ЛитМир - Электронная Библиотека

Татьяна Моркина

Отпуск Деда Мороза

Глава 1.

Инкогнито

"Дарагой дедушка Мароз! Падари мне пажалуста попычол", – прочитал дед Мороз и его мохнатые брови поползли вверх, а лицо стало красным, как шуба, что висела у двери.

Он вскочил, опрокинув стул. Гирлянда на пушистой украшенной елке в центре комнаты тревожно замигала огоньками.

Из кухни прибежала Снегурочка, золотая коса на плече:

– Что случилось, дедушка?

– Вот, полюбуйся, деревца корявые! – дед кинул ей письмо.

– А, Пустомельцев? – улыбнулась внучка, пробежав глазами адрес. – Как он там? Английский исправил?

– Не знаю, что он там исправил, только я эту абру-кадабру читать отказываюсь! – запальчиво крикнул Мороз и демонстративно уселся у окна в бархатное кресло, расшитое блестящими снежинками. В сером домашнем костюме дедушка смотрелся в кресле, совсем как ребенок в пижаме на новогоднем празднике.

– Хм…попычол…А! Так это щенячий патруль по-английски. Paw patrol! Мультфильм такой, современный. Видимо, исправил Пустомельцев прошлогоднюю двойку, раз по-английски пишет.

– Хоть по-перуански! – возмущенно подпрыгнул дед Мороз в кресле. – Я русский дед, извольте и писать по-русски. И желательно – без ошибок!

– Успокойся, дедушка! На-ка вот, поешь леденцов хрустящих. – Снегурочка протянула тарелку со стола. – Остыть тебе надо!

– Не хочу я леденцов! – старик в сердцах стукнул кулаком в стену.

Снаружи в ответ загудел ветер.

– Осторожнее, а то сейчас лавина где-нибудь в Гималаях сойдет!

– Ну и пусть! – дед вскочил.

Снегурочка попятилась.

– Хватит! Устал, будто неделю новый год праздновал! – он топнул так, что со стены слетела фотография какого-то улыбающегося снеговика. – Ухожу в отпуск!

– Куда же это? – заволновалась внучка. Она незаметно ногой расталкивала по углам коробки и мешки с письмами, чтобы дед ненароком о них не споткнулся.

– А вот…вот, в Африку! – тот ткнул пальцем в висевшую на стене карту с потрепанными краями. От этого на старой бумаге тут же появилась дырка.

– Ох ты, мишура рваная! – огорчился дедушка и уже спокойнее оглядел карту.

– В Африке жарко, тебе это вредно, – напомнила Снегурочка, убирая стеклянные рамки с портретами друзей и родственников повыше.

– И то верно. Тогда вот…вот…в Америку, к Санта-Клаусу!

– Он еще оленей тренирует, не до тебя ему.

– Ну тогда, – Мороз сгреб со стола письма и принялся их перебирать. – Телефоны, лего, скейтборды, механические лошади, все не то…Нашел! – он поднял вверх конверт, подписанный ровным почерком.

– Письмо от Святого Николауса? – удивилась внучка.

–От него самого. Который год в гости зовет. К нему и поеду! Тем более, сегодня какое число? – он бросил взгляд на календарь, который казался белым листом, но как только дедушка на него посмотрел, там тут же загорелись цифры 5.12. – Пятое декабря. Значит, Николай уже при параде.

Снегурочка вдруг, зажав рот рукой, замахала на деда.

– Что? – прищурился тот. – Крампуса вспомнила?

Та только закивала.

– Так мне он не страшен. К тому же, говорят, он давно на пенсии.

– Решено! – старик как был, в сером костюме, схватил шапку, поцеловал оторопевшую внучку и шагнул к двери.

– Когда ж тебя ждать?

– Не знаю! В следующем году!

– Ка-ак! А Новый год, дети, подарки?

– Сами как-нибудь! В отпуске я! – дед Мороз сердито дернул себя за бороду и исчез за дверью.

Гирлянда на елке вдруг погасла и стала похожа на спящую змею.

– Хоть бы шубу накинул! – всхлипнула вслед Снегурочка.

– А я инкогнито! – донеслось снаружи.

На улице все было, как полагается, зимой. Шел небольшой снежок, а с неба смотрели звезды, каждая из которых порадовала бы макушку новогодней елки.

– Жила зима в избушке, – напевал дед Мороз себе в бороду. У него было настроение человека, который впервые за много лет выбрался в отпуск.

– Эх, кони быстроногие, но! – крикнул он молодецки, забравшись в сани.

Три белых коня тряхнули гривами и рванули с места так, что дед упал.

– Вот налегке-то как ездить, – кряхтел он, усаживаясь обратно.

Сани взмыли в темно-синее бархатное небо. И сосем не заметил дедушка, что в карман его костюма залетела одна маленькая, но очень любопытная снежинка.

– Ого-го! – кричал волшебник. – Отпуск!

– Эге-ге, – радовалась снежинка. – Приключения!

Глава 2

Встреча

В это же самое время в немецком городке, известном тем, что именно он значился на конвертах, адресованных Санкт-Николаусу, пошел снег. В свете круглощекой луны хорошо было видно, как кружатся снежинки. Внезапно на тихой улице Вьюрков распахнулась дверь первого дома:

– Пам!

Можно было подумать, что на нее изнутри напирал десяток здоровяков-тяжелоатлетов.

Но нет. В проеме показались две маленькие фигурки: одна повыше, с длинными волосами, вторая пониже, с чубчиком. Оба держали в руках сапоги.

Девочка шагнула вперед и аккуратно поставила обувь на крыльцо.

– Ну, давай, ставь уже! – кивнула она брату.

– Куда, сюда? – мальчик сомневался.

–Да вот сюда. Стой! Надо же чищеные! Ты чистил?

– Ну, вроде да,

– "Вроде да". Балда! Иди обратно, начищай!

Тот понуро скрылся. Девочка поправила сапожки, полюбовалась на них и подняла лицо вверх.

– Ах, какой снежок! – внезапно она спрыгнула с крыльца и босиком закружилась по двору.

Прибежал мальчик, бросил обувку и тоже стал, смеясь, топать и кружиться.

– Дети, вы куда? А ну обратно! – послышался женский голос из дома.

На улицу выбежала женщина, сграбастала обоих и утащила внутрь. Дверь с шумом захлопнулась. Потом открылась на мгновенье, в нее просунулась рука, поправила сапожки и исчезла.

На улице воцарилась тишина. Луна освещала маленькие следы на крыльце. Их быстро покрывал свежий снег. В его мягком свете буквы на почтовом ящике отливали золотом: "Семья Блюм. Анна, Андреас, Шарлотта и Юлиан".

Спустя несколько часов на поле, что начиналось прямо за улицей Вьюрков, внезапно поднялась метель. И в завихрениях снега с неба словно свалились сани, запряженные тройкой лошадей. В них съежившись дремал дед Мороз. Кони остановились, постукивая копытами, пассажир встрепенулся, оглушительно зевнул и протер глаза.

– Ну, здравствуйте! – огляделся он.

Вокруг не было ни души.

– Хм-м, сосульки разноцветные, не заблудился ли я? – пробормотал дед.

И в эту же секунду откуда-то сбоку возникла точно такая же метель и появилась высокая фигура.

– Ах ду либе Гот1! Неужто сам из России?

Дед Мороз выпрыгнул из саней, подбежал к пришедшему и утонул в его объятиях. Последовали звуки поцелуев, смешочки и хлопки. Николаус (а это был именно он) был при полном параде. На голове – высокая красная шапка с крестом. Алый бархатный плащ расшит узорами, руки в белых перчатках, на правой – большой чудо-перстень. В левой – длинный посох с вензелем.

– Не могу поверить! И как тебя отпустили? – Николаус огладил пышную белую бороду, почти такую же, как у Мороза.

– А я сам себя отпустил! – дед весело махнул рукой. – А ты-то уже приступил, что ли?

– А то! Ночь длинна, да очередь сапожков длиннее. Поможешь? Заодно и поговорим.

– Спрашиваешь, шарики стеклянные! Мне только в радость.

И оба, засмеявшись, еще раз обнялись.

Глава 3

Мертвое озеро

В горах, на берегу Мёртвого озера, куда не долетал ни единый звук, сидели двое. Царил страшный холод, и один из них, старик с испачканным сажей лицом, в мятой фетровой шляпе, зябко поеживался. На голове у второго виднелись рога, сзади – длинный хвост, и покрыт он был шерстью, как у черной козы. Лицо его оставалось в тени.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

1
{"b":"704597","o":1}