – зато толковый, с головой и руками. Любые работы по металлу делаем – и крепеж для тоннелей, и мотовозы чиним, и электрооборудование всякое… Не хуже, чем «Кузнецкий мост»… Тот тоннель под свиноводство и грибы отдали, этот – транспортный. Живем в подсобках под платформой – оно как-то уютнее, а места пока хватает.

– Да… кудряво живете…

– А то… И места тут богатые – в смысле, наверху. Оборудование, сырье – чего хочешь нарыть можно. Одна проблема – в последнее время твари какие-то появились… В общем, ничего еще – отстреливаемся, благо оружие в обмен на наши товары получаем. Но трудней стало, трудней… А вот Митяй с Олегом… – Каданцев замолчал.

Мельников понял, что это те пропавшие сталкеры, и не стал приставать с расспросами.

Примерно на полпути к «Семеновской» Каданцев остановился и кивнул на неосвещенный проем:

– Наверх по вентшахте придется подниматься, на самой станции гермоворота заклинило намертво… А шахту мы немного доработали…

Каданцев щелкнул выключателем.

– Прошу!

– Одна-а-а-ко… – протянул Мельников. Шахта была неярко освещена, и полковник увидел, что в ней сооружен самый настоящий лифт – конечно, не такой, как в жилых домах, но все-таки вполне добротный подъемник – что-то наподобие шахтерской клети.

Где– то наверху зажужжал электромотор и лифт со сталкерами пополз вверх. Через пару минут он остановился, сталкеры вышли на площадку перед железной дверью.

– А здесь у нас шлюз – двойной, с душем для дезактивации. Вода отводится наружу… – продолжал «экскурсию» Каданцев.

Пройдя через три двери и надев теплые свитера, защитные костюмы и бронежилеты, группа поднялась по короткой лестнице и вышла на улицу через пробитую стену венткиоска.

В воздухе вился легкий снежок, земля была запорошена тонким слоем свежевыпавшего снега.

48.

– Черт… холодно… – поежился Мельников – Куда дальше?

– Туда, – махнул рукой Каданцев. – По Большой Семеновской, потом направо – а там и промзона. Я ребят сейчас попробую по рации вызвать.

Каданцев вынул из разгрузки рацию.

– Митяй! Олег! Прием!

Откуда-то издалека донесся вой, показавшийся Мельникову смутно знакомым.

– Ага, те самые твари, – ответили Каданцев на невысказанный вопрос сталкеров. – Здоровенные, мля… и быстрые. Слонопотамы…

– Опа… старые знакомые, похоже… – навострился «Кобра». – Из-за кольцевой в город подались…

– Жрать зимой в лесу некого, здесь ищут. Веселые дела…

Район вокруг почти не пострадал – насколько это можно было видеть в полутьме осеннего утра. Серые громады каких-то зданий призрачными силуэтами маячили за пеленой снегопада, идущие по улице сталкеры настороженно ощупывали взглядами пространство, готовые в любую секунду открыть огонь.

Справа показался силуэт храма, за ним – сквер, слева – другой сквер с деревьями.

Каданцев перекрестился.

– Нехорошее тут место, – тихо произнес он, – Тут кладбище раньше было, за храмом. И до сих пор всякое происходит…

Тим недоверчиво хмыкнул.

«Стикс» поднял руку.

– На ступеньках… – послышался в наушниках его голос. Действительно, на ступенях храма тьма была гуще – какое-то продолговатое пятно. Бойцы осторожно приблизились. Пятно приняло очертания распростертой человеческой фигуры. Бойцы заняли круговую оборону, а Мельников и Каданцев склонились над телом. На человеке был костюм химзащиты, рядом лежал АК-74, два пустых рожка и россыпь стреляных гильз. Тут же валялся сорванный противогаз. На бледном лице и одежде человека лежали и не таяли снежинки. Глаза лежащего выражали ужас и смертельную тоску.

– Это наш Олег.

– Угу… так, а причина смерти… посмотрим… – Мельников приподнял мертвого сталкера.

– Ну не хрена себе! Смотри, Альберт – у него горло прокушено. И – обрати внимание – крови совсем нет. Как будто кто-то тут же ее и выпил. Блин… Ну-ка, а что с противогазом – смотри, коробку, как все равно, когтями какими продрало… Что ж за тварь такая была?

– Командир! – опять голос «Стикса», – двигать надо. Ему мы не поможем, может, второй жив?

Каданцев закрыл глаза покойнику.

– Похоронить бы надо… или с собой забрать.

– На обратном пути, – ответил Мельник. – Пока надо Митяя искать.

– Митяй, Митяй! – Каданцев опять попытался использовать рацию.

– Ладно, пошли к промзоне…

Свернув вдоль припорошенных снегом трамвайных путей направо, сталкеры подошли к высокому забору. За проломом в заборе темнели какие-то здания – не то цеха, не то ангары.

Когда группа входила в пролом, глазастый «Стикс» обратил внимание на бурые пятна на бетоне.

– Кровь. Похоже, довольно свежая…

– Митяй! Митяй!

– Тихо! Что за звук?

Бойцы прислушались. Откуда-то из-за сложенных грудой плит доносилось негромкое потрескивание и шипение.

– Альберт, попробуй еще раз вызвать Митяя.

– Митяй! Митяй!

Из– за плит раздался тот голос Каданцева, искаженный помехами.

– Там рация…

Крадучись, сталкеры приблизились к плитам и заглянули за них. Синий луч фонарика выхватил тело Митяя, судорожно сжимающего рацию и автомат. На месте лица, шеи, груди и живота – зияющие раны и тонкий белый снежок.

– Вижу цель, – раздался шепот «Кобры». – Вон у того дома – он указал стволом автомата на неясный силуэт, осторожно пробирающийся между деревьями.

– Не стрелять! Пошли за ним.

Группа бесшумно двинулась за крадущимся существом. Пересекая следом за ним дорожку, «Кобра» глянул себе под ноги и тут же прикоснулся к плечу Мельникова.

– Командир, посмотри на следы!

Мельников глянул вниз и тоже изумленно остановился. На свежем снегу четко отпечатались следы человеческих ног в ботинках.

49.

Неизвестный человек юркнул в подвал одного из зданий, и сталкеры, немного выждав и поправив приборы ночного видения, последовали за ним. Узкий коридор, скрипнувшая где-то вдалеке дверь, тонкий луч света, приглушенные голоса…

– А ну, мля, бросай оружие и руки вверх нах! – громкий хриплый голос внезапно раздался откуда-то сбоку, а ПНВ оказались ослеплены ярким светом фонаря. – Лицом к стене нах!

23
{"b":"702","o":1}