ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мам, мы всё уже обсуждали. Да, мне надо на Танорг, потому что мы плотно сотрудничаем с людьми, и они собираются закупать наши чипы для нового поколения домашних HAUS роботов.

– Да-да, я помню, Human Autonomous Universal Support модификация 11, что переводится как «Автономный Универсальный Человеческий Помощник», – грустно сказала женщина в возрасте, а я поразилась, что она помнит даже такие детали о моей мнимой работе. – Ты же у нас единственная, вот мы с отцом так и переживаем за тебя.

Под «единственной» мама подразумевала, что мне всего лишь сорок девять, а оба брата уже давно разменяли вторую сотню лет. Я тяжело вздохнула, покачав головой.

– Со мной всё будет в порядке. Это вообще моя первая командировка за пятнадцать лет работы в компании. Не разводи сырость.

– В том-то и дело, что первая! – всплеснула руками мама. – Я вообще не понимаю, как так получилось, что тебе выдали визу на отлёт с планеты?

Я прикусила щёку изнутри, потому что это действительно было самым тонким моментом в моей легенде. Но расстроенная женщина не обратила на это внимания.

– К тому же Лейла, тебе уже почти пятьдесят! Тебе уже пора думать о семье и детях. Я ходила в лабораторию, проверяла, не появился ли ещё кто-то, совместимый с твоими генами. Представляешь, они нашли целых трёх кандидатов!

Я поморщилась. На Цварге на каждые десять мальчиков рождалось всего две или три девочки, а потому Аппарат Управления планетой в какой-то момент обязал всех девушек сдавать свой биологический материал, чтобы выявить, с кем из представителей мужского пола у неё наибольшая вероятность завести детей. Как правило, лаборатория давала выбор из нескольких анкет, девушки знакомились с кандидатами, общались и выбирали того, кто им нравился больше всех.

– Здорово, – без всякого энтузиазма произнесла я.

– Ты с ними познакомишься? – продолжала настаивать мама. – Ну, когда вернёшься из этой своей командировки?

– Не знаю. Что-то не хочется, – ответила честно.

Мне претила система договорных браков на Цварге, и я искренне не понимала, почему должна выбирать лишь из очерченного круга мужчин. Все подобранные лабораторией цварги были приятными и даже симпатичными цваргами, которые желали остепениться и завести семью. Но… вот это самое «но» заставляло меня раз за разом отказывать кандидатам и сосредотачиваться на работе.

– Лейла, но тебе уже почти пятьдесят! Ты должна, наконец, подумать о долге перед планетой, перед расой, в конце концов! Если ты сама не выберешь, то тебе просто подберут пару…

Видит Вселенная, как я устала от этих разговоров!

– Ты же знаешь, что я хочу, чтобы всё было так, как у Вас с папой, – не выдержала я.

Конечно, я всё прекрасно понимала. И то, что мне уже сорок девять, и то, что будущий супруг вряд ли разрешит мне работать в СБЦ. Мужчины моей расы умеют чувствовать эмоции и даже отчасти питаются ими. Именно благодаря этой их сверхспособности считается, что у них лучше развита интуиция, а, следовательно, во всём, что касается безопасности семьи, женщина должна подчиняться мужу. Боюсь, моя работа также может попасть под этот пункт. Это маме так сильно повезло с папой, что он разрешает ей всё на свете, и даже четыре раза в год вывозит на курортный Зоннен.

– Я понимаю, что тебе хочется, чтобы всё было так, как у нас с твоим папой. Но первые сорок лет мы просто жили вместе как хорошие друзья. Кайрон во всём меня поддерживал, баловал подарками и красивыми ухаживаниями, но детей у нас не было… А потом однажды, возвращаясь из командировки, он попал в космокатастрофу, и я провела у его постели целую неделю, вглядываясь в бледное лицо. Кайрон пребывал на грани между жизнью и смертью. Я очень испугалась, и, пожалуй, именно тогда осознала, что просто не смогу жить без него. Без его весёлых шуток и лучезарной улыбки. Без ярко-синих глаз и тёплых объятий. Тогда что-то изменилось между нами.

Сеточка крошечных морщинок образовалась около её глаз. Всякий раз, когда мама говорила о папе, её голос неуловимо менялся, и появлялись эти крошечные лучики.

– Он вошёл в твой ближний круг, – произнесла я очевидное.

Мама кивнула.

– А потом появился твой старший брат, Дейни. Почти сразу за ним появился на свет Нейтон. Я была безумно, просто невероятно счастлива. Два сына, тогда как у большинства на свет появляется либо один ребёнок, либо… – она осеклась.

– Либо вообще никого, – сказала я, тяжело выдохнув. Эту историю я слышала так много раз, что уже выучила её наизусть. – А я у вас появилась, когда вы отдыхали на Зоннене, и ты даже не подозревала, что можешь забеременеть в третий раз. Ведь это огромная редкость.

– Может, ты всё-таки посмотришь анкеты тех мужчин, которые отобрала лаборатория?

Мама протянула три заламинированных листа с фотографиями цваргов. Я со вздохом взяла их и засунула в открытый карман своего рюкзака, наблюдая, как уже немолодая мама расцветает на глазах.

– Ладно, посмотрю, – ответила хмуро.

– И помни, дочка, мы с папой одобрим любой твой выбор, – произнесла она.

Конечно, если это будет мужчина, чьи гены заранее проверены и одобрены. И почему она, искренне любя отца, не понимает, что я не хочу вот так выходить замуж. Просто потому, что у меня, как у всякой цварги, есть долг перед расой?!

Я взглянула на часы на коммуникаторе.

– Мой рейс уже совсем скоро. Мне пора в космопорт.

– Тебя кто-нибудь отвезёт? – Она только спохватилась, что аэротакси до сих пор не подало сигнала.

– Не надо. Мой коллега Аарон за мной заедет.

Не успела я договорить фразу, как раздалась мелодичная трель «умного дома». На плазменном экране у входной двери вывелось изображение высокого широкоплечего цварга в идеально отглаженных брюках со стрелками из дорогой костюмной ткани, кожаных туфлях на каблуке и тонком свитере с горлом. Он выглядел расслабленно и что-то проверял в своём коммуникаторе. Но я не обманывалась внешним видом мужчины, ведь статус алеф-агента кому попало не присваивают.

Согласно текущим результатам планетарной лаборатории, Аарон был самым подходящим претендентом на то, чтобы стать отцом моих детей. Наша с ним совместимость оценивалась в целых восемьдесят четыре процента. Вот только чем сильнее мужчина пытался произвести на меня впечатление, тем больше я задумывалась о том, насколько мы с ним разные.

– Аарон тоже полетит? – На лице мамы было написано неподдельное удивление, но она явно обрадовалась данному факту. Она думала, что этот цварг занимает на фирме, где я работаю, одну из руководящих должностей.

Я понятия не имела, полетит ли со мной Аарон, и кого именно шеф приставил ко мне в качестве страхующего напарника, но бодро соврала, чтобы не расстраивать любимую родительницу:

– Да, он тоже. Ну, всё, мне пора.

Входная дверь автоматически открылась от моего прикасания к экрану, и я услышала вежливый голос Аарона.

– Здравствуйте, Лералина Виланта. Лейла, рад тебя видеть. Ты уже готова?

Он протянул руку к моему рюкзаку, взглядом спрашивая, может ли её понести. Я кивнула, а затем ещё раз обернулась к маме и крепко её обняла.

– Какой он всё-таки галантный и воспитанный, – прошептала она мне на ухо вместо прощания. – Дочь, ты бы присмотрелась!

В ответ я лишь закатила глаза. Опять она за старое…

Уже в лифте, спускаясь на подземную парковку, Аарон спросил:

– Лейла, я, конечно, всё понимаю… Женщинам нельзя покидать Цварг без визы Аппарата Управления планетой или разрешения мужа… Но если ты подписалась на эту поездку только из-за того, чтобы посмотреть мир, может, не стоит?

– Аарон, я уже всё решила. Я поеду.

– Ты понимаешь, что это может быть опасным? Да, тебе под кожу внедрили изменяющие внешность нанопластины, и ты будешь похожа на коренную таноржку, а не на цваргу, но это ничего не меняет. Ларки живут совсем по другим законам. У них на планете ярко выраженный патриархат, право сильнейшего…

– Сказал мне представитель Цварга, – фыркнула я. – Если уж на то пошло, то женщины-ларки обладают большими правами, чем женщины-цварги. Они имеют права путешествовать по другим мирам, а мы нет. Да и мужей, насколько мне известно, они выбирают сами, а не согласно рекомендациям какой-то лаборатории…

2
{"b":"705851","o":1}