ЛитМир - Электронная Библиотека

ЖИЗНЬ, ЛЮБОВЬ И ПРОЧАЯ МАГИЯ

Рина Михеева

Аннотация: Сборник фанфиков по Поттериане.

Блестяще-саркастичный профессор Снейп и великолепно-эгоистичный Люциус Малфой - вы хотели бы увидеть их снова? Целеустремлённая Гермиона Грейнджер. Удастся ли ей стать миссис Снейп?

И, конечно, Гарри - неприятности и приключения отыщут его всегда и везде!

Все работы сборника вполне самостоятельны, но при этом объединены общей сюжетной линией и расположены в хронологическом порядке.

Аннотация фанфика "Хогвартс. Пробуждение силы": После Второй Магической Войны Хогвартс снова открыл двери для учеников. Но волшебный замок изменился, у него появилась собственная воля, и он не намерен и дальше быть безвольным орудием в руках магов...

Аннотация фанфика "Гарри Поттер и Новый год": В новогоднюю ночь каких только чудес не бывает! Может даже приключиться превращение героев поттерианы в персонажей Колобка! Заставит ли это Гарри позабыть о своей депрессии, Люциуса Малфоя - дать согласие на брак сына, а директора Снейпа - сделать предложение профессору Грейнджер? И кто за всем этим стоит... Таким вы Гарри ещё не видели!

Аннотация фанфика "Гарри Поттер и анимагия": Неожиданно выяснились новые факты, касающиеся бывших УПСов и членов их семей. Они не могут иметь детей! А при чём тут Гарри Поттер? А Гарри всегда при чём!

Аннотация фанфика "Гарри Поттер и тайный страх": Оказывается древний демон приложил руку к падению Волдеморта и помог Гарри Поттеру победить... Но зачем он это сделал? Хэллоуин приближается, а вместе с ним надвигается страшная опасность... Гарри скрывает правду, однако друзья не позволят ему остаться в одиночестве на краю пропасти.

Аннотация фанфика "Сказки семейства Снейп": Двойняшки Эйлин и Август попросили папу Северуса рассказать им сказку. Мама Гермиона решила помочь. И вот что у них получилось.

Аннотация миниатюры "Больше, чем жизнь": Северус Снейп о любви.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Хогвартс. Пробуждение силы

ГЛАВА 1. Замок проснулся

После окончания Второй Магической Войны спешно восстановленный Хогвартс открыл двери для учеников. Практически всем учащимся пришлось, так сказать, остаться на второй год. Гриффиндорское трио также вернулось на седьмой курс.

Школу возглавила Минерва Макгонагалл, так как Снейп отказался вернуться на пост директора, да и вообще не желал контактировать с кем бы то ни было, за исключением разве что Малфоев, от которых, по слухам, он всё же принимал кое-какую помощь.

Всем остальным пришлось смириться с тем, что чудом (и стараниями Гермионы) выживший герой войны не только никого не принимает, но и не отвечает на письма. Совы, отправленные ему, возвращались обратно с нераспечатанными посланиями. И даже орден Мерлина так и остался лежать в Министерстве, ибо вручить награду не было никакой возможности.

Итак, учебный год начался, а вместе с ним — и новые проблемы. И они оказались совершенно неожиданными, что, впрочем, нередко бывает с проблемами.

Конечно, директор Макгонагалл и педсостав Хогвартса понимали, что замок восстановлен не полностью, а, учитывая сложность этого волшебного сооружения, — почти живого организма — следует держать ухо востро и соблюдать осторожность.

Но в том-то и дело, что все меры предосторожности оказались бессильны, хотя, к счастью, опасности для здоровья и жизни учащихся пока не было никакой. Ну… или почти никакой.

Всё началось с того, что на первом же праздничном ужине директор Макгонагалл так и не смогла занять своё законное место за столом и выступить с тщательно подготовленной речью, так как, стоило ей приблизиться к директорскому месту, обратилась в кошку.

Да не в ту холёную красавицу, что, как известно, являлась её анимагической формой, а в тощую и драную, с шерстью грязно-неопределённого цвета, рядом с которой и кошка Филча — королева красоты.

Конфуз кое-как удалось замять, хотя вернуть Минерве человеческий облик сумели лишь глубокой ночью и с большим трудом. Разумеется, предполагали, что её кто-то проклял, но следов проклятия так и не нашли и даже определить разновидность применённой магии затруднились.

К сожалению, это было только началом.

От Рона Уизли убегала еда, так что он оказался на полуголодном пайке, так как блюда, переданные ему другими, просто исчезали, оказавшись у него в руках, — иногда бесследно, а иной раз — материализуясь в совершенно неожиданных местах или внезапно возникая перед другими учениками.

Кроме того — за Роном гонялись учебники! А стоило ему отвлечься от работы над домашним заданием или во время урока, — они так и норовили стукнуть его по лбу или дать подзатыльник.

От Гермионы же, напротив, книги убегали, а если всё же удавалось их поймать, вели себя не лучшим образом, то преобразуя текст в дурацкие детективные романы за авторством неведомой Д. Донцовой, а то и вовсе — буквы выпархивали и начинали водить вокруг неё хороводы, дразня заучкой и зубрилкой!

С Гарри учебники вели себя примерно так же, как и с Роном, и теперь друзьям приходилось читать Гермионе вслух. Но если от Рона убегала еда, то от Гарри — разлетались мётлы. О квиддиче да и просто о полётах пришлось забыть к горячей, хотя и тщательно скрываемой, радости Слизеринской команды.

Впрочем, Слизеринцам тоже доставалось. Драко Малфой выглядел просто ужасно и поделать с этим было ничего нельзя. Самая лучшая мантия, стоило ему её надеть, превращалась в нечто, явно сшитое тем, кто ни разу до этого не держал иголки в руках. И сшитое не иначе как из старых половых тряпок. Волосы у него постоянно стояли дыбом и донимали ничем не выводимые прыщи. Гойл ходил постоянно избитым, так как на него нападали все предметы подряд.

Похоже, и остальным Слизеринцам жилось несладко, но их проблемы не были столь очевидны для окружающих, а сами они, в лучших традициях факультета, скрытничали. Некоторые утверждали, что "жители подземелья" теперь то и дело отбиваются от мозгошмыгов, а иные из них видят даже морщерогих кизляков, не говоря уже о прочих существах, ранее показывавшихся на глаза лишь Луне Лавгут. Поговаривали, что особенно тяжко приходится тем, кто прежде дразнил Луну полоумной.

Преподаватели сбились с ног, пытаясь понять, что происходит и почему, а главное — как с этим бороться. Директор Макгонагалл не могла попасть в свой кабинет, хотя ещё летом, пока велись восстановительные работы, входила туда беспрепятственно.

Теперь же дверь не реагировала ни на какие пароли, а камин оказался заблокирован. Проблема заключалась в том, что в кабинете остались важные документы, добыть которые было совершенно необходимо.

Мучимая подозрениями, что Хогвартс не желает признавать её директором и доведённая почти до отчаяния, Минерва попробовала пароль: "Северус Снейп — директор Хогвартса", — и это сработало!

Дверь наконец-то открылась, и Минерва, более не рассчитывая на удачу, собрала все необходимые вещи и документы, дабы устроить временный кабинет где-нибудь в другом месте.

Однако теперь ни дверь, ни камин не желали выпускать её. Несчастная директриса выбралась из заточения лишь через пять часов.

Глаза её странно блестели, по щекам гулял лихорадочный румянец.

1
{"b":"702930","o":1}