ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тоже чушь! – Анна выпятила вперед нижнюю губу, что выдавало то, что она очень серьезно настроена. – Вот я…

– Тебя выдадут замуж, даже не спросив, – влез в разговор Витольд. – За кенига с Севера, или еще за кого, кто твоему папеньке выгоден будет. Так что не льсти себе и тем более не ври.

– Не будет такого! – взвизгнула Анна. – Я сама решу, как мне жить, мне это папа обещал, он мне слово дал!

– Ну на то оно и королевское слово, чтобы сегодня его дать, а потом назад забрать. – Витольд почесался. – Он вон маркизу де Колиньяку тоже обещал, что его не тронет, если тот добровольно бунтовать перестанет, – и где теперь тот маркиз, на каком небе обитает?

– Где маркиз – не знает никто, – заметил Юр. – А вот тело его в клетке до сих пор находится, а та на Веселом мосту подвешена. Я недавно его видел – один костяк остался.

– Это другое, это политика, – насупилась Анна. – Монархам иногда приходится принимать непростые решения.

– А ты кто? – безжалостно спросил Витольд. – Разве ты не монархиня?

Слова послушника были справедливы. Анна по рождению своему была принцессой, а Юр, между прочим, графом. Витольд же был даже не мелкопоместным дворянином, а сыном небогатого фермера, живущего в верховьях Крисны. Но давным-давно, еще при знакомстве, эта троица договорилась о том, что сословных условностей между ними не будет. Молодость демократична, так было всегда.

Анна задумалась после последней фразы Витольда и не стала ему отвечать.

– Витольд, ты сегодня особо язвителен, – примирительно заметил Юр. – Никак розог отведал из рук брата-экзекутора?

– Не без этого. – Витольд скривился и потер зад. – Не любит он меня, уж не знаю за что.

– Не стоило из подвалов Академии вино тырить, – наставительно произнес Юр. – И рисовать сестру Фалассию на помеле и с кривым носом на стене учебного здания тоже не следовало.

– Все-то ты знаешь, обо всем-то ты осведомлен – Витольд показал Юру язык.

– Я знаю, что мы сделаем, – неожиданно сообщила друзьям Анна. – Мы отправимся на четвертый уровень королевских усыпальниц.

– Куда? – в один голос спросили Юр и Витольд, выпучив глаза.

– Вы меня слышали, – холодно сказала Анна. – Я хочу знать свое будущее, потому пойду туда, независимо от того, присоединитесь вы ко мне или нет.

Удивление молодых людей было вполне понятно – королевские усыпальницы слыли местом не слишком хорошим, и даже маги Академии Мудрости редко спускались ниже третьего уровня.

– Опуская ряд второстепенных вопросов, любезная Анна, я хотел бы задать один, основной, – мягко сказал Юр. – Что ты там забыла?

– Там находится усыпальница Максимуса, короля-чародея. – Анна обвела глазами друзей. – Каждый из нашего рода имеет право один раз в жизни прийти к нему и задать его духу один вопрос, на который он обязательно ответит. Вот я пойду и спрошу, смогу я определить свою судьбу сама, или нет.

– Она сошла с ума, – посмотрел на друга Витольд. – Это точно!

– Она приняла решение и выполнит его, ты ее знаешь, – покачал головой Юр. – И мы с тобой тоже влипли, поскольку одну мы ее туда не отпустим.

Витольд пожевал губами, по его лицу было видно, что лично он Анну туда отпустил бы без особых сомнений. Впрочем, вслух он этого не произнес.

– Может брата твоего захватить с собой? – наконец выдавил он из себя. – Он с мечом ловок, и вообще…

– Гейнора? – усмехнулся Юр. – Который тут же все выложит начальнику охраны? Отличная идея, вот только в результате именно мы с тобой окажемся врагами короны как минимум за посягательство на память предков правящего монарха, а Анна отправится под замок. И после, если мы до того времени еще не сложим головы на плахе, точно нас с тобой убьет.

– Убью, – подтвердила Анна. – Гейнору ни слова. Он так за меня переживает все время, и это трогательно, но…

– По уши втюрился, вот и переживает, – цинично заметил Витольд. – Как тебя видит, так сразу сопит и вздыхает.

– И цветы у двери каждое утро оставляет, – похвасталась Анна. – Ладно, шут с ним, с Гейнором, пусть его. Идем прямо сегодня, чего откладывать. Ключ от входа в усыпальницы я у папки стащу, Юр, ты факелы добудь, там после третьего уровня темно, а ты, Витольд…

– Я еды захвачу – Витольд почесал нос – Мало ли чего, не дай боги заплутаем, чего тогда есть будем?

Друзья обсудили еще несколько деталей и разошлись, размышляя каждый о своем.

Вход в усыпальницы находился на территории дворца, которая в ночное время, понятное дело, была под охраной. И по двору, и по коридорам дворца туда-сюда вышагивали гвардейцы из личной охраны короля, частенько среди ночи с проверочными целями по гулким коридорам прохаживался и мэтр Освальд Ван дер Мелле, начальник охранной службы короны Запада, в последнее время частенько сопровождаемый молодым графом Гейнором, своим, как он говорил, «будущим преемником».

Впрочем, наших друзей все это волновало не слишком, за последние годы они изучили и расписания караулов, и все лазейки с ходами, которых во дворце было очень немало, и сделали это даже получше, чем мэтр Ван дер Мелле.

– Может, все-таки ну его? – опасливо спросил Витольд, глядя на Анну, которая, высунув кончик розового язычка, пыталась попасть ключом в замочную прорезь двери.

– Ты пробовал когда-нибудь остановить ураган? – негромко спросил у него Юр, из-за плеча которого торчало с полдюжины факелов. – А Анна в этом плане посмертоносней будет.

Замок щелкнул, дверь, скрипнув, отворилась, и на друзей обрушился тяжелый запах подземелья, заглушивший буйные ароматы весенней ночи.

Анна глубоко вздохнула, поморщившись от тяжелого амбре, и шагнула за порог, за ней последовал Юр, замыкающим же двинулся Витольд, сохранивший на лице маску сомнения в том, что они делают то, что следует. Впрочем, через секунду она пропала, и послушник Академии Мудрости стал внимательно смотреть по сторонам, в надежде чем-нибудь тут поживиться. Это, собственно, и было основным доводом, который склонил его к данной прогулке, если бы не это, он бы сроду сюда не пошел, а приятелям выложил историю о том, как его посадили под замок.

Королевские усыпальницы являлись одним из старейших подземелий Западной Короны. Не слишком большая величина этажей с лихвой компенсировалась их числом, по слухам, уровней здесь имелось более трех десятков. Доподлинно их количество было неизвестно, последнюю крупную вылазку вниз делали лет пятьсот назад, тогда отряд королевской стражи, усиленный магами Академии, добрался до девятнадцатого уровня и повернул назад, из-за отсутствия воздуха для дыхания. По крайней мере, официальная версия была именно такова. Что там случилось на самом деле, не знал никто, кроме прапрадеда короля, и тех, кто вернулся из подземелья, а таковых было дай бог половина от изначально ушедших.

Тем не менее, первый и второй уровни были совершенно безопасны, освещены никогда не гаснущими факелами, по большим праздникам сюда приходили представители правящего дома, дабы поклониться могилам предков, а в остальное время сюда водили экскурсии, состоящие как из местных жителей, так и гостей столицы Западной Марки.

Третий уровень тоже не считался опасным, хотя на него вельможные особы и экскурсанты уже не спускались. Здесь бывали только местные служители, проверяющие, все ли в порядке в усыпальнице, нет ли на стенах трещин, не проникли ли внутрь злоумышленники. Такое, увы, время от времени случалось, какие-то воришки забирались в некрополь. Детали этих проникновений не разглашались, хотя на рынках Эйгена говорили всякое, в том числе и то, что более этих удальцов никто никогда не видал.

С четвертым уровнем дела обстояли похуже, там начинались владения темноты (не Тьмы, но темноты), туда не спускались служители, и последний, кто там бывал, это король Герхард, прапрадед Вайлера. Он тоже ходил за советом к Максимусу, и вернулся обратно, видимо, получив его, правда, после этого он велел закрыть вход на нижние уровни большой, тяжелой и надежной металлической дверью, а также никогда больше не упоминать при нем о королевской усыпальнице. Ну, по крайней мере, пока он жив.

2
{"b":"706865","o":1}