ЛитМир - Электронная Библиотека

– Лейла, не стоит. Всё обезболивающие и нейтрализующие яд препараты, которые были у нашей группы, мы потратили на Майка.

Однако Джереми, который с восторгом крутил шипастый хвост червя, осматривая его со всех сторон, телохранитель замечаний делать не стал.

Глава 7

Деревня

/Планета Ларк. Лейла Виланта/

Прошло ещё три дня. Арх-хан куда-то пропал, и место предводителя стаи занял Шонхорн. Все эти дни мы целенаправленно двигались на запад. Частично вдоль леса, частично забираясь вглубь. Многовековые исполины сменились смешенным лесом из тонких осин, пушистых орешников и высоких вязов. Под ногами шуршала молодая трава. Знойный ветер перестал теребить волосы и бесстыдно забираться под одежду, и мне теперь даже не требовалось включать систему терморегуляции, чтобы охладиться. Загорелые каменные спины постоянно маячили перед лицом, но сколько раз я ни обращалась к ларкам с вопросами, куда мы идём, ответ был всегда один и тот же:

– В стаю.

– В какую стаю? Это далеко? А разве сейчас мы не в стае? А где Арх-хан?

Мужчины лишь безразлично пожимали плечами, игнорируя мои вопросы. Это вызывало у меня лёгкую досаду и недоумение. Неужели так сложно ответить на элементарные вопросы? Лишь однажды Шонхорн беззвучно подобрался ко мне сзади и произнёс так тихо на ухо, чтобы никто его не услышал.

– А ты слишком любопытная, Лейла. Тебе никто этого не говорил?

И прежде, чем я успела что-либо произнести, позади раздался недовольный голос Логана:

– Отойди от неё, питекантроп. Разве твоё место не в первых рядах?

Я закусила губу. Если телохранитель рассчитывал на то, что Шонхорн настолько примитивен, что не знает слова «питекантроп», то он ошибся. Я видела, как блеснули яростью салатовые радужки ларка, но каким-то образом он сумел сдержать гнев. Раздражённо шевельнул ушами и в несколько широких прыжков оказался впереди всех.

Игнорирование со стороны ларков меня нисколько не задевало. Я предпочитала погрузиться в собственные мысли и размышления и задействовать все уголки сознания, чтобы проанализировать ситуацию. Когда ларки разрешали сфотографировать свою планету со спутников, территории пустынь были крайне малы. То есть они всё-таки были, но потом начали расширяться. Интересно, как давно это произошло? Лет пятьдесят назад? Или все сто пятьдесят? Нормальная скорость распространения пустынь на обитаемых планетах – до шести-восьми километров в год.

Я прикрыла глаза и попробовала вспомнить то, что видела перед нападением песчаного червя. Что меня так напрягло при взгляде на светло-жёлтый песок? Почему интуиция сразу забила в набат? На Цварге не было пустынь, и я себе плохо представляла, как она должна выглядеть вживую, но я не раз видела картинки похожих местностей в инфосети. На М-14, к примеру, где проводились самые известные на всю галактику легальные аэрогонки, на записях с голокамер были видны скалы, покрытые юккой, алоэ и песчаной акацией. А когда участники вылетали с трасс, то часто их искорёженные гоночные флаеры попадали в густые заросли верблюжьих колючек. Неоднократно от такого столкновения всё мгновенно вспыхивало, и участники гибли, так и не успев выбраться из железной коробки. На человеческом Захране на территории пустынь и вовсе росли высокие кактусы, спели арбузы, а время от времени голоканал «Экзотические миры Федерации» показывал рослых горбатых животных, с громким чавканьем жующих эти растения.

Итак, здесь, на Ларке, моё подсознание сразу же уловило абсолютную безжизненность песков, и именно эта странность заставила меня так сильно напрячься. И как показало нападение червя – не зря. Похоже, эти твари поедают всё, что видят, будь то растения или животные. Лишь безжизненные крупные валуны остаются в пустыне, и те черви явно пытались облизать и проглотить. Иначе с чего им быть такими ядовитыми?

Передо мной шло несколько ларков, которые через плечо перекинули куски срезанной с чудовища шкуры. Мелкие чешуйки переливались, когда на них попадали редкие солнечные лучи, пробиравшиеся через плотный лиственный занавес.

– Всё-таки нам невероятно повезло, – произнёс историк, проследив за моим взглядом.

– Что? Джереми, я не понимаю, о чём ты говоришь? – я даже сбилась с шага.

– Разумеется, я о том, что нам довелось увидеть живое ископаемое своими глазами! Посуди сама, Лейла, кто может похвастаться тем, что ему довелось встретить настоящего песчаного червя, населявшего планету десятки тысячелетий назад?

Десятки тысячелетий назад? Что? Я почувствовала, как в груди больно кольнуло сердце ледяной иглой.

– Джереми, а ты… м-м-м… уверен? Может, это какой-то современный гибрид пресмыкающихся?

– Лейла, конечно же, я уверен, – историк несколько озадаченно посмотрел на меня. – Обратите внимание на рудиментарное утолщение на хвосте, – таноржец указал пальцем на остатки хвоста, которые нёс молодой светловолосый ларк. – У современных пресмыкающихся на любой из планет Федерации, где они водятся, хвосты к концу сужаются, чтобы было удобнее ползать и не застревать в почве. Это результат эволюции. Также столь крупные рептилии, способные заглотить жертву целиком, не имеют ядовитых желёз. А чешуя? Ты видела, как отразился заряд шокера от неё? Это же просто немыслимо!

– То есть вы думаете, что ларки не просто так используют клинки? – неожиданная мысль заставила сердце биться чаще.

Я вспомнила, как Арх-хан бесстрашно воткнул острие ножа в горло твари. После её убийства воины долго и тщательно разделывали шкуру, разрезая её изнутри. Тогда я не обратила на это внимания, но сейчас воспоминание пришло в голову неожиданно.

– Я практически уверен, что это ископаемое невозможно взять снаружи ни огнём, ни зарядом плазмомёта, – подтвердил мою догадку историк. – Единственный способ уничтожить был нам продемонстрирован вожаком стаи.

– О-о-ох… – выдохнула я, вытирая со лба внезапно возникшую испарину.

А ведь выходило, что Аарон вполне мог не только не справиться с уничтожением червя, но и подставиться под его гигантский зев. Я поёжилась от невесёлых мыслей.

– Да не переживай так, Лейла, – успокоил меня Джереми. – Что было, то уже позади. И я сомневаюсь, что на Ларке найдётся второе такое древнее ископаемое. Скорее всего, оно чудом сохранилось до наших дней, впав в спячку несколько тысячелетий назад. Жаль, конечно, что такого червя не получилось исследовать живым… С другой стороны, ещё неизвестно, как его пришлось бы транспортировать на Танорг.

Я с сомнением покосилась на Джереми. В отличие от меня, он не обратил внимания на то, что абсолютно у всех ларков, которые нас сопровождали, наручи были сделаны из такой же чешуи, разве что немного других оттенков. Нет, определенно, эта тварь далеко не единственная в своём роде. Опять же слишком уж отточенными и выверенными были движения Арх-хана тогда, когда он вгонял свой клинок в пасть чудовища. Но при этом вождь умудрился даже не поцарапаться о ядовитые клыки. Эти странности и нестыковки не давали мне покоя.

А ещё это нападение крупных кошек. Лесные хищники прекрасно знали, что водится в этих песках, раз они даже не показались из-за деревьев. Предполагали ли пумы, что их жертвы выбегут на солнце? Вряд ли. В противном случае они напали бы, чтобы не упускать свой обед. Или же им кто-то приказал на нас не нападать? Могли ли ларки каким-то образом отдать им приказ? Вполне возможно… Но зачем тогда нас отдавать на съедение этому? И если всё так, то тогда куда ларки ведут нас сейчас?!

Я успела себя так сильно накрутить, что в какой-то момент почувствовала взведённым захранским пистолетом с медленно тлеющим внутри порохом. Дотронься – и порох вспыхнет, а пуля вылетит из дула на ультразвуковой скорости и пробьёт всё на своём пути. В голову полезли мысли о том, что ларки каким-то образом уже догадались, что я цварга, а не человек, и всё это было лишь одно сплошное представление, призванное продемонстрировать силу хозяев данной планеты. Совершенно некстати я вдруг почувствовала свою уязвимость. До сих пор мы шли большей компанией, и благодаря неунывающей Моник я убедила себя, что пребываю в обычном для таноржцев походе.

17
{"b":"705851","o":1}