ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда этот образец попал к нам впервые, а это произошло пару лет назад, то сначала его отправили к нашим химикам, для выявления его структуры и состава. Уже после этого образец попал к нам, а потом, совершенно случайно пострадал один мой коллега, Женька Коновалов. Он умудрился лишиться мизинца на левой руке, когда закреплял образец в оправке, а на телефон, лежащий на соседнем столе, поступил вызов. Мизинец в этот момент оказался как раз у острой стороны этой капли, телефон лежал на соседнем столе, со стороны выпуклой сфероидной части, в общем его палец просто испарился, так как мы не нашли ни одной его части. Самое удивительное было ещё то, что кровотечения не было и место, где пару секунд назад был палец было как будто обработано высокой температурой.

В результате экспериментов мы выяснили, что эта капля каким-то образом собирает звуковые волны, поступающие в широкую её часть, и излучает через остриё. Но на стены лаборатории – это излучение никак не влияло, а вот после того, как Женька посветил в эту часть китайской лазерной указкой, нас вежливо попросили проводить эксперименты в очень удаленной от города лаборатории. Мы тогда прожгли сквозные дыры, диаметром в пару сантиметров, во всех стенах здания и ещё одно административное здание, стоящее в полукилометре от основного производственного корпуса, просто удивительно что никто не оказался в зоне действия луча. И всё это без дополнительных источников энергии, всего лишь лазерная указка с тремя батарейками-таблетками, и не совсем обычная стеклянная капля. Вот именно эта часть эксперимента и заинтересовала военных, и была получена команда, любыми способами изготовить подобный образец самостоятельно.

После этого нам было запрещено проводить эксперименты в основном корпусе предприятия, и нам выделили отдельный корпус в сотне километров от основного производства. Естественно, сам корпус принадлежал одной из воинских частей, наши бывшие коллеги сразу стали шутить, что нас сослали в «Зону#74», а начальство пошло ещё дальше, и все «посылки» с «аномальными материалами» помечало «Предприятие N. Сектор λ (Лямбда)». Руководить нашей службой назначили Григория Манаева, с учетов всего произошедшего, между собой мы его называли – G-Man, надеюсь, что этим мы не привлечём к себе какого-нибудь происшествия из разряда сверхъестественного.

С этими мыслями я уже подходил к своему дому, и его внешний вид вызывал странные постапокалиптические чувства: в большинстве подъездов, видимо взрывной волной, были выбиты окна, которые своей пустотой, из которой местами торчали осколки, смотрели на пустынную улицу. Кое где люди уже затягивали эти дыры полиэтиленом, закрепляя его скотчем, но таких было очень мало, всё-таки сегодня рабочий день и основная масса народу сейчас работает. Информация об этом, конечно, разнесется по городу с неимоверной скоростью, и кто-то сбежит с работы пораньше, и тоже займется подобным ремонтом. Повезло тем, кто занимается изготовлением и установкой оконных рам, сейчас у них появятся заказы практически от всего города, ведь это форс-мажор и тут ни одна страховка не поможет. Я стал волноваться и о своей квартире и ускорил шаг, но всё обошлось, ни одно окно у меня не пострадало.

* * *

Поздно вечером, я сидел на диване с бутылочкой пива, рядом со мной стояла тарелка с сушенной рыбкой, с интернета была скачана очередная серия сериала «Гримм», которую я и смотрел.

Неожиданно в прихожей вспыхнул свет, но не от лампы, а какой-то синий, больше похожий на свечение электрической дуги, и через несколько секунд, он погас. На экране в этот момент главный герой дрался с очередным монстром, и эта вспышка и последовавшие за ней звуки шагов, заставили волосы на затылке зашевелиться, я повернулся к двери и увидел, как в комнату входят два человека.

– Николаев Роман Григорьевич? – Спросил один из них, глядя на листок бумаги.

– Да. – Ответил я. – Как вы сюда попали? Я вызову полицию!

– Служба защиты времени, главный инспектор Сергей Ермилов. – Ответил он на мой вопрос. – Вы арестованы, и должны быть доставлены на судебное заседание. Следуйте за нами.

– Никуда я не пойду. Объясните мне что тут происходит или я вызываю поли…

Договорить мне не дали, второй незнакомец навел на меня какую-то трубку, внутри неё мелькнул красный огонёк и я, ощутив жжение в шее, обессиленно рухнул на диван.

– Ты что творишь? Он должен был добровольно последовать за нами. – На повышенных тонах начал говорить первый.

– Да ладно тебе, он вон бузить начал, а так усмирили его и спокойно доставим на место. –Ответил ему второй, и продолжил. – Колян, открывай портал…

– Что значит не можешь? – Спросил он спустя мгновение, и выслушав ответ сказал. – Подъезжай к подъезду, мы его выводим…

– Что значит не можешь? – Опять спросил он. – Ладно стой на месте, мы идем.

– Что-то блокирует открытие портала в квартире, придётся тащить его к машине, к подъезду двор он тоже заехать не может, всё заставлено машинами, придётся тащить его до проспекта. – Сказал он, обращаясь к первому.

– Заставить бы тебя в одиночку его тащить, чтобы в следующий раз думал, что делаешь. – первый был явно не в духе, от происходящего. – Надеюсь нас никто не заметит.

Несмотря на то, что меня обездвижили, я прекрасно видел всё происходящее и слышал их разговоры.

Натянув на меня куртку и ботинки, и взяв меня под руки они вывели меня из квартиры и закрыв дверь потащили вниз по лестнице, почему-то отказавшись от лифта. Мышцы по-прежнему меня не слушались, и ноги просто волочились по ступеням.

Когда меня вытащили на улицу, мы чуть не столкнулись с моим соседом Василием, я хотел попросить его о помощи, но язык тоже меня не слушался. Видимо заподозрив неладное, он попытался что-то сказать, но его оттолкнули, и он отлетел в сугроб, меня же потащили по тротуару в сторону арки. Краем глаза, я видел, что кто-то подбежал и помог Василию выбраться из сугроба.

За домом нас ждал черный минивэн Chevrolet Express 454, в который тронулся с места, сразу как меня в него запихали. Минут сорок мы ехали на приличной скорости, направление я определить не смог, так как лежал на сидениях и что происходит за окнами мне не было видно. Когда наконец мы остановились, и человек, который вел машину зашел в салон, в открытую дверь я заметил деревья. Возможно, мы припарковались в парке, или выехали в лес.

– Ну как он? – Спросил водитель.

– Жить будет, включай уже свою шарманку. – Ответил ему тот, который обездвижил меня.

Водила закрыл за собой дверь и что-то нажал на устройстве, которое находилось у него на руке, чем-то напоминающее часы. После этого пространство вокруг задней двери автомобиля стало наполняться синим цветом, яркость которого быстро нарастала, в какой-то момент произошла вспышка и я почувствовал, что меня вновь взяли под руки и потащили к этому сияющему проходу, при этом у меня из кармана выпал, закатившись под сидение, телефон. В момент прохождения сквозь эту сияющую рамку я погрузился в темноту.

* * *

Сколько времени я был в отключке не знаю, но очнулся я, судя по всему, в камере заключения. Это была небольшая комната, едва ли превышающая размеры два на два метра, почти половину из которых занимала кровать, на которую меня уложили прямо в той одежде, в которой и похитили. В одном углу располагался санузел и раковина, в другом душевая кабинка, а посреди стены едва выделялась дверь.

В голове со скрежетом крутилось множество мыслей, что за визитеры из «Службы защиты времени» наведались ко мне домой, ведь я даже, имея определенный уровень допуска, никогда о них не слышал. А ведь о возможности подглядывать как в будущее, так и в прошлое мы писали в одном из своих докладов. Так-что если бы такая служба и существовала, она должна была бы обратить на нас внимание ещё тогда, три года назад.

– А может меня похитили сотрудники иностранной разведки? – Возникла у меня мысль. Выяснили они, что я работаю на закрытом предприятии, да ещё и в удалённом от головного производства корпусе, который вдобавок ко всему находится под защитой военных и куда периодически доставляют посылки с материалами, попавшими на нашу планету из космоса. Значит, в ближайшее время, будет попытка меня завербовать, подкупить или ещё что-то подобное, возможно будет даже угроза моей жизни или моим близким людям.

3
{"b":"702289","o":1}