ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот там, – показал Роланд. – Я должен был догадаться, потому что у каждой семьи на острове было свое отделение в погребе, а было тут три семьи – управляющего, смотрителя маяка и его помощника. Но в кладовке было только два отделения. И только сегодня я понял, что третье было замуровано.

– Ты знаешь, сколько времени тут была эта стена? – спросила Карин.

– Нет, – ответил Роланд. – Но явно давно.

Он показал на обрушившиеся камни.

– Он вот там.

Они попросили Роланда подождать снаружи. Он явно с облегчением протянул Карстену керосиновую лампу, повернулся и толкнул тяжелую дверь. Свежий воздух ворвался в помещение. Потом дверь захлопнулась. В тишине они пошли к стене, освещая путь керосинкой.

– Ой, – воскликнула Карин, и достала фонарик.

– Он явно давно тут лежит. Интересно, насколько давно, – сказал Карстен.

– Но удивительно хорошо сохранился, может благодаря соленому воздуху? – предположила Карин и начала искать сотовый. – Я звоню криминалистам.

3

Шестеро детей бегали и кричали в доме на Фискарегатан. Вальдемар сидел на диване. Вид у него был усталый. Внуки задержались в гостях в воскресенье, и шум было трудно переносить.

Он потянулся за стаканчиком с кальвадосом. В другое время года он поехал бы на поле для гольфа, но сезон еще не начался. «Или ему велели остаться дома», – подумала Сара. Она посмотрела на своих золовок – Диану и Аннели. Сложно было найти двух менее похожих сестер. Одна светловолосая, другая темноволосая. Сводные сестры, поправила она. Диана была дочерью Сири от первого брака.

Старшая сестра Диана работала в маркетинге. Во всяком случае так она отвечала на вопросы о своей профессии. В действительности же это означало, что она раздавала рекламные листовки на полставки. Обычно она умело переводила разговор на своего мужа Александра – успешного риэлтора.

Александр совершал сделки с элитной недвижимостью в «модных районах» – Эргруте и Лангедраге. Неделю назад Диана позвонила родителям и попросила взглянуть на дом в Лангедраге, который приглянулся Александру.

Родственники Дианы Аннели и Томас гадали, откуда они возьмут денег на этот дом. Но оказалось, что Сири собиралась им помочь. Они с Вальдемаром хотели взять на себя половину кредита, сообщила она с невозмутимым видом.

– Мы сделали предложение, – сказала Диана. – Маклер считает, что у нас есть все шансы. Он коллега Александра, так что мы располагаем инсайдерской информацией. Пожилая владелица дома обожает Александра, – рассмеялась Диана и откинула темные волосы назад.

– Звучит любопытно, – сказал Томас. – А где дом?

– В Лангедраге, я разве не говорила?

Это Сири ответила, со звоном поставив чашку на блюдце.

– Но где именно? – уточнил Томас, беря добавку десерта.

Диана не ответила.

– В Фискебэке? – спросила Сара.

Поймав на себе грустный взгляд Томаса, она поняла, что этот комментарий был явно лишним.

– Нет, это ещё Лангедраг. Ты не очень хорошо знаешь этот район? – надменно спросила Диана.

– Налево от трамвайных путей, сразу после магазина, начинается Фискебэк, – подначивала ее Сара.

Диана тут же начала с пристальным вниманием разглядывать брелок на своей сумке.

– Нам придется все переделать. Я бы хотела датский дизайн, может потому что я родилась в Дании… Жаль, что ты больше не работаешь в магазине тканей, мама, и не можешь организовать скидку, когда нам понадобятся новые шторы и все такое.

– Вам же не придется все там переделывать? – поинтересовался Вальдемар.

– Нет, папочка, нужды нет, но мы хотим свой дизайн. Не так ли, дорогой?

Это был не вопрос, а утверждение.

– Разумеется, – ответил Александр, пригладив свои длинные – до середины шеи – волосы.

Друзья Александра работали в финансовой сфере в Стокгольме, но и Александр неплохо устроился в сфере недвижимости в Гётеборге.

Сара чувствовала физическое отвращение, когда Александр хвастался, что женщины постарше штабелями укладываются к его ногам. Но, с другой стороны, может, он сам был к ним неравнодушен. Например, Диана была на восемь лет старше его, а ему было сорок пять.

– Вам, должно быть, сложно придется с тремя детьми, – сказала Сара. – Как вы все успеете? Наши соседи уже четыре года как не могут закончить ремонт.

– Но мы же не сами будем все делать, – ответила Диана с таким видом, словно Сара несла несусветную чушь.

– У Александра куча контактов. Ремонтные бригады, банки. Нам дадут хорошие условия кредита, и мы выберем лучшую бригаду. Никаких проблем.

– Но это все равно дорого и займет кучу времени, – констатировал Томас.

– Но это же здорово, что Диана и Александр решили купить дом. Разумеется, вы будете рады помочь родственникам, – сказала Сири, обращаясь к сводной дочери. – И, ты, Сара, сидишь дома все время.

– Сара дома, потому что у нее стресс из-за работы, – ответил Томас, отложив в сторону десертную ложечку.

– Да, но и у Дианы тоже, – возразила Сири.

– Это когда же?

– Когда Эстель родилась. Она не могла спать спокойно. Это тоже стресс.

– Нет, не думаю. Только недостаток сна или послеродовая депрессия, – предположил Томас.

– Больше не будем это обсуждать, – отрезала Сири.

Вальдемар снова наполнил стаканы – свой и Александра – кальвадосом.

Сара с отвращением вспоминала историю о внуках и квартирах. Когда Аннели позвонила Томасу и рассказала, что родители начали копить деньги на жилье для детей Дианы – и только ее – Томас сначала не поверил. Он даже бросил трубку и не разговаривал с Аннели целую неделю. Но два месяца спустя случайно увидел банковскую выписку дома у родителей. Оказалось, что Сири не только копила деньги для детей Дианы, но еще и делала ей переводы каждый месяц. Это открыло ему глаза. Он понял, что Аннели говорила правду.

– А не пора ли вам завести братика или сестричку Матильде? – нейтральным тоном спросила Диана, хотя прекрасно знала, что для Аннели это щепетильный момент.

– Каким образом? – спросила Аннели.

Саре видно было, как та прижала руки к животу, словно защищаясь. К животу, в котором второй ребенок почему-то не желал появляться.

– Думаю, детям полезно иметь братика или сестричку. Так они не вырастут эгоистами, – продолжила Диана.

– Кто бы говорил…

Это Диана-то умеет делиться…

– Ну извини, что спросила, – фыркнула Диана.

– А вы планируете еще детей? – спросила Сири. – Лучше, когда разница не очень большая.

– Не у всех дети рождаются как по заказу. Вам это не приходило в голову? – спросила Аннели.

– В нашем случае стоит Алексу помахать трусами, как я уже в положении. Не так ли, дорогой? – спросила она у мужа.

– Да, проблем у нас с этим не было.

Александр подмигнул Диане.

Потом потянулся, положил подушку под спину, поправил запонки на манжетах. Из белого золота, они стояли 4600 крон. Сара была в курсе, потому что однажды слышала из туалета, как Сири и Диана разговаривают.

– Мамочка, это так мило с твой стороны, он будет очень рад.

– Но не дороговато ли 4600 для запонок? Неужели других не было? – спросила Сири.

– Столько и стоят запонки от Энгельберта, и это не самые дорогие. В его отрасли внешний вид имеет значение. Нинни Йонсон купила своему мужу за 8500, по сравнению с ними, эти совсем дешевка.

Диана умолчала о том, что взяла вторые по дороговизне. Упоминание о Нинни было как красная тряпка для быка. Сири тут же сказала, что раз это обрадует Александра, то разумеется она поможет.

– Спасибо, мамочка. Ты переведешь мне 5000 на счет? Я хочу купить завтра прямо с утра, пока их кто-нибудь не перехватил.

Диана, разумеется, попросила отложить запонки, но лучше не дать маме время передумать.

– Переведу вечером.

– Может, сейчас? По телефону? А я пока развлеку гостей.

– Аннели с Томасом сами себя развлекут.

Сара нажала кнопку смыва, вымыла руки и вытерла о дорогое полотенце. Когда она вышла, Диана и Сири подпрыгнули от удивления. Видно было, что они гадают, как много она слышала.

5
{"b":"708711","o":1}