A
A
1
2
3
...
27
28
29
...
45

Рысь зло сплюнула на пол станции «Александровский сад», закинула за плечи рюкзак, проверила снаряжение и спрыгнула с платформы на пути. Первый кордон она прошла, просто буркнув дозорным:

– Пустите, ребята.

Второй пост остановил её, но когда она предъявила нашивку на рукаве с изображением дикой кошки и подписью «Lynx», дозорные расступились. Третий костёр задержал девушку дольше всех. Подойдя, она увидела знакомые лица – Мельник, Кирилл, и ещё двое сталкеров, спасших её, разговаривали с начальником караула. Увидев её, Кирилл улыбнулся:

– Ты тоже к Смоленской?

– Нет, мне на другую станцию, – хмуро ответила она.

– Может, с нами пойдёшь?

– Нет, вряд ли.

– Да брось, пойдём! Хотя бы до голубой Арбатской!

Девушка бросила быстрый взгляд на полковника. На секунду их глаза встретились, и она, резко дёрнув головой, бросила Кириллу в ответ:

– Нет, я одна. Спасибо за внимание!

Уже разгоняя тишину тоннеля своими «подкованными» шагами, Рысь поняла, что ей стоило принять предложение Кирилла. Однако это означало пожертвовать независимостью и спокойствием, а такого она допустить не могла. С другой стороны, если бы её попросил Мельников, она вряд ли смогла бы отказаться… Задумавшись, девушка не сразу обратила внимание на непонятный шум в боковом ответвлении тоннеля; когда же её инстинкт наконец достучался до разума, времени уже не оставалось…

60.

– Давай сразу договоримся, сколько ещё раз я буду тебя спасать…! – сквозь какой-то туман Рысь с трудом слышала голос полковника.

Девушка попыталась сесть, но голова у неё закружилась и она предпочла за лучшее остаться в горизонтальном положении. Зато обнаружилось, что разговаривать она может без всяких проблем.

– Что… случилось?

– Ну и голос! – произнёс кто-то, находившийся справа от неё. – Как будто ведро мороженого за один присест проглотила!

– Что такое мороженое? – удивился ещё один голос, в котором Рысь узнала Кирилла.

– Непринципиально! – отрезал Мельников.

– Наткнулась ты тут… на одну фигню ползучую, – отвечая на вопрос девушки, сообщил незнакомый ей сталкер. – Они, гадёныши, ползают по тоннелям и душат… Есть не едят, оставляют крысам, а вот крыс потом с удовольствием лопают. Цветок, но хищный; какая-то помесь росянки с лианой. Удав, ё-моё, растительный!

– Знаю, – просипела Рысь. – Мы её хищуркой называем…

– Её ж не услышать невозможно! – со злостью произнёс полковник. – Что с вами, девушка, было, если вы эту дрянь издалека не услышали и гранатой не пришибли?!

– Ничего! – огрызнулась та. – Может, мне нравится, когда вы меня спасаете!

– Тогда сразу предупредите! Какой вы сталкер, если вас спасать надо?

– Неплохой, во всяком случае, не хуже вас!

– Это вряд ли!

– Да, вряд ли! Скорее всего, лучше!

– А иди… – тут полковник внезапно замолчал, сообразив, что ведёт себя по меньшей мере глупо. Ну не мог же он сказать ей, в самом деле, что ему пришлось почувствовать, когда он увидел её с этой… как там, хищуркой… в «обнимку»! Девушка тоже не стала больше пререкаться, а поднялась, откашлялась, и хрипло сообщила всем остальным о намерении продолжить путь.

Некоторое время они шли молча. Затем Кирилл пристроился в ногу с Рысью и начал расспрашивать её обо всём подряд. Девушка отвечала односложно, а затем и напрямую пояснила:

– Мне, конечно, лестно, что ты интересуешься моей скромной персоной. Но я совершенно не желаю говорить ни о своих выходах на поверхность, ни о зомби, ни о легендарном Метро-2. Извини.

– У тебя кто-то есть? – уныло спросил парень.

– Нет. И не надо, – решительно ответила она. – Я давно отвыкла от… хм, тавтология… от привычки возвращаться. И у меня нет никакого желания вновь эту привычку приобретать.

– Тебе именно со мной неинтересно, или ты вообще такая?

– Я? – девушка на секунду задумалась, потом решительно отчеканила, – Я всегда такая…

– Неправда! – запальчиво фыркнул Кирилл. – Ты на… на других так смотришь, что…

– Что?! – вкрадчиво произнесла девушка. – На кого это, а?!

Парень стушевался, бросил что-то типа «всё равно», и отступил назад. Мельник решил, что в следующий раз оставит Кирилла на станции – у парня сейчас гормоны играют, мало ли, что он решит выкинуть в следующий раз? «Не к добру мы эту Рысь спасали тогда, – зло подумал он. – Весь настрой команде сбила!».

61.

На «голубой» Арбатской они снова попрощались. Мельник оставил ребят в палатках, а сам пошёл переговорить с кем-то из знакомых сталкеров. Рысь махнула всем рукой и сообщила, что пойдёт дальше. Полковник подумал, что теперь-то они уж точно расходятся надолго, если не навсегда, но эта мысль почему-то вызвала у него досаду вместо облегчения. За такое состояние он разозлился на себя, выгреб из кармана табак и, быстро сварганив себе самокрутку, закурил. Мысли разбредались в голове, как снулые амёбы, он отвлёкся, и вернулся в реальность только когда услышал за спиной голос:

– Курите, полковник? Вредно для здоровья, особенно в подземке! – одновременно с этой фразой чьи-то пальчики ловко вытащили из его рук самодельную сигарету.

– Линкс?! Какого…?!

– Да, кто ж ещё это может быть? – она не дала мужчине обернуться, положив голову ему на плечо и одновременно затянувшись самокруткой. – Не могла же я уйти, не попрощавшись!

– Но…

– Помолчите, полковник! – ей явно доставляло удовольствие обращаться к нему по воинскому званию. – В конце концов, иногда я имею право на глупые поступки!

– А я…

– И не говорите, что вы против! – она незаметно «просочилась» под его руку и теперь они стояли лицом к лицу. Он внезапно понял, что не может сказать ни слова, и ему оставалось лишь стоять и смотреть в её смеющиеся глаза. Девушка тоже замолчала, а потом прижалась к нему…

Фирменные «подкованные» шаги Рыси звонко отдавались в перегоне Арбатская-Смоленская. Девушка шла, опустив голову вниз и специально стараясь задеть сапогом рельс. Она облизнула горящие губы, и подумала, что ничуть не жалеет о сделанном. Плохо только, что у них было мало времени… Шаг за шагом девушка уходила дальше, оставляя за собой метры перегона…

Глава 12. Букинист

62.

Пост на светло-синей Киевской знал её. Девушка остановилась – ей надо было разведать обстановку. За те два месяца, что её не было, ситуация могла уже измениться.

– Да не, тихо всё! – пожал плечами командир поста в ответ на её вопрос. – Вот как ты ушла тогда, так и осталось. Даже, если о финансировании и торговле говорить, лучше стало. Ганза помогает… ну, точнее, не мешает.

– Ясненько, Лёша! – усмехнулась Рысь, пристраиваясь на краю платформы и сворачивая себе самокрутку. – А что начальник?

– Никита Васильевич? Да по-старому. Всё злится на тебя за то происшествие…

– Сам виноват. «Происшествие»… скажешь тоже! Ну, кинула я в его апартаменты дымовуху, ну, охранникам в челюсть свистнула, – ну и что?! – она прикурила и прищурив один глаз, с хитрой усмешкой посмотрела на ребят.

– У тебя, Линкс, всегда всё «ну и что»! – вклинился в разговор второй дозорный, Андрей.

– А ты мне скажи, что можно было ещё сделать, а?! – фыркнула девушка. – Когда он меня чуть к стенке не поставил; охрану уже вызвал?!

– Да он шутил!

– Ага, класс! Лично я таких шуток не понимаю, и теперь он об этом знает!

Они рассмеялись. Потом старший, Алексей, поинтересовался:

– А ты по делу или мимо проходишь?

– Я? Я всегда только по делу. Даже если мимо.

– Понял, не дурак.

– Ты мне лучше скажи, Марк проходил или нет?

– Этот букинист, мать его? – поморщился Алексей. – Два дня тому назад. Как раз в нашу смену, да, Андрюха?

– Да. Прошёл по станции, головой покрутил, к начальнику зашёл… По-моему, не уходил ещё. Тебя, что ли, ждёт?

28
{"b":"702","o":1}