ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Не приготовила, - буркнул Бандит, поднимаясь на крыльцо. - Устрою ей... Брата голодом морить... Ладно, хлебом вчерашним закусим. Завтра котлеты будем жрать. Отвальную вечером делать буду... Змеюка...

   Старик поднялся следом за Бандитом, оглянулся с порога и закрыл дверь. Следопыт еще некоторое время полежал в кустах, но ничего интересного больше не увидел и не услышал. Конечно, неплохо бы еще последить за этими подозрительными типами, но надо возвращаться в лагерь. Витя выбрался на тропинку и пошёл обратно: сначала по редкому перелеску, потом по сосновому бору. У самой тропинке на молодой сосне сидела белка, и Следопыту захотелось подобраться поближе и попробовать поймать пушистого зверька. Не получилось. Потом не получилось поймать и какую-то птицу, которая - то неуклюже поднималась на метр, а потом опять опускалась на землю. Окончательно птица упорхнула от Сыщика на полянке, где уже начала созревать земляника. Целую горсть спелых ягод набрал Витька и сразу же отправил их в рот. Здорово в лесу!

   А вот у забора душу пионера одолела тоска.

   - Ох, и начнётся сейчас, - думал он, пробираясь к своему отряду. - Наташа, поди, уж воспитательнице нажаловалась. Будет мне сегодня проработочка...

   Но возле отряда Витя не увидел ни воспитательницы, ни вожатой. Пионеры стояли на веранде и смотрели - как по центральной аллее к воротам ехала машина "Скорой помощи". Витя быстро забежал на веранду и хотел спросить: а чего это тут? Но тут примчалась взволнованная Наташа.

   - Строиться! - закричала она.

   Следом за вожатой подошла воспитательница Людмила Георгиевна.

   - Ребята, - звенящим голосом говорила Людмила Георгиевна, остановившись перед притихшим строем. - Я категорически запрещаю вам есть зеленые ягоды, щавель и всё остальное прочее. А если кто из вас вздумает выйти без спроса за территорию, то я лично пойду к директору и буду требовать, чтобы нарушителя немедленно отчислили из лагеря. Вы должны мне дать честное пионерское, что будете послушными и дисциплинированными. Даёте?

   - Даём, - чуть-чуть вразнобой ответили пионеры.

   Людмила Георгиевна ещё раз окинула строй пионеров строгим взором и вместе с Наташей пошла к административному корпусу.

   - А чего случилось? - толкнул локтем Витя Колю Яшкина.

   - Не знаю, - пожал плечами Коля. - Чего-то бегают все... И "Скорая помощь"...

   - Ребята из первого отряда очень сильно отравились, - тихо сказала Танька Пологина, и сразу же её окружил весь отряд.

   Танька знала всё на свете. Как уж у неё это получалось, никто даже не догадывался, но не было в пионерском лагере ни одного самого завалящего слуха, по какому Пологина не могла бы дать точного разъяснения.

   - Гошка Крюков и Петька Силантьев, - таинственным полушепотом рассказывала всезнающая Татьяна, - так сильно заболели, что сознание потеряли. Их в город на "Скорой" увезли. Медсестра Римма Петровна сказала, что они за территорией ели щавель, а там рядом поля химикатами обрызгивали...

   - С самолёта, наверное, - сунулся со своим предположением Серёжка Кучаев, но на него все так строго посмотрели, что он даже испуганно прикрыл ладошкой рот.

   - Директор очень ругался, - продолжила свой рассказ Танька, - велел весь забор проверить и доски самыми большими гвоздями прибить...

   И как раз в это время на центральную аллею вышли завхоз Лукин и физрук Борисов с молотками в руках. Завхоз был в сером халате и фиолетовых шароварах, а физрук в своей обычной синей майке велосипедиста с эмблемой общества "Трудовые резервы" и в таких же синих штанах с белой полосой. Завхоз с физруком вместе подошли к центральным воротам, а оттуда двинулись вдоль забора, но в разные стороны. Медленно передвигаясь, они дергали каждую доску и иногда забивали в доски гвозди.

   Прибежала Наташа и опять велела строиться. Взяв еще раз с пионеров честное слово не есть ничего зелёного, вожатая повела отряд на ужин.

   На следующий день третий отряд дежурил по столовой. Встали все "по подъёму" как всегда, но вместо зарядки пионеры третьего отряда пошли накрывать на столы.

   Погода наутро испортилась. Зарядил противный мелкий дождь. Похолодало. Наташа велела надеть всем кофты. На центральной аллее пришлось уступить дорогу физруку Борисову, который промчал мимо пионеров на спортивном велосипеде. Физрук ехал голым по пояс и мышцы на его теле бугрились, как у Геракла с картинки учебника по истории древнего мира. Майку Борисов держал в руке. Наташа приветливо махнула спортсмену ладошкой, но тот даже не посмотрел на вожатую.

   Все знали, что физрук готовится к областным соревнованиям по велоспорту и два раза в день гоняет на велосипеде по близлежащим окрестностям. Каждое утро пионеры, собираясь на зарядку, видели, как Борисов подъезжал на велосипеде к медпункту и уже на ходу командовал построением. Привычная картина. Только на этот раз, прежде чем командовать, Борисов забежал в медпункт и через минуту вышел оттуда в белой майке. Зарядка началась. Но пионеры третьего отряда, утренних упражнений не выполняли, они расставляли по столам посуду.

   В душе Вити опять проснулся Сыщик. Он пытался пробраться на кухню, но не получилось. Пришлось наблюдать за подозреваемыми через окно раздачи. В подозреваемые попали трое: повариха Петровна, её напарница Люба и посудомойка Инночка. Только эти трое имели свободный доступ к месту приготовления пищи. Витя так увлёкся наблюдением, что нечаянно уронил поднос с ложками и получил строгое замечание от вожатой, но это ничуть не отвлекло Сыщика от важного дела. Только вот вели себя подозреваемые совсем не подозрительно... Да и разве чего увидишь через окошко? Надо пробираться в логово преступников, вот там-то всё будет как на ладони.

   Перед обедом Витя решил незаметно проскользнуть на кухню, спрятаться где-нибудь под столом и наблюдать оттуда, как жарят тефтели. О тефтелях Сыщик узнал из меню. Чтобы выполнить задуманное, Витя обогнал всех и первым вбежал в столовую. Дверь на кухню оказалась приоткрытой. И у входа никого... Сыщик протиснулся бочком к большому шкафу и стал высматривать место, где можно спрятаться, но тут кто крепко схватил Витю за воротник. Попался!

   - Ты чего здесь в грязной обуви делаешь?! - строго смотрела на Сыщика сверху вниз своими неподвижными холодными глазами медсестра Римма Петровна.- Нельзя здесь посторонним!

2
{"b":"707050","o":1}