ЛитМир - Электронная Библиотека

Рената Окиньская

Жених, богатый ухажер и меркантильная подруга

– Полинка, наконец-то ты позвонила! – обрадовалась Олеся. – Господи, что там у тебя происходит?! Звоню, а ты все только перезвонить обещаешь! Сто лет тебя не слышала!

– Ой, Лесь, да до хрена всего происходит! Мозг уже кипит… – Полина остановилась у пешеходного перехода, чуть позади основной толпы, ожидающей «зеленого», поправила объемный вязаный снуд цвета топленого молока, поплотнее прижав его к шее – ветер сегодня был на редкость пронизывающий. Чтобы перекрыть разнопестрый шум улицы, ей приходилось почти кричать.

– Так, давай по порядку! У вас со Стасом все нормально?

– Да… В общем и целом да. Просто случилось кое-что… – Полина замялась. Ситуация с парнем в последнее время ее не особо радовала, но делиться этим с подругой она опасалась – та не слишком жаловала ее любимого мужчину, – Вообще, у нас с ним все нормально, просто возникли кое-какие обстоятельства.

– Да что случилось-то?

– Его отправили в командировку, – все же понуро призналась Полина. – Послали далеко и надолго.

– Так… Куда и насколько?

– На Дальный Восток. В Хабаровск. На полгода, – какой-то мужчина оглянулся и с интересом посмотрел на Полину.

– Ого, ничего себе! Это вообще где? Это за что его так?

– Да ни за что. Они там все так по очереди ездят, а сейчас его очередь, – Полина быстро зашагала по переходу, стараясь увернуться от встречных пешеходов, прущих плотным потоком. – Это далеко, другой край страны. Там Китай через дорогу и Япония близко… Стас говорит, местные в Китай на выходные ездят, что-то вроде тура выходного дня.

– А, понятно! – ответила Леся и испуганно добавила: – Только не говори, что ты с ним едешь!

– Нет, не еду. Он, честно говоря, и не звал особо…

– Ты из-за этого расстраиваешься, да? – прозорливо спросила Леся.

– Сначала расстраивалась, – кивнула Полина, поудобнее перехватывая телефон мерзнущими пальцами, – потом подумала – может и к лучшему. Пусть посидит там, на Дальнем Востоке, один, без меня, сравнит… А то он, кажется, подзабыл, что такое одинокая холостяцкая жизнь, когда тебя никто не ждет и никто о тебе не заботится. Так вот и пусть вспомнит!

– Ой-ой, что я слышу! – засмеялась подруга. – Какие громкие слова! А как же «Стасечка хоро-оший»?

– Стасечка хороший! – тут же встала на его защиту Полина и поспешила к остановке, заметив, как к ней причаливает почти пустая, до макушки покрытая налетом серой грязи, маршрутка. – Только мы с этим хорошим Стасечкой застряли на одном месте, никак не можем осилить следующий шаг!

– В смысле, ты имеешь в виду, что он тебя замуж не зовет? Полин, ты меня, конечно, прости за эту фразу, но я же тебе говорила! – с чувством воскликнула Леся. – Не надо было сразу к нему в объятия падать! Он тебя пальчиком поманил, пару слов ласковых сказал, а ты и побежала! Все, мужчина моей жизни, самый лучший, ля-ля-ля – три рубля! На фига ему вот это вот: свадьба-свадьба, кольца-кольца, когда у него и так есть все, что он хочет? Получать все, что хотят, они должны только после ЗАГСа!

– Ой, ну ладно-ладно, говорила ты мне это, говорила, а я тебя не послушала, вот такая вот я дурочка с переулочка! – Полина устроилась на сиденье, выдохнула и принялась разглядывать людей за чуть влажным, индивеющим в вечернем воздухе, окошком. Конец февраля слизал остатки снега, отлакировав сухой асфальт небольшими обледеневшими лужицами, которые коварно бросались под ноги, норовя заставить станцевать какую-нибудь джигу-дрыгу, а то и вовсе припасть к земле.

– Поль, не обижайся, пожалуйста, я же не для этого!

– Ладно, проехали, Лесь! Я не обижаюсь! Точнее, не на тебя обижаюсь! Я же понимала прекрасно, что ты кое в чем права, но ты ж знаешь, крышу сорвало… Такой мужчина к моим ногам приземлился! Да и потом, я же видела, что его тоже… вштырило не по-детски! Я была уверена, что вот-вот прибежит ко мне с кольцом, упадет на одно колено… ну и вот это вот все!

– Ага, ну да. Прибежал?

– Да конечно! Четвертый год уже бежит! Только с каждым днем все медленнее и медленнее…

– М-да… Может ты и права: сгоняет на Дальний Восток, мозги поправит… Если, конечно, там он себе никого не найдет!

– Да ну! Я не думаю, что он кого-то там искать будет. Лесь, так-то он меня любит, просто расслабился чуть-чуть. Так что я думаю, что пожить там без меня – это ему будет полезно. Пусть даже потусит, побухает, – женщина на соседнем сиденье бросила на нее презрительный недовольный взгляд, покачала головой и демонстративно отвернулась, – ничего! Там-то ему никто по утрам чаек с лимончиком и аспиринчик с похмелья таскать не будет! И котлетки домашние крутить, отбивнюшечки в духовке запекать… Пускай полопает полгодика бичики с мазиком и покупные пиццы, посмотрим, как заговорит! – в голосе Полины звучала искренняя обида. – А еще, слышишь, Лесь, я ему перед отъездом прямо сказала, что мне все это уже надоело и больше не устраивает. Так что если он что-то там собирается, то пусть уже тогда делает какие-то шаги.

– О-о-о! А он что?

– Сказал, чтобы я не переживала, и все нужные шаги он обязательно сделает. Посмотрим… Посмотрим, как он себя сейчас вести будет, на расстоянии! А то у него все шансы вернуться сюда, но не ко мне!

– Наконец-то! Узнаю прежнюю Полину! – с удовлетворением засмеялась Олеся. – Решительная и неприступная! А то все Стасик ми-ми-ми, Стасик мур-мур-мур! Главное, чтобы ты теперь все эти зароки не порастеряла, когда он через полгода на твоем пороге появится!

– Знаешь, это вряд ли, – вздохнула Полина. – Ненавижу эту фразу, но часики-то тикают! Да, мне было очень прикольно пожить так, но теперь я уже выросла из этого студенческого быта по съемным квартирам! Страшно сказать, но мне уже двадцать пять! А мы все раскачиваемся… Я хочу большего! Хочу семью! Хочу обосноваться где-то и строить все по-взрослому! Я… ну не знаю… Я наигралась и готова к серьезным переменам в своей жизни!

– А девочка дозрела! – поддразнила ее Олеся, слегка переврав Земфиру. – Дозрела… Да, слушай, новости, в самом деле, серьезные…

– Это еще не все! – перебила ее Полина, провожая глазами необычную машину кубической формы, да еще и с рулем с правой стороны. – Я тут как-то разговорилась с одной риэлтершой, и она мне такой вариантик предложила… Короче, Лесь, я собираюсь переезжать. Вместо той квартиры, где мы со Стасом жили, сняла комнату.

– Комнату? Какую комнату? В коммуналке что ли?

– Нет, не в коммуналке. То есть, не совсем… Короче, есть квартира – двушка, хозяйка – одна тетка, других жильцов нет. Тетка эта хочет через пару недель свалить в Москву, типа здесь у нее нет возможностей нормальную жизнь устроить, а там появятся. Так вот, уедет она как минимум на три года, это она сама сказала. А если все пойдет хорошо, то вообще там жить останется. И получается, что я буду платить за комнату, а жить по факту практически в однокомнатной квартире! Это все-таки дешевле, чем за целую квартиру платить! Да и хозяин меня уже достал, если честно! Раз в две недели как штык появляется, ревизию устраивает, все ли в порядке. К любой мелочи докапывается! Я ему уже не раз говорила, что мы у него не залу музейную снимаем, а жилую площадь!

– А надо было, чтобы ему это не ты, а Стас сказал, – заметила Леся.

– Со Стасом они не пересекаются, – Полина потерла кончик носа и полезла в карман за платочком. – Этот крендель любит сразу после работы припереться, а у Стаса вечно авралы, ты же знаешь. Он чтобы домой вовремя пришел, это же нонсенс! Вот я и подумала – лучше я две недели с незнакомой теткой поживу, но зато потом одна буду. И от этого придурка избавлюсь, и на аренде поэкономлю.

– Слушай, ну не знаю… – протянула Леся. – Если честно – авантюра какая-то! А если она вернется через месяц, что ты делать будешь?

– Придумаю что-нибудь! – уверенно воскликнула Полина.

– Понятно. А Стас что говорит?

– Стас… Ничего не говорит. Пожал плечами, сказал, если мне так удобнее, то он не против.

1
{"b":"703889","o":1}