ЛитМир - Электронная Библиотека

Я нуждаюсь в любви, в настоящей, искренней, все берущей и все отдающей. Если уж мерроу любят, то до самой смерти. Видимо по этой причине многие ундины гибли от несчастной любви к людям. Человек не способен чувствовать как мы. Люди весьма переменчивы и непостоянны, поэтому привязываться к ним опасно. Я знала это с детства, более того, познала натуру Девана, но все равно ввязалась в игру под названием «Попробуй заставить мужчину поверить в любовь». Мне очень хотелось испытать подобное чувство, а заодно попробовать изменить его, хоть это и могло обернуться плачевно.

Вернувшись в океан, я поплыла к прибрежным скалам. Надо было побыть наедине с собой, восстановить силы, а где, как не у скал можно напитаться энергией, послушать шепот ветра, полюбоваться волнами, которые, то ласково облизывают гладкий камень, то пытаются разбить его, но в итоге разбиваются сами. Однако по пути меня перехватила Солье, она выскочила, откуда ни возьмись, налетела на меня, отчего мы обе закружились в водяном вихре:

– Мемо? Вот ты где. Как всё прошло?

– Не понимаю, о чем ты, – зажмурилась от сильного головокружения.

– Не притворяйся. Мы обе знаем, что ты уже вторую неделю плаваешь к нему на свидания. Расскажи мне все, все, все. У вас уже что-то было? Каков он?

– Стоп, стоп, стоп. Не гони как морской конек.

– Я не отстану.

– Это я уже поняла. И ладно, расскажу тебе, так и быть. Только больше никому, – посмотрела на нее со всей строгостью.

– Мой рот аки раковина моллюска!

– Значит, слушай, – взяла сестру за руку. – У нас ничего не было. Мы просто друзья.

– Что? – захлопала глазами. – Ну вот, как так можно? – после чего ударила хвостом по водорослям, а следом дернула меня за волосы.

– Вот и он о том же… Завтра мы поплывем на его яхте.

– Надеюсь, там вы поймете, что лучше не дружить, а… – и подмигнула, – радоваться прелестям жизни.

Мы еще долго разговаривали, шутили про людей, а потом поплыли к семье. Я так и не попала к скалам, но вместо этого смогла наконец-то поделиться хоть с кем-то своими переживаниями и надеждами. Солье понимала не всё и со многим не могла согласиться, но зато могла сохранить все в тайне, что для меня сейчас важнее всего. А завтра я снова буду с ним, и буду слушать его, смотреть на него и чувствовать себя немного человеком.

Когда наступило утро, я уже не могла дождаться вечера, так хотелось уплыть от всего, что происходило вокруг к нему. До свадьбы, которая, скорее всего, так и не состоится, оставалось чуть больше месяца, а я стала все меньше и меньше времени проводить около отца, матери и Нилье. Меня полностью поглотили ночные путешествия, от них я чувствовала себя на своем месте. Я попробовала на вкус новую жизнь и больше не хотела от нее отказываться. И в том была огромная заслуга Девана, он рассказывал о своем мире так, что я невольно захотела куда больше, чем просто гулять по суше. А главное, я захотела большего с ним. Что же это? Любовь или просто любопытство мерроу?

К вечеру я прибыла на причал, тогда как Деван к этому времени уже стоял в рубке и колдовал над приборной панелью. Через несколько минут он вышел и пригласил меня на борт.

– Прошу, – подал руку. – Вас ожидает невероятное путешествие в компании бравого капитана.

– Даже спасешь, если понадобится?

– Первым делом! Аки дельфин доставлю тебя на берег на своей спине и даже не запыхаюсь.

– Ловлю на слове, – перебралась к нему.

Скоро судно пришло в движение, оно покачивалась, до ушей доносились легкие удары воды о борта. Я же отправилась на палубу, чтобы встретить первые звезды. Спустя полчаса, когда яхта вышла в открытый океан, Джейк присоединился ко мне. Он встал рядом и просто смотрел вперед, а потом снял с себя кофту и накрыл ею мои плечи.

– Не замерзла? – наконец-то заговорил. – Я могу вынести плед из каюты.

– Нет. Здесь тепло.

– Правда? А я вот уже замерз.

Тогда я вернула ему кофту и легла на палубу.

– Как красиво смотрится луна отсюда и все эти звезды. Такие отчетливые очертания. Завидую я тебе, – закинула ногу на ногу, руки заложила за голову.

– Чему?

– Тому, что ты можешь видеть все это каждый день и не задумываться о том, что время на исходе и надо возвращаться.

– Миранда? Что у тебя за жизнь? Ты как будто света белого не видишь.

– Вижу, – улыбнулась и посмотрела на него, – только иначе. В моей жизни лучи солнца не такие яркие, а свет луны не такой чистый. – Но опомнившись, скорее поднялась и отошла от края палубы, так как волны усилились.

– Ты боишься воды? – Деван поймал меня в кольцо своих рук.

– Нет, просто не хочу промокнуть, а не то буду выглядеть как рыба.

– Ты можешь распустить волосы? Они у тебя такие длинные и мягкие, а когда развеваются на ветру, в общем, завораживают.

Я вытащила иголку, и волосы в тот же миг рассыпались в воздухе, подхваченные ветром. Тогда Деван склонился ко мне:

– Что ты хочешь сделать? – уставилась на него с испугом.

– Поцеловать тебя.

Мы почти поцеловались, как вдруг в глаза ударил яркий свет прожектора. К нам приближалась двупалубная яхта, на ней было много людей, все они размахивали руками. А когда подплыли совсем близко, один из мужчин крикнул:

– Деван, мать твою, Мартинс! Собственной персоной! И не один! – в этот момент парень повернулся к остальным. – Эй, ребята? Смотрите, кого мы поймали в темных водах!

– Кто это? – инстинктивно прижалась к Девану.

– Мои друзья. Видимо, не у нас одних сегодня романтическое настроение. – Прикрывая глаза рукой, он рассматривал компанию, после чего недовольно прошептал. – Линда тоже здесь. Черт! И что я ей скажу?

– В смысле?

– Как-то надо ей объяснить кто ты и почему мы здесь вдвоем.

Тогда меня словно в кипящее масло бросили, как тех несчастных лобстеров, которых мы ели в одном из Ресторанов. Мне захотелось немедленно покинуть это место, тем более далеко ходить не надо, везде вокруг мой дом. Но те люди начали перебрасывать трап, звать нас к себе. Линда тоже подошла к ограждению и с недовольным выражением лица наблюдала за происходящим. Деван в свою очередь повернулся ко мне и сказал:

– Давай зайдем к ним. Потанцуем, выпьем чего-нибудь, а тебе я принесу сок или подсоленной воды, – он улыбался, но эта улыбка была похожа скорее на насмешку.

– А что ты скажешь своей девушке?

– Ну, не знаю. Что-нибудь придумаю.

– Знаешь, я лучше останусь и подожду тебя здесь, а ты иди к ним.

– Уверена?

– Да, абсолютно.

– И ты не упадешь в воду, не нажмешь какую-нибудь кнопку, отчего тебя унесет в неизвестном направлении?

– Не волнуйся, все будет хорошо. Тем более берег не так уж и далеко, а я хорошо плаваю.

– Опять шутишь? Ну, ладно. Я мигом!

Он бросил якорь, заглушил мотор, после чего перепрыгнул на соседнюю палубу и, поцеловавшись с Линдой, направился куда-то с остальными. А я осталась одна, как тогда, у его дома. Снова эта женщина увела его за собой. Значит, у него все-таки есть привязанность, которую он так боится. Только не ко мне он привязан.

Я чувствовала себя брошенной, и впервые мне от этого было больно. Вдруг пришло осознание, а ведь я не хочу больше его видеть. Ундины особый народ, у нас очень яркие и глубокие чувства, будь то любовь, или обида, или ненависть. Если что-то особенное происходит в нашей жизни, мы очень быстро реагируем и долго переживаем произошедшее.

Мне очень сложно было понять, как он смог забыть обо мне настолько быстро, спустя столько времени общения. Но, увы… Деван Мартинс человек и этим все сказано. Подойдя к краю палубы, я перешагнула через ограждение и нырнула в воду, а поднявшись на поверхность, еще раз посмотрела на них. Деван разгуливал по палубе с бутылкой в одной руке и Линдой – в другой. После такого зрелища я ушла под воду и поплыла как можно дальше от этого распутного места. Видимо, Девану милее лесть и похоть. Однажды они поглотят его полностью.

Я же дитя океана, и моя судьба вечно плавать в его просторах, а люди пусть страдают от своих пороков, блуждая по суше.

10
{"b":"702987","o":1}