ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, всё хорошо.

Мужчина пробежался взглядом сверху от лица до пяток и обратно, тщательно изучая мой внешний вид. Поджал губы.

– Лучше бы вы не выходили из лагеря в одиночку. Здесь водятся опасные… животные.

Я хотела возразить, что к такой многочисленной группе гуманоидов не подойдёт ни один хищник в здравом уме, как уловила косой взгляд Логана, брошенный на ларков в отдалении.

– Спасибо, я учту на будущее, – тихо произнесла и юркнула в шатёр.

Оказалось, что Моник даже не заметила моего отсутствия, так бодро она вещала о флоре и фауне этой планеты на свой диктофон. Я забралась в спальный мешок, повернулась к ней спиной и заснула под бормотание таноржки.

* * *

/Планета Ларк. Арх-хан Шаррше Варкхарий Вакхаш /

Их высадилось двенадцать человек. Шесть почти нормальных мужчин, четыре тощих заморыша, которых к сильному полу и причислить стыдно, и две женщины: блондинка и брюнетка.

Блондинка внешне была очень привлекательной. Огромная грудь, тонкая талия, пухлые губы, яркие фиолетовые глаза. Но, к сожалению, я хорошо знал масть таноржцев и прекрасно понимал, что вся эта женщина искусственная. Слишком большая грудь. Ненатуральная. Кажется, они называют операцию маммопластикой, вшивая себе под кожу какие-то мешочки с силиконом. Забавно вдвойне, если учесть, что это слово содержит в себе самые известные во всех мирах звуки «мама», но при этом данная операция не увеличивает объем молока, которое может дать самка своему детёнышу. Скорее уж наоборот, такая грудь в Федерации – признак того, что женщина не сможет выкормить своё потомство. Опять же светлые волосы. Настолько я знаю, планет, на которых рождаются люди, всего две – Танорг и Захран. Если на Танорге люди живут хотя бы сто пятьдесят лет, то захухри из-за радиации редко доживают даже до восьмидесяти. И светлые волосы встречаются только у них. То есть блондинка либо имеет совсем уж плохой геном, либо зачем-то вытравила свой родной цвет волос. А фиолетовые глаза? Зачем? Странная у этих людей мода…

Брюнетка показалась мне существенно интереснее. На первый взгляд ничего особенного. Чуть ниже лопаток тёмные, почти чёрные волосы, напоминающие кору древних исполинов и испуганные, синие, точно небо над Ларком, глаза. Интересно, свои или тоже цветные линзы, как у её подруги? Впрочем, какая разница? Женщины меня сейчас интересуют меньше всего.

Конечно, это было оскорблением для священных земель – вести чужаков таким путём. Я всё это прекрасно понимал, но игнорировал осуждающие взгляды моего советника. Когда речь идёт о выживании клана, есть вещи, которыми можно поступиться. Показать людям Вечный Лес – не такая уж и большая плата. Мои воины не понимали, зачем я всё это затеял, но как всегда слушались беспрекословно, не задавая лишних вопросов. Лишь Шонхорн открыто показывал своё недовольство, кривил губы и время от времени фыркал. Когда мы, наконец, дошли к вечеру к месту нашего лагеря, он не выдержал.

– Проклятые слабые люди! Я уже думал, что мы никогда не дойдём до нашей базы! Это ж надо так плестись всю дорогу… Даже наши дети выносливее половины из этих… этих…

– Не сыпь оскорблениями в адрес наших гостей. Тем более они рядом и не глупы, могут всё услышать, – оборвал я друга.

Лицо Шонхорна перекосило, но он ненадолго замолчал. Затем переступил с ноги на ногу и хмуро произнёс:

– Они привели с собой двух самок. Можно мои люди…

– Нет, – оборвал жёстко, прежде чем советник закончил свою мысль. – Как ты правильно заметил, это людские самки. От них родятся немощные и тщедушные дети. Зачем нам такое нужно?

– Та, что посветлее – согласен. Но вот тёмненькая… Она даже не запыхалась от дневного перехода, и от неё хорошо пахнет…

– Нет! – рыкнул я уже громче, не отдавая себе отчёта, что именно меня разозлило в предложении друга.

– Но тогда я тебя совершенно не понимаю! Ты разрешил людям появиться в Вечном Лесу, разрешаешь им собирать нашу землю и растения, кормишь нашей дичью, но при этом даже не хочешь воспользоваться их самками! – разгорячился мой советник. – К чему всё это? Не кажется ли тебе, Арх-хан, что ты совершаешь глупости?!

– Не кажется, – я вновь успокоился. – Шонхорн, ты не видишь очевидных вещей. Люди с Танорга, несмотря на их слабый геном, в Федерации Объединённых Миров занимают далеко не последнее место. У них есть масса технологий.

– А ещё они спят и видят, как вырубить наши леса и пустить на всевозможные изобретения. Им мало своего пластика и синтетических материалов, они хотят большего. И наши животные им тоже нужны. На своей планете они давно истребили всё, что опаснее енота, и теперь присматриваются к нашей!

– Мой друг, ты не слушаешь. У людей масса технологий, и они находятся в содружестве с другими расами. Возможно, сами они физически не настолько сильны, как хотели бы…

– Из всех рас Федерации, которые могут потягаться с ларками в силе, существует лишь одна – цварги. Но мы с ними никак не взаимодействуем, в отличие от тех же людей. Я действительно не понимаю, к чему ты клонишь, Арх-хан.

– К тому, что до меня дошла информация, что цварги умеют перевоплощаться в людей.

– Быть такого не может! – воскликнул Шонхорн.

– Может, всё может, – я устало потёр переносицу. – К сожалению, соседние с нами кланы подтверждают эту информацию. Им уже несколько раз удалось определить на Тур-Рине и Тортуге цваргов, которые выглядели как люди. На взгляд не отличить.

Мой советник всё ещё ошеломлённо смотрел на меня.

– И ты полагаешь, что среди прибывших есть цварги?

– К сожалению, я точно это знаю, – произнёс я, поджимая губы.

Глава 4

Жизнь в лагере

/Планета Ларк. Лейла Виланта/

Утро встретило меня удивительной трелью лесных птиц и ароматными запахами сваренной в металлическом горшке каши. Мне было безумно удивительно всё: и рассыпчатая крупа, – на Цварге всё давно заменили на пюреобразную пищу в мягких вакуумных упаковках, – и необычная тяжёлая посуда. Видимо, я настолько оторопела при виде этой каши, что лаборант Майк, худой юноша с гривой кудрявых, как у барашка, волос, весело рассмеялся.

– Да, сразу видно, что ты никогда не ходила в походы на Танорге, – произнёс он.

Я постаралась скрыть своё смущение. В цваргском языке и слова-то «поход» не было.

– Ты, наверно, из потомственных программистов и математиков, да?

– Мой дед был программистом, – аккуратно ответила я, памятуя, что любое своё враньё потом придётся долго вспоминать.

– А, тогда понятно, – вздохнул Майк. – Если у тебя семья изобретателей, то ты наверняка по несколько раз в год отдыхаешь и на Зоннене, и на Тур-Рине, и на Аквариусе… Я вот только недавно в лаборанты при Университете Научных Открытий смог устроиться, там и познакомился с Джереми, да и со всеми остальными. До этого развлекался походами, ну и раз в год летал по стандартной путёвке на Мореон. Там, конечно, тоже хорошо, но с Зонненом или Аквариусом не сравнить…

Я не стала разочаровывать юношу, что никогда в жизни не была ни на одной из этих планет. Да, действительно, денег у моей семьи и у меня в частности было очень много, а вот разрешение покинуть Цварг я, скорее всего, уже больше не получу. Если только будущий супруг будет не против… Мысли о предстоящем замужестве омрачили моё настроение, и я потрясла головой, прогоняя ненужные эмоции.

– Зато сейчас мы на Ларке, и вряд ли когда-либо нам улыбнётся удача побывать в таких удивительных местах, – примирительно произнесла я.

– Это правда, – кивнул Майк. – Мы первые и, возможно, последние, кому ларки решили показать свой священный лес. Слушай, а ты мне не поможешь?

– Что надо делать?

– Да вот у меня с собой гора пробирок и пластиковых пакетиков, надо взять пробу земли, а также листьев, ягод, воды, да и в целом всего, что только получится. Ты же ведь не занята? Как я понимаю, твоя основная специфика работы связана с компьютерами, которых здесь нет.

9
{"b":"705851","o":1}