ЛитМир - Электронная Библиотека

Я продолжала весь вечер общаться с таноржцами, шутить и спорить, но в груди поселилось какое-то тянущее, мрачное чувство. Как будто трещина пошла по монолитному каменному зданию, в котором ты привык работать. Вроде всё как было, трещина не бросается в глаза, однако ты начинаешь ощущать смутное беспокойство и уже не чувствуешь себя так защищённо, как прежде.

* * *

/Таноржский корабль Спейс-Икс. Лейла Виланта/

На связь с Аароном я выходила раз в сутки, сухо отчитываясь о том, что на Спейс-Иксе ничего не происходит. Каждый наш разговор заканчивался одним и тем же вопросом: «А не передумала ли ты насчёт задания? Всё ещё не поздно переиграть».

Чем больше я общалась с людьми, тем больше осознавала, как многое, оказывается, прошло мимо меня за сорок девять лет. Да, я работала тау-агентом и почти всё время зависала в инфосети, изучая терабайты информации о планетах, входящих в состав Федерации Объединённых Миров, расах, населяющих их, обычаях и традициях. Отстранённо мысленно отмечала, с кем у цваргов совпадают какие-то вещи, а какие-то являются полной противоположностью. Так, среди всех обжитых планет богатый и развитый Цварг мне больше всего напоминал именно Танорг. Да, у нас не было по десятку роботов на каждого гуманоида, но уровень жизни, качественная пища, хорошее жильё, автоматизация большинства черновых процессов, таких как уборка помещений или курьерские доставки посылок – всё это у нас с людьми было общее. И в то же время, живя на Спейс-Иксе среди людей, я чувствовала, насколько огромная пропасть лежит между моим воспитанием и их поведением. Если на Цварге запрещалось прикасаться к женщине без её на то разрешения, было не принято широко улыбаться или как-то по-иному демонстрировать свои эмоции, то рукопожатие Джереми, весёлый смех членов команды, прямолинейность, с которой общались таноржцы друг к другу, – всё это меня удивляло и порой ставило в тупик.

В какой-то момент я почувствовала, что во мне просыпается азарт первооткрывателя. Если люди, о которых я до сих пор думала, как наиболее близкой к цваргам расе, настолько отличаются от нас, то насколько же должны быть непохожи ларки? С каждым днём во мне крепла уверенность, что я просто обязана узнать их как можно ближе, просто чтобы…. Чтобы что? Мыли о том, что это, вероятно, моя первая и последняя поездка за пределы Цварга, я старалась гнать от себя как можно дальше. Я уверяла себя, что ларки мне интересны исключительно потому, что руководство СБЦ поручило мне провести незаметную операцию на их планете. И всё-таки, чем ближе мы подлетали к цели, тем тревожнее мне становилось. Смесь какого-то возбуждения и лёгкого опасения предстоящей неизвестности тугой пружиной сжималась у меня в животе.

– Лейла. – Глухой стук отвлёк меня от созерцания изумрудно-зелёной планеты, к которой мы подлетали.

Историк с короткими торчащими во все стороны волосами зашёл ко мне в каюту, служившую одновременно и спальней. Случись такое на Цварге, я бы гневно попросила мужчину выйти, но сейчас лишь спокойно скользнула взглядом по знакомой худощавой фигуре с каким-то бесформенным мешком в руках и вновь уставилась в стеклопакет иллюминатора.

– Хорошо, что вы ещё не спите. Я боялся, что разбужу вас.

– Что вы, Джереми, – я усмехнулась, – сомневаюсь, что сейчас во всём Спейс-Иксе найдётся хотя бы один спящий человек.

– И то верно, – таноржец нервно запустил руку в свои каштановые волосы и взъерошил их. – Уже завтра утром мы приземляемся на Ларке… Я тут неожиданно осознал, что вы летели на Тур-Рин…

Я напряглась всем телом. Неужели мне сейчас предложат пару недель пожить на корабле?

– … В общем, я понимаю, что Ларк – это не планета развлечений с развитой инфраструктурой, многочисленными казино и спа-отелями… Если вы вдруг передумаете с нами высаживаться…

– Что вы, Джереми, я не передумаю. Да, я планировала провести это время по-другому, но ваша миссия заинтересовала меня не на шутку. Я действительно горю нетерпением и любопытством и так же, как и остальные члены команды, очень хочу посетить Ларк.

Облегчение было буквально написано на лице историка. Он шумно выдохнул, широко улыбнулся и подтянул бесформенный мешок, который нёс в левой руке, поближе.

– Тогда, Лейла, это вам, – произнёс он довольно. – Я понимаю, что вы собирались совсем в другое место и у вас вряд ли с собой есть утеплённый спальный мешок и абсорбирующие пастилки на случай отравления местной пищей. Здесь есть почти всё необходимое. Это запасной комплект вещей на ещё одного участника экспедиции. Удивительное дело, тот парень был механиком, но в последний момент заболел и не смог присоединиться к команде. У меня складывается ощущение, что сама Вселенная нам послала вас.

Я с благодарностью приняла вещи, переданные мне Джереми, разумеется, умолчав о том, что в собственном рюкзаке у меня есть и специальный термозащитный комбинезон, и ультралёгкий спальник, способный защитить от ветра и влаги, и лекарства, куда более мощные, чем абсорбирующие пастилки. Что касается таинственной болезни механика, то и на этот счёт у меня имелись определённые сомнения.

Видимо, мою задумчивость Джереми списал на волнение, потому что неожиданно тепло улыбнулся и произнёс:

– Лейла, не нервничайте. Как вы верно отметили, сейчас все на корабле очень взволнованы. Мой вам совет: выпейте ромашковый чай и ложитесь спать.

Я кивнула, сделав вид, что принимаю совет, а когда дверь за историком бесшумно закрылась, я покрутила в руке кулон-передатчик, закусив нижнюю губу. Вздохнула, достала из собственной аптечки таблетку снотворного и проглотила её, не запивая.

Глава 3

Планета Ларк

/Планета Ларк. Лейла Виланта/

Шлюпка мягко опустилась на сочную изумрудную траву на опушке леса. Я зачарованно смотрела из своего окна на гигантские деревья. Они вздымались ввысь, их верхушки, казалось, царапали облака. Было сложно определить высоту исполинов, так как поблизости не находилось ни единого здания, однако то, что эти деревья в разы превосходят те, что я видела на Цварге, не оставляло сомнений. Продолговатые белые облака, словно перья экзотических птиц, украшали насыщенно-синее небо. Когда я осторожно наступила на тонкую траву, то с удивлением обнаружила множество крошечных цветочков, что мелкими разноцветными бусинами рассыпались по поляне. В воздухе витали ароматы цветов, сырой земли и многовекового леса.

Я чувствовала себя непривычно в этой среде. Никаких компьютеров, роботов и современных строений. Никаких вычурных фонтанов, идеально посаженных клумб и муассанитовых гор. Даже воздух на Ларке отличался от Цварга. Если родной воздух был скорее морозным и пах пушистым белым снегом, залёгшим на многочисленных горных хребтах, то здесь первое же дуновение ветра заставило меня задохнуться от многочисленных запахов.

Вместе со мной из шлюпки вышли учёные. Джереми и Моник восторженно огляделись по сторонам. Майк и двое молодых мужчин не сдержали восхищённых вздохов. Логан и пятеро телохранителей выглядели существенно более напряжёнными, но даже на их лицах промелькнуло выражение восторга. Я машинально затеребила кулон, но как только поняла, что делаю, тут же отдёрнула руку. Майк уже брал в пробирку землю на пробу, а Моник с упоением рассматривала ягоды на ближайшем кусте.

– Да одно такое дерево стоит целое состояние в Федерации… – пробормотала блондинка с придыханием.

– Меня больше интересует, где же сами хозяева этого добра, – нахмурился Джереми. – Они сами нас позвали именно в это место, обещали гостеприимно встретить и показать свою планету. Но их нет.

– Ох, Джереми, зачем вам ларки, когда здесь такие интересные цветы и деревья? Посмотрите только на кору вот этого…

Договорить Моник не смогла, так как из-за стволов деревьев показались сами ларки. Огромные, мускулистые мужчины с обнажёнными торсами в коротких кожаных юбках, скреплённых по бокам толстыми нитками. Плечи защищали толстые платины внахлёст, соединённые между собой перекрещивающимися ремнями. Руки от запястий до сгиба локтя укрывали наручи из чешуи какого-то дикого зверя. Абсолютно у всех ларков были ножи. У кого-то они были привязаны к икрам, у кого-то – к кожаным юбкам. Но больше всего меня поразили сами тела мужчин. Крупные, загорелые, рельефные, с чётко очерченными мускулами. У некоторых ларков тела были исполосованы шрамами, а у нескольких – чёрными письменами.

6
{"b":"705851","o":1}