ЛитМир - Электронная Библиотека

– Твои глаза, они как вечерний океан, как омут. Кто же ты такая? То непосредственная и наивная, словно подросток, то серьезная и чувственная.

– Я та, которую ты хочешь видеть сейчас, но завтра все может измениться. Поэтому давай сохраним эту ночь, как нечто чистое и новое.

Все-таки он отвез меня к пристани, не проронив более ни слова. Лишь перед тем, как мне покинуть машину, позволил себе заговорить:

– Я увижу тебя еще?

– Да. Я найду тебя, когда наступит очередная ночь. До встречи, Деван.

Выбравшись наружу, почувствовала себя каплей в море, настолько было легко и просто. Мне не пришлось прибегать к чарам, чтобы остудить его пыл, не пришлось переживать за сказанное или сделанное. Это было чудесное свидание, настоящее, как у людей. Я не спеша добрела до берега, где разделась, потом зашла в воду и поплыла. Радость переполняла душу, хотелось делиться ею со всеми – с проплывающими мимо рыбами, точно парящими скатами, даже с морскими ежами. А мир людей не так уж и плох… вот бы еще раз повторить такое свидание.

Глава 6

Неисправимые

Все стало иначе после той ночи. Я больше не чувствовала себя звеном в цепи, а наоборот, ощутила свободу ото всех обязательств перед семьей. Многие из мерроу боялись даже подумать о том, что они могут быть отвергнуты сородичами, они впадали в ужас от одной только мысли об одиночестве. Я же совсем другая, меня пугают мысли о том, что всю оставшуюся жизнь придется плавать рядом с нелюбимым фейри, кучей детей от него, а, состарившись, рассказывать юным особам, как правильно окрутить человека и провести с ним ночь, при этом приводя в пример себя. Это просто ужасно! И это не мой идеал жизни. Возможно, оттого я и стремилась к парню с яхты.

Деван привлекал меня независимостью, жаждой приключений. Благодаря нему я смогла посмотреть на себя с другой стороны, понять, что могу не нуждаться ни в ком. Мы встречались по ночам, проводили время в разных местах: в кафе, в клубе или просто гуляли вдоль дорог под стрекот цикад. Деван не переставал удивляться моей неопытности во многих человеческих вопросах. И пока мы были вместе, он оставался трезвым, что радовало, иначе как можно жить в постоянном бреду и не помнить того, что с тобой происходило еще вчера? К счастью, Деван теперь помнил каждую минуту нашего общения.

Он давно хотел покатать меня на своей яхте и показать те места, которые, по его мнению, я никогда не видела. Хотя, это именно я могла показать ему то, чего никогда не видел он. Из-за этого приходилось изумляться всем его рассказам об океане или подводных обитателях. У людей, к слову, очень скупое представление о жизни под водой, но за это их не осудишь, я ведь тоже мало знаю о жизни людей и наземных животных.

Деван стремился удивить меня, сделать что-то приятное. Однажды, на очередном свидании он спросил, почему я всегда в одном и том же платье, на что у меня не нашлось ответа. Для русалки одежда не важна, несмотря на то, что мы любим все красивое, но одежду не воспринимаем вообще. Это лишь тряпки, которые прикрывают тело, которое по этическим представлениям людей должно быть скрыто от чужих глаз. И когда он узнал, что мне больше нечего надеть, тотчас проявил свою мужскую суть – отвез нас в магазин, где накупил мне самых разных нарядов, а я, как всегда, изобразила радость, к тому же всерьез озаботилась вопросом, а где все это добро хранить. Под камень уже не спрячешь, не поместится, в песок не зароешь, испортится, как и в океан с собой не заберешь. В итоге отыскала большой бак недалеко от дома Девана, перекатила его на пляж и спрятала между высоких камней, а уже в бак спрятала одежду.

И раз мужчина одел свою женщину, как выразился сам Деван, он решил настоять-таки на своем предложении прокатить меня на яхте.

– Миранда, не отказывай, будь милосердна, – смотрел на меня с прищуром. – Ты себе даже не представляешь, что теряешь.

– Хорошо, я соглашусь. Но у меня будет условие, – качнулась на больших кованых качелях, что стояли недалеко от очередного Ресторана, где мы провели очередной прекрасный вечер и полакомились длинными плоскими ленточками под забавным названием «Паппарделле».

– Любое, – стоял рядом, прижавшись к толстому столбу, поддерживающему качели.

– Это будет вечер. Как сегодня.

– И как все предыдущие вечера. – грустно усмехнулся.

– Не обижайся, ты же знаешь, что я не могу иначе.

– Знаю, хотя не понимаю. В упор не понимаю. Может быть, мне стоит сходить к твоему отцу и поговорить с ним?

– Нет! Он стар, слаб и болен. Его нельзя волновать, – как можно правдоподобнее изобразила испуг.

– Ладно, ладно. Я уже понял, что у тебя все сложно. Только вот, как-то странно получается.

– Что именно?

– Мы встречаемся ночью, а на ночные встречи это не похоже. Прошло уже две недели, но мы по-прежнему ходим за ручку, как школьники.

– А ты хочешь большего?

– Да. Как и любой взрослый мужчина.

– Наверно, я начинаю понимать, зачем ты зовешь меня покататься на яхте. Это единственный не опробованный тобой способ, потому как остальное уже было и не дало результатов. Так?

– Не буду врать тебе и скажу честно. Я тот тип мужчин, который не любит откладывать близость с женщиной в долгий ящик. Если мне нравится девушка, я хочу быть с ней.

– А как же любовь?

На эти слова Деван лишь рассмеялся. Он с минуту качал головой и смотрел на меня, как на древнее ископаемое:

– Миранда! – наконец-то выдал. – Ты словно из другого времени. Прости, конечно, но я не верю в любовь. По крайней мере, в ту, о которой пишут и показывают в кино.

– Во что же ты тогда веришь?

– Не знаю. В симпатию. Вот ты мне очень симпатична и я хочу не просто держать тебя за руку. Мне хочется обнимать тебя, целовать и все остальное.

– А что потом?

– К чему эти вопросы? – вдруг улыбка сошла с его лица, а следом он рассердился. – Если ты хочешь, чтобы я сказал, что после секса мы сразу поженимся и обзаведемся детьми, то я такого не скажу. Я не буду обременять себя подобными вещами лет до сорока так точно.

– Деван, я вовсе не хочу того, о чем ты говоришь.

В его глазах появилось смятение, он снова не мог понять меня, тогда сел на соседние качели, развел руки в стороны:

– И чего ты хочешь? Если не привязать к себе парня, то чего?

– Я хочу любить и быть единственной в жизни моего избранника. Понимаешь, мне не хочется брака и семьи, пока. Но без любви я не могу.

– Просто все начинается именно с этого. Сначала появляется привязанность, потом желание съехаться, а затем начинаются разговоры о прекрасных белых голубках и прочей женской белиберде. – Деван поднялся, одернул рубашку и посмотрел на меня прямо как мой отец. – Миранда, я не готов к такому и не могу ждать, пока появится это прелестное чувство, после которого мы сольемся в любовном экстазе.

– Я поняла.

– И что скажешь?

– Знаешь? Давай так. Мы будем просто общаться, проводить вместе время, а ты живи так, как жил раньше.

– Ерунда какая-то. Зачем мне это?

– Поверь, две недели общения – это жалкие мгновения. Если ты чего-то хочешь со мной, то наберешься терпения и подождешь со своей страстью, а уж потом решишь, что я значу для тебя на самом деле.

– Я не верю своим ушам. Ты диктуешь мне правила! А если я откажусь?

– Тогда потеряешь меня, я растаю в морском воздухе, как видение, – расплылась улыбкой. – И в том не будет чьей-то вины, а значит, не будет и обид.

Деван с насупленным видом помолчал какое-то время, после чего резко расхохотался, принялся ерошить себе волосы:

– Да я с ума схожу рядом с тобой! Ни одна другая не говорила мне подобного. Только ты рушишь весь ход моих мыслей. Как я могу отказаться? Конечно, я согласен.

– Отлично! Тогда завтра вечером я приду на причал, и ты покажешь мне то, чего я еще не видела. А сейчас мне пора.

Когда я уходила, Деван стоял и, молча, смотрел мне вслед. Сегодня я попросила не провожать меня, пусть побудет один, подумает. Он наивно полагал, что со мной будет так же, как и с остальными, но, увы.

9
{"b":"702987","o":1}