A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
45

– Не надо спешки, Рыся! – прошептал он.

Она напряжённо кивнула, но полковник заметил, что её рука непроизвольно тянется к метательному ножу, спрятанному в одном из множества карманов её куртки. Перехватив её руку на полпути, Мельников ещё раз повторил:

– Не надо спешить!

Прошло несколько длинных минут, и вдруг из тоннеля вышла какая-то фигура; хоть и непонятная в темноте, но явно человеческая, с каким-то свёртком под мышкой.

– Э-э, ребята! – заголосила фигура, остановившись в паре метров от сталкеров. – Вы что тут сидите? Пошлину собираете?

Напряжение исчезло. Рысь фыркнула и, не собираясь подниматься или отодвигаться от Мельника, ответила:

– Слышь, челнок, ты куда идёшь-то?

– А… так в Полис…! – радостно отозвался тот, подходя ближе и без приглашения усаживаясь у костра. Разглядев его, дозорные переглянулись и засмеялись. Мужчина-челнок был явно навеселе. Обычная, ничем не примечательная одежда дополнялась ярко-салатовым галстуком, завязанным набекрень, и большим красным бантом на замызганной кепке. Вдобавок смутный свёрток под мышкой неожиданного гостя оказался повязанным по крыльям петухом. На клюве у птицы тоже красовался бантик.

– Это чтоб не орал! – щёлкая петуха по клюву и ничуть не обижаясь на смех, пояснил челнок. – Меня, кстати, Василь звать. Я там, наверху, лингвистом был. А тут вот – купец.

– Болтаешь ты много, Василь! – отсмеявшись, сказал полковник. – И кто тебя сюда пустил?

– А никого и не было! – развёл руками челнок. – Я поэтому и подумал, что вам платить надо будет. А почему вас только двое? В дозорах теперь меньше трёх человек не бывает! Говорят, что во всём метро есть всего лишь трое человек, кто поодиночке может по тоннелям ходить или в дозорах стоять!

– И кто же эти персонажи? – усмехнулась Рысь, очевидно, чётко зная ответ. Её ожидания не обманулись. Василь оглянулся, наклонился и шёпотом, словно выдавая государственный секрет, торжественно произнёс:

– Мельник с Серпуховской, Хантер со Смоленской и Линкс.

– А он откуда? – спросил Мельников, подмигивая Рыси.

– А этого никто не знает. Он сам по себе, нигде не останавливается, дома у него нет… и говорят, его пули не берут, заговоренный он, вот!

– Ну-у?! – удивился полковник. – Это ты, родной, врёшь!

– Не вру! – начал горячиться Василь. – Я вот… я вот сам видел, как он на Китай-Городе с бандитами дрался! В него стреляли, и ножами тыкали, и всё такое, а он как стоял, так и ничего ему не было, а потом он только рукой взмахнул, и…

На этом отрывке Рысь и Мельников, не в силах больше сдерживаться, дружно расхохотались.

– Ой, полковник, поверила бы, если бы не знала! – смеясь, проговорила Рысь.

– Эт-точно! – поддакнул он ей и их захватил новый приступ смеха.

На этот раз Василь обиделся.

– Ну, не верите – и не надо! – надувшись, сказал он. – Я вот его встречу – передам!

– Передай, передай! – всхлипнула смеющаяся девушка.

– Я вот скажу, что над ним смеялись двое дозорных… а как вас зовут, кстати?

После очередной волны хохота Мельник представился:

– Полковник Мельников, сталкер.

– Рысь, она же Линкс, сталкер! – произнесла девушка, улыбаясь.

– А… а… ну… я, это… извините, в общем! – произнёс Василь, медленно поднимаясь и глядя на них круглыми глазами.

– Сядь! – усмехнулся полковник. – Так что, можно нам вдвоём в дозоре стоять?

Глава 17. Двуликая

81.

Василь не успел ответить. Из тоннеля, ведущего к Воробьёвым горам, начали неспешно выползать призрачные тени. Один, два, три… шесть таких же существ, одно из которых приходило «на разведку». За ними шла… шёл… в общем, передвигалось странное существо. По виду оно напоминало обычного человека – но лиц у него было два и располагались они по бокам головы, причём одно лицо было мужским, другое – женским. Увидели эту процессию все трое одновременно, но реакция наблюдавших отличилась разнообразием. Василь замер на месте, открыв рот, а потом принялся креститься и бормотать:

– Господи, ну вот и глюки… говорили мне – не кури второй косяк…

Полковник сидел на месте, даже не пытаясь что-либо сделать. Почему-то он чувствовал себя так спокойно, словно смотрит кино. Для полной достоверности не хватало лишь попкорна и бутылки пива; вместо этого рука ощущала лишь холодный ствол автомата. Рысь же, уставившись на компанию призраков, удивлённо выдохнула лишь одно слово:

– Двуликая!

82.

…Рысь же произнесла только одно слово:

– Двуликая!

– Кто-кто? – переспросил Мельников.

– Ну… ты что, не знаешь? Это же знаменитая легенда сталке… тьфу, спелеологов!

– Откуда мне знать? – пожал плечами полковник. – Я военный, а не крот!

– Уй, Мельник, не зли меня и её! – «вспыхнула» девушка.

В это время Василь, очевидно, подумав, уселся поудобнее, вытащил из кармана кисет и набил очередную сигарету. Призрачные волки обошли очерченную территорию и уселись вокруг.

– Глянь, как расселись! – откомментировала Рысь.

– А что? – не понял полковник.

– А проведи линии от одного к противоположному, и посмотри, что получится! – подмигнула она. Он попробовал. У него получился круг, разделённый на 6 равных сегментов.

– Ну и что? – не понял он.

– Ничего, знак радиации… – ответила девушка.

– Да ну и что? – отмахнулся полковник. – Ты лучше про Двуликую расскажи!

– Угу, сейчас. Коротко и о главном, – кивнула девушка. – Она помогала спелеологам и отпугивала от пещер и систем «чайников» и сволочей. Ещё у неё есть… ох, не знаю, то ли дублёр, то ли напарник – Белый Спелеолог. Тоже помогает… некоторым, избранным…

– Так она – друг?

– А я знаю?! Ты в Метро видел научные исследования и работы «О влиянии?-? – и?-лучей на нематериальные психоделические субстанции»? Вот и я – нет… Может, у неё что-нибудь в голове мутировало?

Твари за кругом злобно ощерились, их глаза-угольки вспыхнули злым красно-багровым светом. Мельник невольно вспомнил про звёзды Кремля, и ему стало немного не по себе. Рысь же не обратила на «волков» никакого внимания.

– Так что делать-то? – спросил сталкер.

– Сейчас главное – выяснить, на какой стороне Двуликая и что ей надо. Эти, – девушка указала на волков, – нам не страшны, они лишь свита и они исчезнут, как только это будет надо.

– Приму на веру твои слова, но кто пойдёт это выяснять? А ну, сядь сейчас же! – полковник схватил за руку вскочившую Рысь. – Я тебя никуда не пущу!

– Придётся. За всё надо платить, Серёга… – неожиданно грустно произнесла девушка. – А у меня счёт большой… тебе и в голову не может придти, насколько. Поэтому я сейчас выйду и пойду к ней. Поговорю. А ты, если хоть одна из этих собачек двинется, развяжи птице-петуху бантик на клюве. Пусть поорёт…

Дальнейшее полковник видел, словно в тумане; состояние было такое, как будто он сильно пьян – тело и действия были не в его власти, хотя одновременно с этим голова была ясная и суть происходящих событий он воспринимал кристально чётко.

Рысь вышла из трёх очерченных ею кругов защиты и подошла к призраку. Разговор между ними был слышен Мельнику, но абсолютно непонятен…

– Ты… – голос Двуликой был лишён эмоций и звучал откуда-то изнутри, ни на одном из её лиц губы не шевелились.

– Я.

– Я помню тебя. За тобой должок!

– Помню. Пять плюс один.

– И плюс два… или три? Многовато!

– Я всегда отдаю долги!

– Я не буду ждать. Слишком велика плата.

– Я потеряла мужа и ребёнка!

– Не я взяла их! – хищное торжество промелькнуло на мужском лице Двуликой; женское скривилось в презрительной усмешке.

– Хорошо. Но сначала – выпусти этих!

– Один из них не уйдёт без тебя!

– Но ведь ты прекрасно знаешь…

– Но он – нет! – «рассмеялся» призрак.

36
{"b":"702","o":1}