ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Санечкина Ольга

И все-таки оно есть…

День первый

Ангел открыл дверь и обомлел. Перед ним стояла его давняя и единственная любовь. Черные роскошные волосы, черные глаза, черные ресницы, затянутая в черную кожу красотка повзрослела, но с годами не потеряла ни своей красоты, ни шарма. Наоборот, перед ним стояла соблазнительная женщина, знавшая себе цену. На какой-то миг Ангелу показалось, что время повернулось вспять и сейчас в его сердце проснется то необыкновенное чувство. Но сердце молчало… Да и в глазах незнакомки не было того прекрасного света любви. В глазах прекрасной девы была только растерянность и боль.

- Можно войти? - голос был хриплым, Ангелу показалось даже сорванным.

- Конечно, - впуская девушку, Ангел не знал куда ее удобно пригласить. В гостиную, на кухню, понятно только, что не в спальню.

- Ангел, не мечись, пойдем в гостиную. - Что-то знакомое проскользнуло в том, как девушка назвала его Ангелом. Проведя незнакомку в гостиную и усадив в кресло, он ожидающе молчал. Гостья достала тонкую длинную сигарету с мундштуком и закурила. Ангел не выдержал гнетущей тишины.

- А ты изменилась…

- Да, уж, - горько усмехнулась собеседница, - Ангел, ты что действительно меня не узнаешь? - Ничего не понимающий амур смущенно ответил:

- Конечно, узнаю. Такую женщину, как ты, невозможно забыть. - довольная улыбка пробежавшая по лицу гостьи, на мгновение показалось Ангелу немного кровожадной.

- Ну, если меня не узнаешь ты, то чужаки подавно не узнают, - девушка наклонилась вперед и к изумлению Ангела вынула контактные линзы. С лица такой знакомой незнакомки на него смотрели безумно родные глаза цвета морской волны. Буквально из подсознания на Ангела накатывала волна понимания. Он смотрел и не мог поверить. Но фантазия писателя позволила ему завершить мысленно изменения в образе.

- Ася?

- Была Ася. А теперь я для всех Хаши.

- Господи всемогущий, что случилось? - В голове амура все так смешалось, что он не мог понять, что в первую очередь спрашивать. - Тогда…, это тоже была ты?

- Да, это была я. Та влюбленная в тебя девочка, плачущая в мусорной урне, которой ты рассказал рецепт от всех бед мира - две бутылки французского шампанского. Только девочка выросла и теперь уже не верит в сказки. И пришла к своему учителю за новым советом. - Ангел потрясенно смотрел на подругу и чувствовал как что-то дурное подкрадывается к его мирной беспечной жизни.

- Хорошо. Рассказывай. - Царевна глубоко затянулась, закрыла глаза и начала говорить тихим, чуть слышным голосом.

- После того, как мы отплыли на яхте из Николаевки, все было просто прекрасно. - Ася говорила с такой щемящей душу тоской в голосе, что у Ангела перехватило дыхание. - Мы узнавали друг друга постепенно, так как посоветовала нам Ксения. И чем больше узнавали друг друга, тем больше понимали, что это судьба. Мы могли часами молчать, находясь просто рядом, и получать от этого неземное наслаждение. Мы могли болтать беспрестанно, упиваясь этими минутами счастья. Могли всю ночь напролет проговорить лежа на палубе и глядя на звезды, а в лучах рассвета заняться любовью. Мы заходили в разные порты, гуляли по улицам, взявшись за руки и города сливались один с другим. Все было не важно, кроме того что мы вместе. Все закончилось в Стамбуле. Мы возвращались поздно вечером из ресторана, когда на нас напали. Их было человек сорок. С самого начала было ясно, что я не представляю для них никакого интереса. Им нужен был Шелтон. Они не пытались его убить. Он был им нужен живой. Как я успела понять, Шел не знал кто они такие и что от него хотят. Мы сопротивлялись отчаянно, но даже для нас их было слишком много. Пятерых я превратила в камни, теперь на одной из улиц Стамбула стоит весьма живописная композиция. Пятеро стали жабами. Человек шесть, Шелтон уложил просто так. Семерым перегрыз глотку, перекинувшись в кота… Но их было слишком много. Они скрутили его и бросились убегать. Я смогла убрать еще восьмерых в погоне за ними. Но потом мне в плечо попали ножом, пригвоздив к стене дома. Пока я освобождалась, они успели скрыться… - Ася затянулась и выпустила в воздух сотни меленьких колечек. - От потери крови мне стало плохо. Когда пришла в себя, что-либо предпринимать было поздно. Потерянная, ослабшая от раны я бродила по совершенно чужому городу. Я могла дойти до моря и попросить о помощи, но чем мне могли помочь обитатели подводного мира? Могла бы позвонить вам и попросить приехать, но испугалась. Испугалась, что все мы публичные личности и привлекаем внимание, а если снова соберемся вместе, то каждый наш шаг будет освещаться прессой. Мне это было не нужно. Мне нужно было исчезнуть самой. Только так я могла попытаться хоть что-нибудь узнать о судьбе любимого. Мне надо было изменить внешность, личину. Я могла превратить себя хоть в комара, но на непродолжительный срок. Для того, чтобы обличие существовало, его надо поддерживать. А я не смогла бы поддерживать магическую личину во сне. Мне нужно было изменить себя более примитивными средствами. И тогда я вспомнила, про девочку влюбленную в чернокрылого амура. И поняла, что это мой шанс. Я превратилась в ту женщину, которую ты видишь перед собой. Все это банальная маскировка, доступная любому смертному. Только волосы я покрасила магически, не выношу человеческие краски для волос. И вот, я Хаши - танцовщица со змеями. Спросишь как я дошла до этого? Заплатила кой-кому и мне рассказали о трупах оставленных нами с Шелтоном на той улочке. Все они члены одной банды. Я не понимала зачем потребовалось похищать Шелтона. Может это месть несостоявшегося жениха, но тогда проще было бы его убить. Выкуп? Уже прошло несколько дней, но никаких требований нет. Я связалась с отцом Шелтона и сообщила о произошедшем. Он потрясен. Уговаривал меня приехать к нему или моему отцу. Говорил, что этим должны заняться специальные службы. Но, я не могу доверить судьбу Шелтона каким то недоумкам из спецслужб. Я должна найти его сама. И я его найду. Ты меня понимаешь? - Ангел пристально смотрел на подругу пытаясь оценить степень опасности, которой подвергала себя Ася. Будь он отцом, мужем, братом царевны, он связал бы ее по рукам и ногам и запер дома. Но он был другом. И она пришла к нему за помощью. Если друг пришел к тебе за помощью, не надо принимать за него решение. Надо ему помочь.

1
{"b":"70478","o":1}