ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скрябин Лев

Реальные призраки морей

Лев Скрябин

Реальные призраки морей

"В костюме XVII века Летучий Голландец, прислонясь к мачте своего судия, носится по морям, причем встреча с ним предвещает гибель корабля". (Из морского словаря).

"ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ" N 1

Впервые корабль-призрак появился в 1500 году во время шторма у мыса Торментозы. И был он не голландцем, а чистокровным португальцем. Не пытаитесь отыскать Торментозу даже на самых iroдробных современных географических картах. Этого названия больше не существует. Зато всем известен мыс Доброй Надежды - выдающийся в море скалистый полуостров на крайнем юге Африканского континента. В XV веке, стремясь найти морской путь в Индию, португальские мореплаватели не раз пытались обогнуть Африку с юга. Но им мешали сильные встречные ветры, длительные штормы и господствующие в этих водах туманы. Первым взял роковой рубеж португалец Бартоломео Диаш. В августе 1487 года три корабля под его командованием отправились из Лиссабона в заветную "Страну пряностей", как тогда говорили об Индии. Близ 33-го градуса южной широты, у залива Святой Елены, поднялся сильный ветер. Боясь, что суда разобьются о прибрежные скалы, Диаш вывел их в открытый океан. Ветер перешел в шторм, и португальцы потеряли берег из виду. Страшная буря трепала корабли, относя их к югу. Когда океан несколько успокоился, Диаш приказал взять курс на восток. На судах начался ропот: потеряв надежду на спасение, моряки требовали возвращения домой. Но Диаш поклялся "всеми дьяволами", что обогнет этот проклятый мыс... Несколько дней корабли шли на восток, но потерянный берег все не показывался. Тогда Диаш повернул корабли на север, и, достигнув наконец широкой, открытой бухты, он был вознагражден: берег плавно поворачивал на северо-восток... Его корабли все же миновали "проклятый мыс" и вошли в Индийский океан, который до той поры считался замкнутым морем. Измученные долгими скитаниями в океане, его матросы все же взбунтовались и отказались плыть дальше. Диаш вынужден был уступить. Корабли повернули обратно, так и не добравшись до Индии. Идя на запад вдоль южной оконечности Африки, Диаш увидел далеко выступающий в море мыс. В память о пережитом двухнедельном шторме португальский мореход назвал его Кабо Торментозой мысом Бурь. В декабре 1488 года Бартоломео Диаш вернулся в Лиссабон. Король Жуан II, выслушав доклад мореплавателя, приказал переименовать Кабо Торментозу в мыс Доброй Надежды - теперь уже реальной - надежды добраться морским путем до Индии. Через десять лет. в 1498 году, это осуществил другой португалец - Васко да Гама. Так же, как и Диашу, ему с большим трудом удалось обогнуть "проклятый мыс". Обласканный королем, Васко да Гама дожил свои дни в величии и славе. Судьба же Бартоломео Диаша оказалась поистине трагичной. По возвращении в Лиссабон его спутники шепотом рассказывали о своем несчастном плавании. На набережных порта распространился слух, что Диаш проклят Богом и обречен навечно плавать у Торментозы. Не прошло и двух лет, как эти слухи "материализовались". 29 мая 1500 года, во время очередной экспедиции, корабль Бартоломео Диаша пропал без вести у мыса Бурь... Гибель Диаша в воображении людей превращается в "исполнение воли Божьей". Возвращающиеся из Индии португальские моряки клянутся, что видели во время шторма у мыса Доброй Надежды его судно. Так появляется первый в истории корабль-призрак...

"ГОЛЛАНДЦЫ" ГОЛЛАНДИИ И ДРУГИХ СТРАН

Из испанского вице-королевства Перу, из порта Кальяо плыл на корабле в Барселону молодой дон Сандовалле. Юноша возвращался домой с красавицей невестой и грудой золота. Команда корабля, не устояв перед искушением, убила молодую пару и завладела сокровищами. За столь тяжкое преступление Всевышний превратил членов экипажа в призраков, а судно - в вечного скитальца океана. Время от времени оно появляется в устье реки Ла-Платы. Таков испанский вариант легенды. По индийской версии того же времени кораблем-призраком командовал легендарный британец Бернард Фокк - отчаянный и беззаботный моряк. Укрепив мачты и реи своего корабля железом и увеличив в несколько раз площадь парусов, Фокк стал совершать изумительно быстрые переходы из Англии в Индию. Как правило, его корабль отдавал якорь в Бомбее на девяностый день плавания. За такие невероятные рейсы британец был якобы проклят дьяволом и в наказание обречен вечно плавать в океане между мысом Доброй Надежды и мысом Горн. Германские моряки были уверены: печальная участь ожидает всякого, кто встретит в Северном море корабль грешников "Либера нос". На черных его мачтах вздуты черные паруса с изображениями человеческих черепов. На корме за штурвалом стоит скелет - злой дух, правящий кораблем. Каждый грешник пребывает в одной должности по сто лет. поднимаясь по ступенькам судовой иерархии до чина капитана за тысячелетие. В Нидерландах легенда появилась во второй половине XVII века, причем сразу в трех вариантах. По первому - некий Фалькенбург, богатый и знатный купец, накануне свадьбы своего брата убил невесту и жениха. Мучимый угрызениями совести, Фалькенбург очутился на берегу моря. Тут подошла лодка с гребцом, который произнес: "Жду тебя". Лодка доставила убийцу-купца к борту странного корабля, на котором не было ни души. Как только Фалькенбург взошел на палубу, он поплыл в сторону Северного моря. С тех пор серый корабль под красными парусами блуждает там, никогда не заходя в порт. Во второй легенде капитаном парусника был Ван Страатен - смелый моряк, не верующий ни в Бога, ни в черта. Он вышел в море в страстную пятницу и поклялся, пробиваясь сквозь встречный шторм, обогнуть мыс Горн. За эти деяния он был осужден плавать в океане до страшного суда. Когда Ван Страатен встречает в океане другое судно, то приказывает своим матросам спускать на воду шлюпку и, подойдя к кораблю, просит принять пачку писем. Все они адресованы людям, которых уже давно нет в живых. В таких случаях рекомендовалось немедленно взять письма и прибить их к грот-мачте. Особенную осторожность следовало соблюдать, если на корабле нет Библии. А тех, кто посмеет прочитать эти письма, ждет неминуемое кораблекрушение. Третьего "Летучего голландца" звали Ван дер Декен. Он также поклялся при встречном шторме обогнуть мыс Горн. Много дней подряд ревели стихии. Команда роптала, а капитан спокойно курил трубку и пил пиво. Тех, кто пытался воспрепятствовать его затее. Ван дер Декен швырял за борт. Но вот на палубу корабля опустился святой дух. Капитан-безбожник выстрелил в него из пистолета, но ранил себя. Ван дер Декен стал злым духом моряков, был осужден на бессрочное плавание в бушующем океане. Появление его корабля предвещало шторм и кораблекрушение. Подобных легенд о "Летучем голландце" великое множество. Они отличаются одна от другой не только именами капитанов, но и причиной проклятья, которое на них обрушилось: то это клятва обогнуть мыс против ветра, то убийство ради богатства, то волшебство, то иной грех.

СТРАШНАЯ НАХОДКА

В далекие времена парусного флота среди снежных торосистых равнин и айсбергов, под тусклым небом Арктики странствовали полярные "Летучие голландцы". Обледенелые, в саване туманов, бороздили они ледяной простор по воле ветров и течений. Целыми десятилетиями дрейфовали иногда в белых пустынях вмерзшие в лед суда. Эскимосам-охотникам, китобоям и полярным исследователям не раз случалось видеть в морозной мгле их призрачные контуры. Первыми, кто встретился с "Летучим голландцем" в Арктике, были китобои с английского корабля "Гренландия". В августе 1775 года капитан Уарренс в погоне за стадом китов привел свое судно на 77-ю параллель в заливе Баффина. Пути вперед не было - море закрылось тяжелыми льдинами и множеством огромных айсбергов. Капитан Уарренс приказал лечь на обратный курс. "Гренландия" стала медленно разворачиваться. Но неожиданно ветер стих и паруса безжизненно повисли на реях. Ветер задул только к вечеру второго дня, а к ночи перешел в шторм. Льдины со скрежетом наползали одна на другую, стоял ужасный грохот, Под утро пришли в движение и айсберги, они гулко сталкивались и переворачивались, кроша лед. В полдень стихла пурга, изза уходящих туч выскользнуло бледное полярное солнце. Вдруг все увидели, что над одним из айсбергов плавно движутся верхушки трех мачт с раздутыми парусами. "Неужели здесь, кроме нас, есть еще судно? Кто еще осмелился забрести так далеко?" - недоумевали моряки. А мачты продолжали двигаться. Вот из-за айсберга показался бушприт, потом фигура богини, украшающая нос корабля, потом и сам корабль... Китобоям сразу же бросилось в глаза, как странно развернуты реи незнакомца, как неестественно поставлены паруса. - "Голландец"! - с ужасом закричали моряки. Уже кто-то из гарпунеров начал читать молитву, кто-то побежал в кубрик за Библией. Между тем неизвестный корабль ударился килем о подводную кромку плывшего перед ним айсберга. От толчка рухнула и упала за борт его фок-мачта. Судно остановилось в двухстах метрах от "Гренландии". - Это не "Голландец"! - воскликнул капитан китобойца.- Они терпят бедствие, им нужна помощь. Четверо гребцов - за мной! Вскоре на воду спустили вельбот, и Уарренс с матросами направились к странному кораблю. Приблизившись, они увидели, что корпус парусника сильно поврежден льдинами и обветшал, Тщетно пытался капитан Уарренс прочесть на корме название корабля: буквы выцвели и стерлись. Палуба, покрытая толстым слоем льда и снега, была пуста. - Эй, есть тут живые души? - крикнул капитан. Звук его голоса поглотила тягучая тишина. Поднимаясь с кормы на палубу, капитан заглянул в иллюминатор каюты и увидел сидящего за столом человека. Из-за плохого освещения ничего больше разобрать было нельзя. Открыв люк, китобои вошли внутрь корабля и направились туда, где капитан увидел человека. В салоне корабля их глазам предстала страшная картина. За столом сидел мертвец с зеленым лицом и провалившимися глазами. Его руки лежали на раскрытом судовом журнале. На недописанной странице моряки прочитали английский текст: "14 ноября 1762 года. Семнадцатый день мы зажаты в этих льдах. Вчера погас огонь. Наш капитан безуспешно пытается разжечь его. Сегодня утром скончалась его жена. Спасения нет..." Не говоря ни слова, Уарренс и матросы направились в каюту капитана. На кровати лежала женщина. Ее лицо хорошо сохранилось, лишь по неестественному положению тела можно было понять, что она мертва. Возле нее на полу сидел заледенелый капитан. В одной руке он все еще держал кресало, в другой кремень. На баке и в кубрике китобои обнаружили еще несколько тел. Заглянули в кладовую - ящики, бочки и полки были пусты. Ужас охватил китобоев, они хотели немедленно вернуться на "Гренландию". Уарренсу удалось незаметно от них взять часть вахтенного журнала, который буквально рассыпался в его руках. Когда "Гренландия" вернулась в Англию, Уарренс сообщил о страшной встрече в Арктике лордам Адмиралтейства. По остаткам журнала так и не удалось установить название и порт приписки неведомого корабля, тринадцать лет странствовавшего по арктическим морям.

1
{"b":"70204","o":1}