ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктор Алдышев

Корпорация "Здоровье"

Кофе без сахара и сливок с творогом без сметаны и варенья – не вкусно.

Не вкусно до такой степени, что эту массу можно глотать, только не жуя. Пока рецепторы на языке не распознали, что то, что ты кладёшь в рот, – не пища, а жалкое её подобие. Но Вячеслав уже привык.

Год на голодной диете отразился и на жизни. Она тоже стала пустой. Желудок не страдал без еды, а душа Славы Тимурова не мучилась без людей. Всё вокруг казалось сжатым пространством, в котором мелькали серые тени тех, кто каждый день здоровался с ним: консьержа на первом этаже дома, коллег на работе, шефа, продавщиц магазина, куда он заходил вечером за коньяком.

Диета диетой, а коньяк с лимоном – по расписанию. Тоже горько, но минута счастья наступала, когда терпкое тепло разливалось по сосудам необъятного тела, которое не хотело худеть. Слава испытал на себе голодание, таблетки, тренажёры, гормоны, но организм отторгал всё, чем он пытался привести его в порядок. В свои тридцать пять Тимуров весил сто пятьдесят килограммов, и это не было пределом. Медленно, но верно вес продолжал расти.

Сейчас, сидя перед телевизором в своей квартире на двадцатом этаже элитного дома, Слава вкушал завтрак. Матерился и едва ли не рыдал глубоко в душе, потому что ненавидел кофе без сахара и сливок. Особенно с обезжиренным творогом.

В шесть утра по всем каналам шло оно и то же: рекламные ролики знаменитой на весь мир корпорации «Здоровье». С экрана прекрасная стройная девушка рассказывала:

– Десять лет назад, в период глобальных экологических, политических и экономических кризисов, корпорация встала на стражу мирового здоровья. Мы оздоравливаем государства и нации.

Кадры ролика впечатляли. Сначала хроника арабо-европейской войны, охватившей два континента и десятки стран от Египта до Дании, затем голода, окончательно уничтожившего Европу. Матери с детьми на руках, стоящие вдоль дорог, где проезжали гуманитарные конвои. Впалые щёки и серые лица не пугали Славу, не пугали даже костлявые руки, протянутые к проезжающим мимо машинам и слова, которые можно было легко прочесть по иссохшим губам: помогите нам…

И, наконец, первые транспаранты корпорации «Здоровье» на руинах городов. Тогда они были везде, на всех языках, и там было сказано: «Мы позаботимся о вас».

Данное людям обещание корпорация выполнила с блеском. Начав с организации пунктов питания и оказания медицинской помощи в разорённых районах, она продолжила созданием территорий безопасности и открытием центров социализации пострадавшего населения. Тогда, десять лет назад, её успешная деятельность казалась фантастикой. Европейский мир, стоявший на грани полного коллапса, начал стабилизироваться.

Корпорация направляла свои миссии в горячие точки, в самый ад. Туда, где боевики резали головы немусульманам, складывая их горой прямо на въезде в город. Но после прибытия миссии, буквально через месяц, тревожные новости переставали приходить. Территории безопасности и центры социализации заполнялись людьми, правительственные войска и полиция входили в занятые боевиками населённые пункты.

После окончания военных действий корпорация продолжила выполнять свою работу: занялась созданием оздоровительных парков, где велись исследования новейших методов лечения и разработка медицинской техники, и, оправдывая своё название, приступила к лечению людей.

Для многих это было бесплатно. Ушли в прошлое сборы денег по национальному телевидению на болеющих детей. Центры корпорации отслеживали появление больных. Едва семья ставила ребёнка на учёт, как буквально через неделю ближайший к ним центр приглашал их на бесплатную операцию.

Сейчас корпорация присутствовала везде. Её представители сидели в международных организациях, филиалы были открыты по всему миру, и, по уже сложившейся практике, в любой неожиданно возгорающейся боевыми действиями точке организовывалась её миссия. И это стало вариантом решения вопроса, потому что, как правило, по прошествии пары месяцев конфликт заканчивался, и регион стабилизировался.

В последнюю неделю Слава слышал в новостях об обострении отношений между африканскими Руандой и Бурунди и одновременной вспышке мутировавшего в окончательно адовую заразу вируса эболы в обеих странах. Но корпорация «Здоровье» уже объявила о начале своей работы в зоне конфликта, так что смело можно было ожидать, что скоро всё успокоится.

На экране телевизора, на фоне прекрасных пейзажей оздоровительных парков, стройная девушка уверенным дикторским тоном говорила:

– Мы заботимся о каждом человеке на нашей планете. Что бы вас ни волновало, вы всегда можете обратиться в филиал корпорации по вашему месту жительства. Наши специалисты придут к вам на помощь.

– Ну придите, – согласился Тимуров. – Что ж я вам зря заявку оставил?

Он заставил себя проглотить ещё ложку творога, взглянул на часы. Шесть пятнадцать. Он в отпуске. Почему же тогда сидит с творогом на диване в шесть пятнадцать утра?

Потому что никуда не поехал отдыхать. Потому что не может больше выносить никого из тех, кто звал его на море. Потому что на улице мрачно и небо серое уже вторую неделю, и от этого он ненавидит всё ещё больше. И своё отражение в стекле панорамных окон тоже. Потому что там – на диване – чья-то жирная туша с брюхом, лежащем на коленях, жрёт творог.

Слава поставил пустую тарелку на стол, взглянул в окно. Высотные здания подпирали провисающую ткань облаков, но дождя не было.

Звонок телефона заставил от неожиданности вздрогнуть. Тимуров поднял сотовый к носу, секунду глядел на дисплей. Логотип корпорации «Здоровье» сверкал на весь экран.

– Да? – ответил Слава.

Радушный девичий голос немедленно произнёс:

– Вячеслав Андреевич, здравствуйте! Извините, что так рано. Ваша заявка в группу худеющих рассмотрена, но руководитель нашего филиала хочет пообщаться с вами лично. Сегодня сможете подъехать к нам?

– А… конечно. Во сколько?

– Давайте к десяти. Ждём вас!

И связь отключилась.

– Это интересно, зачем? – произнёс Тимуров.

Надо бы девушку об этом спросить, но со скоростью её работы он всё равно не успел бы. Ей обзванивать ещё пару тысяч человек, так что на каждого по десять секунд, не больше.

– А чёрт, надо встать, – вздохнул Слава.

Надо встать, донести себя до душа, натянуть одежду, обуться, а для этого наклониться. Это не самая страшная жуть. Впихнуть себя в такси – вот где шоу!

Тимуров вызвал машину часа за полтора до назначенного времени. Решил поехать пораньше. Спустился на лифте в холл, дежурно поздоровался с консьержем и вышел на улицу.

Белая «Лада» ожидала пассажира. Водитель оглядел кряхтящего жирного парня, влезающего всеми конечностями на заднее сиденье авто, усмехнулся, но ничего не сказал. Всё-таки ожирение – это болезнь. Грешно смеяться над больными людьми.

К половине десятого Слава добрался до офиса корпорации. Это было великолепное десятиэтажное здание с внутренним двором, садом и фонтанами, скоростными лифтами, собственной вертолётной площадкой. Небольшой кусочек рая в центре города. Приветливые и, конечно же, прекрасные девушки на ресепшене, услышав имя и фамилию клиента – Вячеслав Тимуров, очаровательно улыбнулись, немедленно связались с приёмной директора и радостно сообщили посетителю, что его могут принять прямо сейчас.

Ребята из охраны в холле проводили Вячеслава к лифту.

– Вас встретят на девятом этаже, – сказал один, нажимая сенсорную кнопку на ручном компьютере, закреплённом на ладони.

Двери лифта закрылись, и Слава заметил, что кнопок в нём нет. Лифты здания управлялись охраной лично. Мера безопасности в некоторой степени показалась излишней. Это же офис гражданской корпорации, а не военный объект.

Створки открылись в просторной приёмной руководителя филиала. Подсветка тёплого золотого оттенка, направленная на стены из стекла, удивительно добавляла уюта. Приятная девушка за столом поднялась и направилась навстречу посетителю.

1
{"b":"702802","o":1}