ЛитМир - Электронная Библиотека

А ведь всего неделю назад все было хорошо. Да что там, все было просто замечательно. Я сдала на высший бал все экзамены третьего курса. Благо, теория проклятий у нас шла зачетом и в дальнейшем, на факультете этологии* ее больше не изучали. После сессии мы получили распределение на практику и о счастье, я должна была через месяц отправиться, с небольшой группой наиболее одаренных студентов под руководством профессора Дастина са Форса, в Агарийские горы изучать псионов. Этих рептилий еще называют летающими ящерицами. Крыльев, конечно же, у них нет. Да и не летают они в полном понимании этого слова. Скорее планируют расставляя в стороны лапы и натягивая таким образом кожу между ними. Но не эта их главная особенность, а то, что они могут гипнотизировать как свою добычу, так и врагов. Первых успокаивают внушая им, что все хорошо и они в безопасности, после чего быстро убивают и съедают, а вот с последними все гораздо интереснее. Одни теряют интерес к изумрудным красавцам, другие пугаются непонятно чего и разбегаются в разные стороны, тем самым удаляясь от своей возможной жертвы, а третьи про них напрочь забывают и даже не видят, не смотря на то, что ящерицы остаются рядом с ними. Для изучения этой самой способности мы и отправляемся в ареал проживания псионов. Ведь еще несколько лет назад эта территория была для нас закрыта. Но недавнее соглашение о дружбе и ненападении с соседним королевством, открыла нам чудесную возможность начать изучать множество интересных зверей. А тут такая подстава.

Просто так отправиться студенту на практику, тем более ту, которая будет длиться два месяца, невозможно. Для этого необходимо письменное разрешение родителей. Его требуется было отослать в академию в течение месяца, пока мы на каникулах.

Ранее мы не раз разговаривали с отцом на эту тему и он знал о моем желании получить полное образование. Дело в том, что обычно, титулованные аристократки, если все же они поступали в академию (чаще всего им хватало обучения в пансионах или институтах благородных девиц), уходили из нее как раз после третьего курса. Ведь за три года их, в общем-то, на достаточном уровне обучили владению родовой магии, а вот дальше уже идет более узконаправленная специализация, которая мало кому из илин интересна.

Так уж случилось, что несмотря на то, что основная стихия нашей семьи это магия воды, мне достался дар моей прабабки. Благодаря чему, я могу общаться с животным. По-хорошему, то не только общаться, но и подчинять их, но все же предпочитаю взаимное сотрудничество и дружбу, чем абсолютное послушание. Нет, магия воды у меня также имеется, но совсем на небольшом уровне. С тем же старшим братом, у которого это основная стихия, не идет ни в какое сравнение. Но, честно говоря, меня все устраивает. Мне, как аристократке, будь у меня такой же потенциал родовой магии, как у Арэна, все равно не позволили бы вступить на службу Его Величества и стать боевым магом. А так, я могу быть ученым и изучать редких животных. Благодаря моему дару, в отличие от тех у кого его нет, мне никогда не будет грозить опасность от диких зверей, например, быть загрызенной в процессе работы (что не единожды случалось с другими), а это значит, куда бы я не забрела, всегда смогу выбраться живой и невредимой. А это уже немало. Кроме того, огромным плюсом в моей учебе и работе есть тот факт, что животных я обожаю. И мне все равно, маленькие и пушистые они, или огромные, с наростами на коже, когтями и острыми клыками. Все мы дети природы и Богини, и все имеем право на жизнь.

И вот, приехав домой, я вдруг узнаю, что мне нашли жениха и уже осенью хотят сыграть свадьбу. Да еще и кого? Того напыщенного индюка, который меня дразнил в детстве. Признаю, я и сама была не подарок. Младшая, единственная и избалованная маленькая принцесса, и любимая дочка родителей. Меня холили и лелеяли. А еще вечно наряжали как куклу. А тут, вдруг какой-то мальчишка со своими друзьями не желает выполнять мои просьбы и капризы. Да, я тогда на них сильно обижалась. Сейчас смешно даже вспоминать. Вот только как-то смеяться не хочется.

Мама серьезно была настроена породнится со своей подругой детства, а так как у той был только сын, то не успело мне стукнуть восемнадцать, как меня уже решили отдать под венец. А ведь мой брат все еще холост и это несмотря на то, что он наследник графского титула и старше меня на пять лет. И где вы мне скажите справедливость? Нет ее.

Какой же я тогда устроила скандал дома. Хотя и мама не отставала. Отец был как между двух огней. Честно признаться, с мамой мы общались постольку - поскольку. Как только у меня проснулся дар, меня больше стала интересовать учеба и развитие моих способностей, а не наряды и балы. Последнее маму особенно удручало. Зато отец мое стремление поддерживал. Он у меня военный. Глава разведывательной службы. И возможность использования в работе магических и разумных животных ему очень импонировала. И тут вдруг такая подстава.

Закончилось все тем, что папа попросил меня зайти к нему в кабинет и там мы пришли к соглашению. Решено было не злить маму, и дать мне свое согласие на встречу с маркизом са Вельен. А вот дальше уже как получится. Если вдруг, чего в жизни не бывает, мы воспылаем с Себрианом страстью и захотим вступить в брак, отец даст на это свое благословение. А вот если мне что-то не понравится, а еще лучше если не понравиться моему жениху и он решит отказаться от данной затеи, то папа подпишет мое разрешение на практику.

Всю дорогу мама счастливо улыбалась не переставая щебетать, какой хороший мальчик Себриан, а еще какая у него замечательная мама и загородное имение у моря, где мы теперь сможем отдыхать каждое лето. Как будто она там и так не отдыхала постоянно со своей подругой — герцогиней. Как- будто у неё своих имений мало. Единственная причина по которой матушка все же ворчала, это отсутствие у меня подходящего гардероба. А меня как раз все устраивала. Все имеющиеся в наличие платья, амазонки и костюмы были практичные и удобные. Как раз такие, в которых и заниматься можно и на полевую практику ходить. Нет, конечно же, парочка бальных платьев также имелась, куда без этого. Но даже на них не было того пышного безобразия, в которое любила облачать меня моя родительница. Все же я предпочитала более строгий и сдержанная стиль.

Оказавшись в столичном особняке са Вальенов, первым делом я побежала не приводить себя в порядок, а искать своего возможного жениха. Слуги мне подсказали, что он в парке. А так как ранее я уже не единожды была здесь, то приблизительно знала, все укромные местечки в саду.

Найти маркиза мне удалось не сразу. Он сидел в одиночестве в беседке в дальнем конце парка. Когда я уже хотела было зайти, чтобы поговорить с ним и попросить, как более титулованного из нашей пары, отказаться от помолвки задуманной нашими матерями, неожиданно появились приятели Себриана. А я и не знала, что они до сих пор дружат. Решив подождать, я замерла в нескольких метрах от беседки, спрятавшись в густом кустарнике. Темно-зеленного цвета платье неожиданно удачно помогло скрыть свое местоположение от взглядов молодых мужчин. Вообще-то, я не являюсь любительницей подслушивать чужие разговоры, и даже собиралась уйти незаметно, но когда поняла, что говорят они обо мне, не смогла удержаться и осталась.

М-да, много же чего интересного я о себе узнала. Значит, я приторна - сладкая прожигательница денег и жизни? Глупая и надоедливая липучка предпочитающая драгоценности и пышные наряды в оборочках розового цвета, книге и учебе? А еще я толстая. Блин, если с первым что-то можно было придумать, то вот с последним уже нет. Мне было лет восемь, когда мама начала сокрушаться по поводу моей неожиданной худобы. Ведь до этого, как заметил маркиз, я действительно была пышечкой. Хотя, мне кажется, в том возрасте, большинство детей имеют румяные, пухлые щечки. Но как только открылся дар и я осознала, что могу общаться с животными, то стала вечно пропадать то в загоне для зверей, то на конюшне с лошадьми, забывая и про завтраки, и про обеды. Ужин меня, в любом случае, всегда дожидался. А еще десертом к нему шли увещевания и нравоучения. В десять лет, как и положено всем детям аристократов, меня отправили на обучение в пансионе благородных девиц, где рацион был не самым обширным, если не сказать скудным. Там нас постоянно держали на диете, чтобы мы казались для мужчин неземными, эфемерными созданиями. В пятнадцать же лет мне удалось поступить в академию. А там режим был еще жестче. Нет, никаких диет.

3
{"b":"702389","o":1}