ЛитМир - Электронная Библиотека

– Можешь поискать кофе? – спросила она под конец.

Йоран оглянулся по сторонам и начал бесцельно бродить между полками.

Через десять минут, когда Карин уже хотела было объявить его в розыск, он возник из ниоткуда с коробкой кофе в руках. Карин бросила взгляд на коробку. Полчетверти экологического кофе без кофеина, бешено дорогого и явно без бодрящего эффекта. Она подавила желание пойти к полке и поменять его. Их жизнь всегда была такой или только в последнее время все изменилось? Пока они шли к холодильникам с замороженными продуктами, Йоран объяснял, что еду они покупают только на сегодня, потому что он не знает, что захочет на ужин завтра.

Кассирша в красной рубашке любезно улыбнулась им, и Йоран сразу пошел за кассу паковать пробитые продукты. «Умно, – подумала Карин, набирая пин-код, – так ему не придется платить».

Она застегнула куртку и уже натягивала рукавицы, когда зазвонил мобильный. На пятый сигнал ей удалось ответить.

– Что? Когда? Да, о’кей.

Йоран кисло посмотрел на нее с руками в карманах зеленого пуховика.

– Тебе нужно ехать? В воскресенье?

Что было бы, если бы она говорила так каждый раз, когда ему надо было на работу, подумала Карин, но ответила как есть:

– На Хамнесшере обнаружен труп.

– Хамнесшере? Том острове с маяком? Точнее, без маяка. Но там же никто не живет, – удивился Йоран.

– Я знаю, мне тоже это кажется странным.

Они молча поднялись на лифте. Карин неохотно призналась самой себе, что ее даже обрадовала необходимость уехать из дома. Она поставила пакеты на кухонную стойку и мысленно взмолилась, чтобы Йоран додумался убрать продукты в холодильник.

Она натянула комбинезон, рубашку-поло, джинсы, шерстяные носки и ботинки. Зима упорно не желала уходить, хотя на календаре значилась весна. Светлые волосы торчали во все стороны, но Карин смочила руки и убрала их в конский хвост. Потом надела непромокаемую куртку для яхты марки «Musto Offshore» – свою любимую куртку. В комплекте с брюками она защищала молодую женщину от дождя и холода в шведских и шотландских водах. В нее также был вшит специальный ремень, которым можно было прикрепить себя к матче во время шторма. Карин сунула крючок от ремня во внутренний карман. Йоран фыркнул, увидев, что она надевает куртку. Он считал, что носить ее на суше нелепо.

Постояв в раздумьях перед книжным шкафом, она подставила стул и достала три книги. Две из них она положила в рюкзак вместе с фонариком и блокнотом. На прощание Карин не стала целовать Йорана, только сказала «пока», и вышла из квартиры.

Десятью минутами позже она сидела на пассажирском сиденье в теплой машине Карстена. Окна заливало дождем – типичным гётеборгским дождем, больше похожем на туман. Капельки умудрялись проникать везде, отчего человек промерзал насквозь. Карстен улыбнулся, увидев, что она взяла с собой права на управление лодкой.

– Извини, что испортил тебе вечер воскресенья с Йораном, – сказал Карстен.

– Было бы чего портить, – ответила она, стягивая шапку, успевшую промокнуть, пока она шла к машине.

– Плохи дела? – спросил он с тревогой.

Карин задумалась над вопросом. Давно уже она не смеялась в компании Йорана.

– А у тебя как дела? – спросила она, положив конец расспросам.

Уголовный комиссар Карстен Хид не каждый день выезжал на место преступления, большую часть времени он занимался административной работой.

– Спасибо, все хорошо. Мне удалось избежать воскресного рагу Хелены. Этот звонок был как благословение, – признался он со смехом. Карин улыбнулась. Рядом с ним она расслабилась. Оставалось только включить печку.

– Какая дерьмовая погода!

По голосу слышно было, что Карстен датчанин. У него была особая манера говорить «дерьмо». Он вгляделся в серую мглу перед ними и увеличил скорость стеклоочистителей. Дождь не переставал, и мокрые жухлые листья налипали на стекло.

– К нам поступила информация о том, что в одном из домов на Хамнесшере найден труп, – сказал Карстен. – Морская полиция поехала туда все оцепить лентой. Они должны быть неподалеку.

– Хамнесшер? Но там же никто не живет. И сам остров размером не больше почтовой марки, – удивилась Карин.

– По словам морской полиции, на острове сейчас работает строительная бригада. Не знаю, живут ли они там постоянно.

– Увидим.

Карстен причмокнул, увидев книги, которые она взяла с собой. По дороге в порт они ознакомились с информацией об острове. Карин читала вслух, время от времени посматривая в окно, чтобы ее не укачало.

– Есть письмо короля от 1724 года, что в этом месте нужен маяк, но остров слишком мал для проживания. Маяк строят в крепости Карлстен на острове Марстранд. Он используется сто лет, пока наконец не строят маяк на Хамнесшере. Архитектор Нильс Густав фон Хейденстам, отец поэта. Маяк был нового типа, который теперь называют «Столп Хайдена» или маяк-кринолин, потому что он по виду напоминал женский кринолин. 1 ноября 1868 года впервые зажглись огни на «Патер Ностер». В тот же год смотритель маяка мастер Улоф Андерссон с женой Юанной переехали на остров. Они прожили тут двадцать лет.

Карин разглядывала фото супругов в книге. Женщина со строгой прической сидела на стуле, сложив руки на коленях. Взгляд уверенно смотрел в объектив. На вороте у нее была брошь, длинная юбка слегка приподнималась над черными ботинками на шнуровке. Муж стоял за ее спиной, положив ей руку на плечо.

В Кунгаэльве они свернули с шоссе на дорогу 168 в направлении Марстранд, которая извивалась как змея. Типичная шведская дорога семидесятых.

– В 1964 маяк автоматизируют, а в 1977 гасят. На смену ему приходят маяки Хэттебергет и Скалленс неподалеку.

Она подняла глаза. Дождь перекрестился после того, как они пересекли Нурдэн. Южный залив замерз и покрылся коркой серо-зеленого льда.

Сложно было поверить, что там внизу была вода и живые рыбы. Покрытое льдом, море было похоже на зеленый луг. Пролив между островами Нурдэн и Инстэн не замёрз, отметила Крин, когда они проезжали по мосту. Карстен замедлил ход.

– Маяк Винга, – сказала Карин, показывая на световые лучи на горизонте. Карин было приятно видеть эту картину. С детства ей нравилось плавать на яхте по ночам, ориентируясь по мигающим огням маяков.

– Не позвонишь Лассе с погрузочного катера? Он может отвезти нас на Хамнесшер, – Карстен протянул Карин мобильный. – Смотри последний набранный номер.

Карин взяла телефон.

С материка через цепь островов, связанных мостами, можно было попасть на Куэн. Но дальше до Марстранда можно было добраться только на пароме. Солнце окрашивало небо в сказочные цвета. На горизонте над маленькими домами возвышалась крепость Карлстен.

Карин привыкла к морским путешествиям. Машина это совсем не то. Карстен припарковался перед зданием Морского управления, и пятнадцатью минутами позже они уже были на борту оранжевого катера с Лассе за штурвалом. Он был в вязаном свитере. Лассе крепко пожал им руки.

На борту Карин была как рыба в воде. Миллион раз она плавала на таком катере провожать и встречать Йорана или чтобы навестить его на борту. Катер причаливал к борту судна, сумки поднимали на веревках, а пассажиры поднимались по висячей лестнице. Однажды она устроила Йорану сюрприз. Они говорили утром, и у него было плохое настроение. Зная, что его корабль будет проходить Кальмар, она сбежала с уроков, позвонила штурману и тот согласился на ее дерзкий план, не посвящая в него Йорана. Девушка приехала на поезде из Гётеборга и тайком пробралась на борт. Эти воспоминания вызвали у нее улыбку.

Катер пересек гавань Марстранда и остановился, пропуская паром, идущий с Куэна в Марстранд. Их штурман поприветствовал капитана парома.

– Мой сосед, – пояснил он.

– И муж твоей сестры или кузины? – шутливо поинтересовалась Карин.

– Ничего подобного вообще-то, – ответил Лассе. – Но если ты находишь мою внешность странной, то это как раз потому, что люди в этих местах женятся на родственниках, и большинство моих знакомых никогда не бывали в Гётеборге, – подмигнул он. Карин расхохоталась.

3
{"b":"708711","o":1}