ЛитМир - Электронная Библиотека

Вероника Осьминина

Серебряная душа

Вместо предисловия

Что такое магия? Это часть души человека. Она дана от рождения каждому, но не каждый желает её раскрыть. Это дар, что безмолвно защищает своего владельца, терпеливо ожидая, когда его заметят.

На затерянном посреди бескрайних просторов океана материке, Эвалине, жили и маги, и люди, не пожелавшие пробуждать в своей крови колдовство. Вечное противостояние Тьмы и Света, не обошло стороной и это место, только здесь сражались силы Белой и Чёрной Параллелей.

Что такое Параллель? Это то, чему люди стремятся объяснение, но не могут, и то, перед чем маги склоняют головы, ибо они чувствуют их и могут осознано пересекать. До сих пор неизвестно сколько всего существует Параллелей. Память, Время, Огонь, Вода, Ветер, Земля, Любовь… Но основными Параллелями, которые удерживают этот мир являются – Тьма и Свет. Есть и ещё одна, та, таинства которой не смог раскрыть ни один маг, но без которой мир уже давно перестал бы существовать, сгорев между Чёрным и Белым пламенями – Параллель Равновесия.

Сколько магов желало достичь совершенства в обращении и с Тёмной, и со Светлой магией, чтобы слить их воедино и войти в Серебряную Параллель… Но все они терпели поражение, не в силах справиться с силой, которую желали обуздать, к тому же Параллели не дарили свои знания просто так. За всё нужно было платить. Хочешь познать таинства Света – посвяти жизнь, служению ему. Хочешь познать силу Тьмы – отдай ей душу. Хочешь укротить Пламя – сгори в нём.

Магия подобна живому Огню. Она дарит могущество тем, кто в силах её укротить, но сжигает души тех, кто проявляет слабость. У каждой души есть своя Параллель, которая ей покровительствует, и она лишь одна. Порой душа за свою жизнь может долго метаться в её поисках, но всё равно возвращается к той, что изначально была ближе. Та Параллель никогда не причинит боль, напротив будет помогать. Однако, если маг решит совладать с несколькими Параллелями, то он должен быть готов к их постоянному внутреннему противостоянию, к вспышкам неукрощённой магии, к придирчивой проверке силы его души. Некоторые Параллели до сих пор сокрыты от людского взора и их душ, ибо не нашёлся ещё тот, кто, по их мнению, достоин коснуться таинств, что они хранят.

Также было и с Параллелью Равновесия. О ней знали, к ней стремились, но всякий раз она отталкивала, не подпуская. Многие мечтали овладеть её таинствами, чтобы принести Равновесие в души магов и людей, помочь им найти тот баланс эмоций и чувств, который смог бы положить конец непрекращающейся войне, но ни у кого не хватало сил. И здесь речь идёт не только о войне, в которой лилась кровь из-за различия мнений разных сторон, а и о противостояниях и метаниях, происходящих в душе каждого человека и терзающих его всю жизнь.

Говорят, что одному магу удалось пересечь грань Серебряной, но совладать с её силой он не смог. Однако перед тем, как его душа сгорела в пламени неукрощённого могущества, он успел записать простую истину, что постиг, надеясь, что однажды более сильный маг воспользуется его знаниями и войдёт в Параллель. Этот совершенно неброский ключ, способный наконец принести покой в сердца всем жителям Эвалины, был записан в потрёпанную книжку, которая побывала после этого во многих руках, но так и не нашла обладателя Серебряной души, который смог бы понять скрытый смысл короткого изречения и совладать с силой, прежде неукрощённой.

Пламя в темноте

По полупустым улицам города спешила девушка. Она то и дело бросала тревожные взгляды на тяжёлые, хмурящиеся облака, которые были готовы пролить дождь в любую минуту. Поплотнее закутавшись в серый плащ и вздрогнув от пронизывающего порыва ветра, она прибавила шагу, стараясь не думать о том, что до дома был по меньшей мере час пешего хода. Утром её предупреждали, что к вечеру будет буря, поэтому винить в столь несвоевременном походе на другой конец города та могла лишь себя.

И всё же как не торопилась Келен (а звали её именно так), дождь начался, не дождавшись её возвращения под родную крышу. Она набросила капюшон и спрятала под него длинные каштановые с золотым отливом волосы. Луч солнца блеснул в её голубых глазах, прежде чем светило окончательно скрылось за тучами, и вокруг стало заметно темнее.

Сильные и нескончаемые струи дождя создавали ощущение сплошной стены, которая не давала видеть дальше чем на несколько шагов, а ветер толкал и бросал в разные стороны, сбивая с намеченного пути. Устав в итоге от этой борьбы с силами стихий и полностью потеряв представление, где она находится, Келен прислонилась спиной к стене какого-то здания, загораживающего её от ветра и отчасти от дождя, благодаря широким скатам крыши. Одно она осознавала даже слишком ясно – здесь ей не приходилось бывать прежде, а значит её занесло в незнакомую часть города. В довершение всех напастей близилась ночь, принося с собой темноту. Измотанная и уставшая, Келен решила дать себе немного передохнуть, а после уже думать о том, как выбираться из сложившейся ситуации.

Приоткрыв глаза, она увидела силуэт человека, прислонившегося к дому на противоположной стороне улицы. Он устало сгорбился, отвернувшись от бесконечных брызг и тоже пытаясь восстановить силы. Келен хотела подойти к нему, чтобы спросить, где они находятся и хоть немного разобраться, куда ей идти дальше. Но в тот момент из темноты появилась ещё одно фигура. Нечто на уровне инстинкта заставило Келен остановиться.

Первый человек всё также стоял, обессиленно прислонившись к стене и кутаясь в чёрную мантию, а второй, незамеченным, подкрадывался к нему с сзади. Плащ на нём, должно быть, был белым, пока вместе со своим владельцем не попал в самое сердце непогоды.

«Маги», – пронеслась мысль в голове Келен, когда она увидела, что вокруг одного из незнакомцев замерцало бледное сияние.

Несмотря на то, что основная война закончилась победой Белого Ордена и гибелью предводительницы Чёрных магов, Ринэлли, противостояние Тьмы и Света не успокоилось, а напротив, стало куда более жестоким. Светлые маги стали, в прямом смысле слова, истреблять Чёрных, пользуясь их ослаблением и разобщённостью, ибо после падения их Госпожи они почти все стали существовать поодиночке. Некоторые из Тёмных, которые были сильнее других, наоборот почувствовали свободу и стали выступать против Светлых. После победы Света, Равновесие, о котором так мечтали все жители Эвалины, не пришло, поскольку теперь чаша весов то и дело колыхалась, пребывая в зависимости от мелких стычек (назвать их сражениями после того, что происходило до этого, ни у кого язык не поворачивался), становившихся всё более подлыми. Чёрным магам был нужен лидер, который смог бы снова собрать их вместе и остудить пыл Белых. Сложнее жилось тем магам, которые после окончания основной войны ушли из этой борьбы, решив жить в стороне и изучать магию, как таковую. Их считали предателями, оставившими Параллели, которые даровали им знания. Однако в самом бедственном положении оказались люди, чьи мысли и познания были очень далеко от мира чародейства. Они не могли чувствовать тонкие переломы в противостоянии Параллелей и с трудом успевали следить за происходящим, поэтому нередко оказывались жертвами то и дело вспыхивающих сражений между двумя силами, что не могли достигнуть согласия.

И сейчас Келен почувствовала, что станет свидетельницей очередной схватки магов, ибо человек в белой мантии сделал резкое движение рукой, словно создавая невидимую для её глаз сферу.

– Сзади! – крикнула она.

Естественно Келен понимала, что ветер заглушит её крик, но не смогла сдержаться, ибо ей было противно от того, что тот пользовался усталостью и нападал со спины, пусть и на Чёрного мага.

Однако, даже сквозь всё такую же плотную стену дождя, она заметила, что Чёрный чародей вздрогнул и резко обернулся, но заклятие, клубившееся на ладони Белого мага, уже было готово, и он бросил его вперёд, направив прямо в грудь своему оппоненту. Келен в ужасе вжалась в стену, увидев, как молния осветила лицо падающего мужчины. Оно было искажено болью и ненавистью. Но когда он растянулся на земле, и второй поспешил уйти, произошло то, чего не ожидал ни Белый маг, ни уж тем более девушка, которая вообще замерла, желая врасти в здание, чтобы её не было видно. Чёрный маг приподнялся на руках, невольно прижав одну ладонь к груди. Он ничего не сказал и не сделал, но в тот же миг вокруг Белого вспыхнуло яркое пламя и тут же погасло, одновременно с тихим вскриком Келен. Мужчина упал на землю, но в отличии от своего соперника, больше не поднялся. Чёрный маг между тем уже встал на ноги и подошёл к своему поверженному противнику. Замерев рядом с ним на десяток долгих секунд, он развернулся и пошёл прочь.

1
{"b":"702354","o":1}