ЛитМир - Электронная Библиотека

– Э-эм, – господин не выдержал моего напора и поубавил спесивые эмоции. – Вы не похожи на почитателя тёмных сил и рунных вязей, – он виновато пожал плечами. – Кроме того, сразу видно, что прибыли вы с запада, или с юго-запада Империи, – джентельмен добавил некоторых неоспоримых фактов касающихся меня. – Вот я осмелился задать вам этот вопрос, из-за естественного любопытства, возможно, немножко излишнего, – завершил он оправдываться и чуть-чуть поклонился.

Интересно, что меня выдало? Такая мысль родилась первой, так как и уважаемый Даниэль Дефо моментально вычислил откуда я прибыл.

– Ну, коли мы уладили вопрос с божествами, позвольте откланяться, – мне наскучило бестолковое общение.

– Господа, а я могу вас уговорить остаться в моём пошивочном заведении? – пролепетал расстроенных хозяин, набравшись смелости.

– До встречи, – отрезал я коротко, не оборачиваясь, и теперь уже вытолкнул Алима из двери.

Мы остановились на пороге нерадушного хозяина, встретившего клиентов по одёжке, и выбрали направление движения по правилу левой руки.

Следуя неспешным шагом по чистой мостовой, я отыскивал взглядом нужные мне вывески, что оказалось не просто.

На этой протяжённой улице есть всё, но фантазия у господ мастеровых дюже богатая! Поэтому, некоторые рекламные элементы вызвали у меня приступы откровенного замешательства при определении профессии мастеров. А очень редкие, даже и похохотать заставили.

– Ладно, Алим, м-мда уж! – я остановился у двери с экспрессионистским изображением шубы и шапки. – Давай сюда заглянем. Судя по вывеске, тут работает скромный мастер, – я выдвинул предположение.

– Да-да, – закивал толстячок. – Это мастерская хорошего человека, Витаса! Да, только, господин Феликс, любит он… Любит он, – он смущённо потупился, не решаясь продолжить.

– Хех! Алим, да я уже понял, что любит господин Витас, – усмехнулся я, прекрасно осознавая пристрастие мастера к горячительным напиткам. – Ты-то, откуда про это его увлечение знаешь, а? – риторически поинтересовался я. – Пошли уже, чего ждать-то, – я вновь подтолкнул вперёд смущённого толстячка.

– Хорошо-хорошо, – поспешил согласиться мой верный слуга.

Мы вошли и…

– Витас! Витас! – заорал Алим что есть мочи, в сторону длинного стола. – Подымайся давай из-за прилавка! Заказы принимать должно, да гостям дорогим угождать!

Глава 4. Судьбоносные решения

Перешагнув через порог, я остановился, рассчитывая заняться предварительным осмотром помещения мастерской. Однако, мне не удалось сразу и спокойно заняться изучением собственности мастера по пошиву.

Дело в том, что из-за длиннющего стола, являющегося как прилавком, так и местом для раскроя тканей, раздались звуки интенсивной возни. Именно это обстоятельство и заставило меня отвлечься и сконцентрировать внимание на разворачивающемся действе.

Я скрестил руки на груди, временно приняв позу благодарного зрителя, и ожидая логического финала поздней побудки господина Витаса.

Из-под столешницы показалось заспанное лицо. Н-да!

Многочисленные полоски на коже красноречиво поведали мне о некоем неудобстве, связанном с использованием господином рукава в качестве подушки. Кстати, полнота и схожесть внешности с моим слугой я тоже приметил. Такой-же толстенький добряк, у которого что-то в жизни пошло наперекосяк.

– Витас? Ну, Витас же! – Алим забежал за прилавок и принялся тормошить господина хозяина. – Смотри! Да, раскрой уже глаза шире! – мой слуга встряхнул хозяина и направил его лицо в мою сторону.

Я не смог сдержать улыбку, наблюдая эту процедуру.

– Б-рр… – господин встряхнул головой и попытался навести на меня фокус.

– Немедленно говори, где они у тебя? – продолжил орать Алим, явно чего-то добиваясь.

– От-же, а? У-фф… – выдохнул хозяин. – В крайнем ящике стеллажей посмотри, – прозвучала первая осмысленная фраза со стороны хозяина. – Внизу, – он махнул рукой в непонятном направлении, словно прогнал надоедливую муху.

Алим бросился по указанному ориентиру, а я заинтересовался тем, чего же это он ищет. Что это такое, «они»?

– Я сейчас, мой господин! – вскричал мой верный слуга, буквально сияя от радости. – Вот же они! – он торжественно поднял вверх пузырёк с мелкими малахитовыми камешками. – Дорогая штука, но очень действенная! – добавил Алим и выудил из прозрачной мензурки один экземпляр загадочного лекарства.

То, что это лекарство, я прекрасно осознал.

Собственно, и не сложно догадаться о его фармакологическом предназначении. Э-мм… Магическом, то-есть. Становится всё интереснее и интереснее! Наверняка, сей артефакт к бытовым имеет прямое отношение. В какой-то мере, естественно, помимо медицины.

Алим бросил кусочек малахита в стакан и залил его водой из графина, найденного на пустых полках стеллажа, занявшего всё пространство стены за прилавком.

Кстати, там же готовые образцы должны находиться, и разные заготовки для пошива одежды. Но я наблюдаю лишь одну паутину, причём в великом изобилии.

Меж тем, вода в стакане забурлила и окрасилась в зелёный цвет. Мой слуга взглянул на неё, приподняв емкость к лучику солнечного света, и удовлетворительно кивнул.

Сделав несколько быстрых шагов к хозяину, пребывающему в понятном всем состоянии, Алим решительно запрокинул ему голову, да и влил содержимое стакана в глотку.

Зажав нос бедолаге с вытаращенными глазами, мой верный слуга проконтролировал успех лечебной операции. Она выразилась в обалдевшей мимике господина Витаса, как человека, внезапно вернувшегося из сладостных грёз в суровую реальность мира.

– Классная штука! – я не преминул подметить сей факт. – Наверное, очень дорогая?

– М-м-м… Не сказать, чтобы уж очень, – заговорил уже сам хозяин. – Денег-то, хе-м, немного за них просят, да и свободно продаются оные артефакты в магических лавках Торгового Посада. Но, определённо, в сложных ситуациях растворчик непременно выручает, – он отметил успех воздействия магической микстуры на свой организм. – Извините, господин, нас не представили, меня зовут господином Витасом, – мастер учтиво поклонился, став образцом использования в беседах великосветских манер.

Я также отметил, что краснота на его носу не пропала после употребления магического напитка, хоть он и стал вполне адекватным. Наверное, это уже к разряду хронического относится.

– Это мой благодетель, и справедливый хозяин! Да-да, и коему я служу теперича верой и правдой, – Алим ткнул Витаса локтем. – Господин Феликс, – продолжил толстячок с поклоном в мою сторону. – Бесспорно благороднейший из всех благородных господ, давший мне работу, и проявивший милосердие, когда спас своего верного слугу от неминуемой расправы в придорожной харчевне. Меня, кстати, Витас, тамошние лиходеи могли и убить! – толстячок сразу прояснил всю ситуацию по поводу меня, ну или почти всю.

– Скажите, уважаемый господин Витас, а почему в вашей великолепной мастерской полки пустые? – я решил сменить тему с возвышениями меня, и указал на пустующий стеллаж. – Мне кажется, что тут должно что-то лежать, например готовые заказы, и рулоны разных материалов.

Мне показалось, что я наступил на больную мозоль одновременно обоим друзьям. При этом, заставил Алима смутиться, а хозяина мастерской сильно опечалиться. То, что эти два невезучих господина друзья, я уже давно не сомневаюсь.

А что же их связывает, я понять не могу. Однако, я также абсолютно уверен, что это не общее пристрастие к горячительным напиткам. Скорее всего, это что-то из разряда этнической принадлежности.

– М-м, мой господин, – за пояснения, почему-то, взялся Алим. – Тут вообще, такое дело, вполне естественное для здешнего уклада жизни, – он окинул пространство рукой, намекая на весь город, а не только на это заведение.

– Продолжай, Тристан-Алим, – я прошёл ближе к столу и облокотился на него, подперев подбородок и сосредоточившись на докладчике. – Мне уже интересно, чего ещё я не знаю о местном жизненном укладе, – пришлось обозначить свой интерес, как обобщённый.

6
{"b":"706266","o":1}