ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что за чушь? С кем я говорю? Требую встречи с экипажем корабля.

– Данный корабль полностью автоматизирован, экипаж отсутствует. Я интеллектуальная информационная система. Заключённых доставляют транспортными кораблями в капсулах гибернации, по транспортной системе они перемещаются в свободные камеры. По истечении срока заключения капсула также в транспортном корабле отправляется на Землю, где производится вывод объекта из состояния сна.

– Почему произошло моё пробуждение?

– Пропала связь с центром управления на Земле. Согласно протоколу безопасности Вам, присвоен высший уровень доступа к системам корабля, и автоматически назначаетесь командиром.

– Интересно, кто догадался дать преступнику высший уровень доступа, и что теперь с моим сроком заключения?

– Согласно имеющимся протоколам обмена с центром управления Вы сами себе присвоили данный статус через 3 года заключения. В случае возникновения неполадок, моя задача пробудить тебя и обеспечить полную безопасность.

– Эээ… то есть, я сам себе с Земли дал максимальный уровень доступа и при этом одновременно я же находился здесь?

– Получается, что так. Причём команда была одобрена всеми системами безопасности как наземного центра, так и здесь, на корабле. Это может означать, только то, что в центре управления у Вас тоже высокий уровень доступа.

– Как я могу одновременно существовать и здесь и на Земле?

– Здесь находится объект из 2013 года, там объект из своего времени.

– В 2013 мне было 27, корабль оказался на орбите в 2140, меня доставили сюда в 2150, люди столько не живут.

– Тем не менее эта информация подтверждена всеми протоколами обмена.

– Сколько времени я провёл здесь?

– С момента как тебя доставили, прошло 25 лет, за это время было доставлено ещё 150 заключённых.

– Что-то эта картина не укладывается у меня в голове, ладно, сколько ещё ждать активации системы жизнеобеспечения?

– До завершения осталось около 8 часов.

– Времени ещё полно, думаю, что мне лучше отдохнуть и привести мысли в порядок. – с этими словами я развернулся и, с трудом перебирая ногами, пошёл к своей капсуле. Возможно, моя неуверенность в походке объяснялась низкой гравитацией ведь, как оказалось, я сейчас нахожусь в космосе далеко от Земли, а может, и от долгого лежания в капсуле без движения, хотя вариант одновременного влияния этих двух факторов я бы не исключал тоже.

По пути я заглядывал в другие капсулы, там лежали различные люди как мужчины, так и женщины. Но никакой информации на капсулах о находящихся в них заключённых не было. Когда я добрался до своей капсулы, то вопросов у меня было больше, чем ответов, а забравшись в неё, я почти сразу уснул.

Глава 2. Воспоминание первое

Отпуск подходил к концу, а я так ни разу и не выбрался на природу хотя неоднократно планировал такую прогулку, но погода рушила все планы, то метель такая, что в десяти метрах ничего не видно, то ещё что. И вот, если верить прогнозу завтра 15 февраля, должна быть идеальная погода для лыжной прогулки.

Лес был практически сразу через дорогу от моего дома, и выйдя во двор, я понял, что прогулка будет удачной. Температура была около минус десяти, ветра практически не ощущалось, а войдя в лес, он и вовсе пропадёт. Перейдя дорогу и надев лыжи, я побежал по лыжне, которая, казалось, упирается в сплошную стену из деревьев. Через пару минут вместо сплошной стены уже можно было разглядеть множество елей. На раскидистых лапах которых лежал снег, а в глубину леса, под небольшим углом уходит просека, и дальше лыжня проложена по ней.

Пробегая рядом с этими елями и иногда задевая ветви плечом, было слышно, как за спиной обрушивается целая лавина снега и, если немного замешкаться, что он сыпался прямо на голову. Особо «приятные» ощущения вызывало то, что иногда снег попадал за шиворот. Где-то в глубине сознания всплыли строчки из песни:

«Здесь лапы у елей дрожат на весу,

Здесь птицы щебечут тревожно,

Живёшь в заколдованном диком лесу,

Откуда уйти невозможно.»

Пробежав по просеке метров сто, я остановился у места, где она разделялась на несколько ответвлений, каждое из которых было снабжено указателями на 1, 3 и 5 км. Каждое ответвление делало круг по лесу и выходило недалеко от места входа.

Немного постояв у развилки, я решил пробежаться по самой короткой трассе в один километр, и включил секундомер, побежал.

Вспомнилось детство, когда я вот точно так же бегал по трассе в лесу. Тогда я жил в другом городе и занимался в лыжной секции, а у спортивной школы была своя база «Снежок». На некоторых участках трассы меня, и других ребят, встречал тренер Виктор Петрович и делал замечания по технике хода. Погрузившись в воспоминания, я и не заметил, как пробежал километр и снова оказался на развилке. Я посмотрел на часы, секундомер показывал около пяти минут.

– Неплохо, для начала, – решил я, особенно учитывая тот факт, что не стоял на лыжах уже более двадцати лет. Немного подумав, я свернул на трассу в три километра и, опять погрузившись в воспоминания, ровным темпом её пробежал. На секундомере добавилось ещё 15 минут.

Хорошо в лесу в это время, тишина стоит такая, что в ушах звенит. Вдобавок ко всему, сегодня пятница и людей здесь практически нет, а вот завтра и послезавтра, тут будет довольно шумно. Люди семьями выбираются на активный отдых и даже на самой длинной трассе в пять километров, иногда случаются заторы, и бежать в комфортном для себя, постоянном темпе просто невозможно.

На часах ещё не было и 8 утра, усталости в ногах ещё не ощущалось, и я решил пробежать ещё и пятикилометровый круг. Погода стояла ясная, и местами, где солнце пробивалось сквозь деревья, снег в его лучах сиял до рези в глазах. Пару раз я останавливался попить чаю, наливая его из термоса в крышку.

Несмотря на признаки физической усталости, эта прогулка принесла огромный душевный отдых. Чистый прозрачный воздух, лёгкое покалывание на щеках от мороза, что может быть замечательнее?

Когда я вышел из леса, времени уже было чуть больше девяти утра. На опушке стояло человек пять и о чём-то говорили, показывая пальцем в небо. Посмотрев в том направлении, я увидел в вышине яркий шар, за которым тянулся длинный хвост.

– Опять у военных неудачный пуск ракеты, – успел подумать я, перед тем как раздался хлопок продолжением которого стал звук бьющегося стекла, а всем телом я ощутил взрывную волну. В небе над нами, в сторону озера Чебаркуль, пролетел огненный шар, следом за которым тянулся хвост из обломков и огня.

– Смотри, смотри! Метеорит! – раздался обеспокоенный голос рядом со мной и, по-видимому, он был прав. Спустя пару минут раздался ещё один взрыв и ноги ощутили легкую вибрацию, идущую по земле.

– Было бы интересно добыть несколько осколков для работы. – промелькнула у меня мысль, надеюсь, что военные уже выдвинулись к месту падения и передадут нам образцы.

Дело в том, что я работаю на одном закрытом предприятии, а наш отдел, начиная с 1999 года, иначе как «Лаборатория аномальных материалов» никто не называет, связано это было с появлением на рынках города игры «Half-Live». В наш отдел частенько попадали осколки различных метеоритов и другие непонятные материалы, которые частенько находят археологи, но по итогам химического или спектрального анализа, по которым было выявлено неземное происхождение образца.

Вот эти образцы мы и подвергали воздействию различных факторов, иногда с любопытными и опасными для жизни результатами. Нет, до Гордона Фримена нам было далеко, и в возможность открытия портала в мир, из которого к нам полезут различные твари мы не верим, но лабораторию мы пару раз чуть не уничтожили.

Например, есть у нас один образец, по внешнему виду это обычное стекло в форме капли. По химическому составу это тоже почти-что обычное стекло, но есть в нем небольшое количество примесей, идентифицировать которые мы не смогли. Но именно они придают образцу любопытные свойства, которыми в итоге заинтересовались военные.

2
{"b":"702289","o":1}