ЛитМир - Электронная Библиотека

А может они похитили и других сотрудников лаборатории? Например, Женьку Коновалова – но за него я спокоен, этот никаких тайн не выдаст. А вот если они похитили Федю, вернее Петрова Фёдора, сына главного инженера, попавшего к нам несколько лет назад, то этот всё разболтает лишь бы его отпустили.

Федю мы недолюбливали, да и было за что, несколько раз он пытался выставить себя единственным специалистом, который достигает результатов в работе с «аномальными материалами», а мы просто копируем его успехи в своих отчетах. Но наш G-Man перехватывал эти докладные, и несколько раз беседовал с Федей, но это особо не помогало, он продолжал строчить свои кляузы. Было подозрение, что он передавал свои жалобы напрямую отцу, но особой силы, без регистрации у руководителя на рабочем месте, они не имели. Так-что этот всех сдаст, да ещё попросит помощи в продвижении по служебной лестнице, чтобы иметь доступ к большему количеству секретов.

Такая перспектива меня не радовала, но ничего поделать я не мог, оставалось только ждать, какие действия начнут приниматься против меня.

Я лежал и смотрел в потолок, за течением временя я даже не следил, свой телефон я где-то потерял, видимо он выпал у меня из куртки дома, когда меня одевали либо в машине, пока возили по городу. То, что телефон должен был быть в куртке я не сомневался, дома я им практически не пользуюсь, а заряжаю на работе, так что он просто обязан был лежать в кармане.

Раздался едва уловимый шорох и дверь отъехала в сторону, за ней оказался небольшой бочкообразный робот на трёх колёсах.

«Следуйте за мной в зал судебного заседания по вашему делу» – раздалось из его громкоговорителя, и развернувшись он выехал из комнаты. Я встал и последовал за ним, только сейчас я обратил внимание на то, что снова могу двигаться.

Комната судебных заседаний находилась буквально в нескольких шагах, я даже не успел рассмотреть коридор, по которому шел, как оказался в помещёнии посреди которого стоял подковообразный стол, за которым сидело три человека, напротив стола стояло кресло, в которое мне и предложили присесть.

– Назовите себя. – Потребовал сидящий в центре.

– Николаев Роман Григорьевич. – Ответил я.

– Вы признаёте себя виновным в похищении у Петрова Фёдора Ивановича, документации на машину времени и присвоении оформлении открытия на своё имя?

– Нет, создание машины времени невозможно, я не похищал никакой документации.

– У нас имеются письменные свидетельства истца, и мы им доверяем.

– Требую, чтобы в зал пригласили истца, у меня к нему есть вопросы, по ответам на которые вы поймете, что он не имеет никакого представления о машине времени.

– Это невозможно. – В этот раз ответил сидящий справа от меня. – У нас нет ордера на доставку сюда истца, а без ордера доставка человека из прошлого запрещёна. Мы полагаемся только на его письменные свидетельства, которые были изъяты из личной ячейки гражданина Петрова, находящейся в одном из банков. При заключении договора, было дано указание о вскрытии ячейки 1 мая 2148 года.

– В изъятых документах было сказано, что он может прислать доказательство своего изобретения, для этого мы должны были найти и включить, 1 июня 2148 года, первый экземпляр машины, который назывался «Хроновизор», настроив его на 4 сентября 2010 года. – Продолжил он. – Данная машина хранится в музее времени, мы включили её в назначенное время и выполнив необходимые настройки. Сквозь неё мы получили лист бумаги, на котором было изображение сотрудников лаборатории «Аномальных материалов», ваше лицо было обведено и сопровождалось надписью от руки «Вор». Экспертиза подтвердила, что подчерк на документах из ячейки и на полученном листе бумаги идентичен. На основании этого, было сделано заключение, что Петров Фёдор Иванович имеет непосредственное отношение к разработке этой машины, вследствие чего был выдан ордер на ваш арест.

– Глупость какая. – Я продолжал думать, что меня похитили сотрудники иностранных спецслужб и пытаются вытянуть у меня сведения о наших опытах. Я был неприятно удивлен об их осведомленности в части некоторых вопросов. – Ещё раз повторю, это невозможно.

– Раз ответчик отказывается признать свою вину, прошу огласить приговор. – Сказал сидящий справа.

– Учитывая вышесказанное и отказ ответчика пойти на контакт со следствием, суд выносит следующее решение. За попытку изменения событий прошлого, с целью получения личной выгоды заключённый №2148-07-25 приговаривается к заключению в экспериментальной криотюрьме «Изолятор X», на орбите Сатурна, сроком 125 лет.

Далее заговорил человек сидящий слева.

– заключённому присвоить личный номер 0001, поместить в криокапсулу. Вся память заключённого должна быть скопирована для проведения исследования и последующего восстановления и, во избежание повреждения мозга он должен быть очищен от всей имеющейся информации, после этого грузовым кораблём, должен быть доставлен в камеру заключения. Если в результате исследования информации, полученной из мозга, выяснится, что ответчик не виноват, будет подан встречный иск с требованием осудить Петрова Фёдора Ивановича, а личность Николаева Романа Григорьевича восстановить досрочно, вернуть его в своё время и выплатить компенсацию в денежной валюте его времени, в объеме соответствующем зарплате ответчика за десять лет.

– Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. – Сказал сидящий в центре. – Уведите заключённого.

Я ощутил укол в области шеи и опять потерял возможность двигаться и говорить, рядом со мной оказалась каталка, похожая на больничную, на которых везут больных в операционную. Два робота, похожих на того, который сопровождал меня, но имеющих манипуляторы, положили меня на каталку и вывезли из зала суда.

Мое путешествие было не долгим, меня завезли в комнату напротив, и погрузили в какую-то капсулу, когда её прозрачная крышка закрылась, мои руки и ноги были зафиксированы зажимами, голову удерживал обруч, проходящий через лоб.

– Начать процедуру копирования и очистки памяти. – Это было последнее, что я услышал и, как мне показалось, уже в следующее мгновение я очнулся на корабле, где мне восстановили память.

Глава 3. Космическая тюрьма

Проснулся я от противного звука зуммера, гудящего среди монотонного гула вентиляции.

– Системы жизнеобеспечения активированы. – раздался голос системы оповещёния корабля. – Двери разблокированы. Доступ к системам управления корабля разблокирован. Уровень гравитации соответствует земному.

Я вылез из капсулы и направился к двери, в этот раз всё прошло быстрее, и походка уже была более уверенная, а ноги уверенно держали меня в вертикальном положении. Дверь практически бесшумно скользнула в сторону, когда я подошел к ней, а за ней открылся длинный коридор, по обоим сторонам которого находилось множество дверей.

Я вышел в коридор и повернув налево пошёл вперёд, дверь в помещёние, откуда я вышел, также бесшумно закрылась.

– А кормить здесь будут? – Спросил я у незримого собеседника. – Как вы храните продукты в течении столь длительного времени?

– Следуй по оранжевой линии на полу, она ведет в камбуз. – Моментально ответил мне искусственный интеллект корабля. – Там установлены пищевые 3D-принтеры.

Посмотрев на пол, я увидел несколько цветных линий, таких как: красная, зеленая, синяя, оранжевая, желтая и фиолетовая. Надо будет узнать, какая линия куда ведет.

Следуя по оранжевой линии, я заметил, что зеленая линия разветвляется практически по всему коридору и упирается в закрытые двери.

– Возможно это жилые помещёния, или камеры хранения криокапсул, подобной той, в которой хранилось моё тело. Жаль, что не обратил внимания на это, когда выходил из той комнаты. – Пока я размышлял над этим, я подошел к двери, в которую упиралась оранжевая полоса, но дверь автоматически не открылась. Внимательнее осмотрев её, я заметил рядом с дверью небольшой выступ, и предположив, что это какой-то сенсор приложил к нему руку.

4
{"b":"702289","o":1}