ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На «Серпуховской» Машу нашли сразу – и, увидев ее, Эдик почему-то заулыбался… «Бурят» на ухо рассказал Маше историю мальчишки, и девушка окружила его такой аурой тепла и света, что Эдик почти забыл происшедшее с ним.

– Прав командир, хорошая девушка… – произнес «Бурят». Они с Хантером сидели на краю платформы. – Однако что-то командир задерживается. Десять часов прошло, как мы расстались… Не случилось бы чего…

– Что случилось? – к ним подошел Тим. – Что-то с Мельниковым?

– Есть причины для беспокойства, скажем так… Пойдем-ка мы, пошукаем, что там. – «Бурят» спрыгнул на пути.

– Погодите минуту… – Тим зашел к себе в подсобку и вынес два ПКМ. – Возьмите на всякий…

– Спасибо, Тим. Но мы лучше налегке, – ответил Хантер. – Прорвемся.

На подступах к «Боровицкой» их остановил парный патруль. Узнав Хантера и «Бурята», патрульные позвонили куда-то по станционному телефону и доложили. Через минуту подошли еще четверо с автоматами наперевес.

– Сдать оружие!

– В чем дело?

– Положить оружие! Без фокусов! – старший прапорщик щелкнул предохранителем. Хантер и «Бурят» медленно положили на пол свои «калашниковы».

– Пистолеты! – и тут Хантер прочитал по глазам прапорщика, что когда он нагнется, чтобы положить своего «Стечкина», то получит пулю в затылок. Хантер медленно стал вытаскивать «Стечкина» из набедренной кобуры, при этом оценивая шансы. «Бурят» еще не понимал, что сейчас должно произойти…

Внезапно раздался негромкий рокот, в глаза охранникам ударил слепящий свет, от которого они невольно шагнули назад, и усиленный мегафоном знакомый голос прогремел под сводами тоннеля:

– Лечь на землю! Лицом вниз! Лежать!

Охранники быстро упали на землю, а с остановившегося мотовоза спрыгнули двое – «Миха» и «Стикс», умело разоружили и связали охранников, крикнули уже подхватившим свои автоматы Хантеру и «Буряту»: «Давайте наверх!»… Дизель взревел, выбросив клубы сизого дыма, и мотовоз через несколько минут вылетел опять на «Серпуховскую».

– Эх, ребята, что ж вы так… – отчитывал Мельников «Бурята» и Хантера, которые как провинившиеся школьники стояли перед ним. – Как салаги неразумные, на рожон поперли…

– Командир, тебя выручать хотели…

– Дурилы вы, и за что только люблю я вас… Хорошо, хоть успели…

Мельников рассказал о происшедшем. Когда они расстались на «Октябрьской», полковник повел свою группу не кратчайшим путем через ССВ между оранжевой и серой веткой, а кружным путем – через зеленую ветку, потом через ССВ около «Театральной» на синюю – и подошел к «Арбатской» с противоположной стороны. Шли осторожно, внимательно осматривая каждую сбойку и нишу – и недалеко от «Арбатской» нашли в одной из сбоек труп человека в черном комбинезоне. Голова у него была прострелена, причем опытный в таких делах «Стикс» определил, что из «Стечкина» с глушителем. Такие пистолеты водились только у парней из спецназа, базировавшихся на «Арбатской».

– Мавр сделал свое дело, мавр должен уйти… – констатировал полковник. – И его подчистили, как он должен был подчистить нас. Безопасность… Все ясно, дальше соваться незачем, отходим.

Группа пришла на «Серпуховку» минут через двадцать после ухода Хантера и «Бурята». На «Тульскую» за мотовозом был послан Тим… Дальнейшее было известно.

– Ну и что будем делать, командир? – вопрос повис в воздухе…

Глава 3. Снова на службе

12.

В приятном безделье прошло еще несколько месяцев. Конечно, «безделье» было более чем относительным – у базирующихся на «Серпуховской» и «Тульской» Мельникова и его бойцов забот более чем хватало. Вылазки на поверхность, охрана тоннелей и входов на станции, тренировки… Но это была рутина, не было особо рискованных операций вроде памятного рейда к реактору. Судя по всему, реактор работал исправно, станции, где бывали сталкеры, теперь освещались стабильно и поярче, чем прежде. Враждебной активности со стороны «Арбатской»-«Боровицкой» также не наблюдалось, что, несколько настораживало, но не слишком сильно. Видимо, «командование» рассудило, что безопаснее не поднимать шум по этому вопросу, и так неожиданное решение проблемы с электроснабжением породило много толков. В конце концов, генералы, похоже, рассудили, что и Мельников со своими бойцами трепаться не станут – не та выучка, да и вопрос действительно слишком жизненный.

Мельников время от времени пропадал на несколько часов, иногда даже дней, ссылаясь на необходимость «порешать вопросы», но всегда раньше, чем ребята начинали всерьез волноваться, он возвращался. На все расспросы ребят отмалчивался или отшучивался, так что вскоре все от него отстали. «Командир знает, что делает», и ладно.

Маша дежурила в лазарете, впрочем, работы уже было немного: раненые или выздоровели или умерли – при дефиците многих медикаментов и отсутствии оборудования, в конечном счете, исход решали внутренние резервы организма…Ребята замечали, что «Бурят», а попросту Леха Буров, большую часть свободного времени стал проводить с Машей, часами сидя в лазарете во время ее дежурств. Маленький Эдик обычно тоже болтался поблизости, хотя частенько любил посидеть и с Хантером, послушать его рассказы о далеких странах. Истории, правда, почему-то бывали довольно специфическими, заканчивавшиеся чем-то вроде «…ну тут подоспели „Апачи“ и почикали их в фарш».

«Давление», которое ранее распространялось с юга по тоннелям и вынуждало жителей станций уходить к центру, ощущалось только южнееы середины тоннеля от «Нагатинской» к «Тульской», и, к счастью, не «пошло» дальше.

В общем, в маленьком мирке «серпуховцев» все шло довольно благополучно…

В один из дней Мельников, единственный из всех ходивший в сторону центра, собрал бойцов и рассказал им о делах, творящихся в остальном метро.

– Дисциплина и правопорядок падают день ото дня. Менты просекли, что теперь им никто не указ и беспредельничают. Но местами они получают отпор – от бандюков, от сталкеров, от военных… Я тут пообщался со своим бывшим приятелем Сашкой Москвиным, мы с ним по молодости в райкоме комсомола пересекались… Он потом в ЦК КПРФ работал, даже депутатом одно время был – так вот он сейчас пытается порядок на красной линии навести. Говорит, там его друзья на «Преображенке» уже кой-что замутили, да и сам он с «Комсомольской-радиальной» ментов выпер, дружину создал. У него там депо под боком, оборудование таскает со страшной силой, людей не бережет… Но люди к нему так и валят – ментовский беспредел всех достал уже, это тут у нас они свои ребята оказались, а в других местах… Сашка и нас к себе зовет, говорит, нужны мы ему…

– А наши как же? – спросил «Гоблин», в быту бывший просто Серегой.

– Вот и я так рассудил… – продолжил Мельников. – Да и с башкой у Сани Москвина чего-то не того… Не, он мужик нормальный в принципе, но зашореный какой-то. Не пойму, то ли и вправду идейный, то ли дуркует… Но знакомство с ним нам пригодиться может, кто знает, как фишка ляжет…

– А еще где чего слышно?

– Всякое слышно… Шпана всякая, молодняк безбашенный тоже хрен чего творит… На некоторых станциях ментов повырезали, вооружились кто во что горазд, к соседям лезут, девок, что помоложе и посимпатичнее, к себе утаскивают. А у «арбатцев» сил не хватает порядок поддерживать – даром что военных много.

– Военные-то липовые, ять, «Арбатский военный округ» – бросил Леха-«Бурят».

– Угу. Раз, правда, сходили рейдом на «Шаболовку», даже заняли ее… бандюки в тоннели на юг ушли, за ними соваться не стали. Нескольких девчонок из обезьянника освободили – у них уже совсем с головой плохо, да и в остальном… заразы полный букет… А остальными эти выродки прикрывались, когда отходили…

– Ссуки… прошипел Хантер.

– А в большинстве мест живут примерно так же, как мы… только чуть хуже. Мало где наверх ходят… больше грибы растят и жрут. Потери большие у ходоков, снаряжения нет… Я тут с Москвиным и еще кое-кем потолковал… Есть мысль на сталкеров мужиков учить… и ребят совсем молодых, сирот, вроде Эдьки – это на будущее, пока наверх, конечно, не таскать, но воспитание, физо и все такое… Основы прививать… Вы как?

7
{"b":"702","o":1}