ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стрельченко Сергей

Улей

Сергей Стрельченко

УЛЕЙ

Андрей Ружинский скупал и продавал все - китайскую тушенку с иероглифами Великой Стены и мокрый, залежавшийся на складах уголь, подержанные катера и очень интимные товары для одиноких женщин.

Он покупал и людей, которых легче купить, чем запугать, и делал это всегда с большой выгодой.

В свои неполные тридцать два он имел сотни миллионов в открытых для глаз налоговой полиции счетах. Андрей был совсем не похож на старый карикатурно-расхожий образ пузатого буржуа с сигарой в толстых губах.

Поджарая, стройная фигура Андрея всегда вызывала зависть у многих знакомых из круга новой элиты. Его загорелое волевое лицо под шапкой тугих темных волос казалось лицом воина и жреца, и у него действительно был свой бог. Волей судьбы попав еще подростком в город из маленькой, почти опустевшей, степной деревни, он сразу выбрал его из пантеона прочих.

Рубли, доллары и ценные бумаги, власть над людьми и очень широкие связи в политике и преступном мире были для него лишь средством для достижения главной цели. Он собирал золото.

Быстро разделавшись с текущими делами, Андрей отключил компьютер и подошел к окну. Сквозь толстое, но очень прозрачное бронестекло был виден внутренний двор принадлежавшего ему особняка. Большая клумба с редчайшими орхидеями, небрежно поставленный вкось ярко-вишневый "альфа-ромео" жены и штабели ящиков, купленных по случаю марокканских апельсинов. Они уже были проданы мелким оптовикам с наваром в тридцать процентов, и к вечеру их должны увезти.

С приходом холодов двор должен успеть стать зимним садом. Андрей прикидывал варианты решения этой архитектурной проблемы. Причуды жены всегда раздражали Андрея, мешая работать. Но орхидеи все-таки жалко. Придется что-то придумать.

Отбросив прочь мрачные мысли, он начал готовиться к обряду поклонения любимому богу. Он приходил к нему не чаще раза в неделю и черпал там от него свои силы.

Андрей опустил жалюзи на окно и капнул на ладони розовым маслом, умащивая им лицо и шею. Пора.

Зеленая с позолотой стена ушла в сторону. За ней была маленькая дверь из светлого титанового сплава. Андрей отпер ее цилиндриком комбиключа, дающего в замок сложно закодированные пакеты электромагнитных и ультразвуковых импульсов и оказался в маленькой комнате, которая сама по себе была сейфом. Его окружали титановые стены, пол, потолок.

Стоящий внутри объемистый сейф по праву являлся предметом гордости Андрея. Строгая простота и изящество линий. Несокрушимая, как у брони тяжелого танка, прочность массивных многослойных стен. Сверхсложная система оригинальных замков. Андрей внимательно следил за всеми новинками и тратил на них целые состояния. Цилиндрик для первой двери с меняющимся каждый раз шифрованным кодом был здесь не больше, чем Детская игрушка.

Один из замков открывался при помощи запаха роз, его ощущали точнейшие химорецепторы. Ключом для другого служил отпечаток всех пальцев хозяина в подсветке инфракрасных лучей, и он прижимал умащенные розовым маслом ладони к черной, как эбонит, пластине как будто касался магического фетиша.

Сейф был смертельно опасен, как дремлющий в тишине лютый зверь. Он мог постоять за себя без посторонней помощи. Малейшая ошибка в ритуале - и на вошедшего обрушатся потоки свинца, кислоты и ядовитых газов. Задрапированные тонкой фольгой жерла извергнут из разных концов комнаты толстые огнеметные струи, и даже сами стены, пол, потолок способны ударить пятисотвольтным разрядом.

Последний щелчок; и в монолите сверхпрочной стали возникла тончайшая, как волос, щель. Она начала медленно расширяться, давая ход тяжелой бронеплите.

В такие мгновения Андрей всегда закрывал глаза и слышал в висках биение своего сердца.

Спустившаяся бронеплита негромко ударила о пол.

Сейф был совершенно пуст... Андрей ошарашенно смотрел в него, стоя, как соляной столп.

Его не хватил удар, он даже не упал в обморок. Андрей умел сохранять хладнокровие даже под автоматным огнем, когда полсотни наемных убийц средь бела дня ворвались в его офис, сметя немногочисленную еще охрану, и позже, когда связавшись с одной иностранной фирмой, вдруг оказался на грани банкротства. Его компаньон-совладелец Саша Кравцов пустил пулю в висок. Андрей выправил положение, взяв крупные суммы под липовые проекты и всё пустил на рекламу. К нему вновь потекли золотые ручьи... и все теперь пошло прахом.

* * *

Вернувшись назад в кабинет, Андрей подошел к бару и выпил, не морщась, целый стакан'крепкой французской водки. Она прошла, как вода, и он не почувствовал малейшего опьянения. Такое случалось с ним только в минуты сильнейшего нервного напряжения.

Густой сигаретный дым наполнил комнату. Андрей размышлял о случившемся. Сейф опустел. Невероятно, но факт. Андрей принимал мир таким, как он есть - значит возможно, но как? Вскрыть его, не оставив следов, не в силах даже агенты лучших разведок, не говоря уже о врагах и грабителях. О сейфе с его содержимом не знал никто, включая жену и охрану. "Маленькая" золотая заначка принадлежала только ему.

Сидя за столом, он продолжал односложно отвечать на деловые звонки. Лишенный эмоций, холодный, словно у автоответчика голос не выдал никому того, что творилось в душе.

И тут позвонил Боря Штейн - частый партнер Андрея по биржевым операциям. Он говорил что-то о новых акциях и предлагал скинуться на контрольный пакет "Золото-маркет", красноречиво расписывая дальнейшие перспективы.

Долго молчав, Андрей вдруг выдал в трубку такое, что не решился бы напечатать самый антисемитский журнал на любом языке мира. Растущее в душе напряжение вдруг выплеснулось наружу. Андрей почувствовал, что у него начало дергаться веко. Такое было с ним лишь раз в жизни в начале карьеры, когда в одну ночь повязали пять из семи его товарищей по рэкету.

Зажегся экран телевизора. Андрей всегда программировал его память на несколько дней вперед, надеясь увидеть самые интересные для себя передачи. Фильм с ьрюсом Ли помог успокоиться.

Опять затрещал телефон. Судя по номеру на таоло, звонил Гриша Григорьев - экс-чемпион Европы по дзюдо а ныне шофер и телохранитель Андрея, успевший уже обзавестись своими телохранителями для защиты семьи и быстро растущего, как на дрожжах, состояния.

1
{"b":"70209","o":1}