ЛитМир - Электронная Библиотека

Пролог

Я ненавидела боль, с трудом перенося каждое её проявление, будь то небольшая рубиновая горошина крови на пальце от укола иглой при шитье, или порезы, нанесенные острым кинжалом кровожадной ведьмы. Зачастую моя боль не менялась, она была все той же, невыносимой и жгучей. Даже сейчас, не глубокие раны на моих руках, противно ныли, словно они добрались до костей. Но это пустяк… Ведь до этого самого момента, я не знала боли предательства, способной жечь в сто крат сильней.

Такая боль, проникает в тебя ядом, отравляя каждую клеточку. И в один миг, ты понимаешь, что твоя душа опустела. Она словно решила, безвозвратно покинуть измученное тело. Уверена, она еще вернется. Когда-нибудь, я обязательно смогу довериться этому миру. Миру, в котором не место чудовищам из кошмаров, но они все же в нем есть.

Смириться и ждать, вот мой удел. А пока, мне нужны они. Те, кто такой же, как и я.

Я соединила запястья, объединив черные знаки друг к другу и зашла в жуткий пугающий дом. К моему удивлению, дверь была не заперта. Хотя, здешним хозяевам, нечего боятся. Я осторожно присела на знакомый ветхий синий диван и стала ждать охотников…

Глава 1. Неизбежные перемены

Я всегда любила дальние поездки, желая вырваться из привычного окружения, чтобы по возвращению по-новому взглянуть на свою повседневную жизнь. На время забывая маленькую квартиру, шумных и беззаботных подруг, ресторанчик, где перепробовала все блюда или книжную лавку, с самой приветливой продавщицей на свете. Сегодня, всё было по-другому. Я сидела враждебно застыв, на заднем сидении маминой маши, мечтая проснутся от ужасного кошмара. Моя мама Лорен, виновато поглядывала на меня в зеркало заднего вида. Мы проехали семь часов и за это время, никто из нас не проронил друг другу ни слова, обменявшись всего лишь пустяковыми фразами, касающимися дороги.

– Лилиан? Сколько можно молчать? – обратилась ко мне мама, растеряно разглядывая мое хмурое лицо.

– Все хорошо, – буркнула я, одевая наушники. Лорен что-то сказала, вопросительно на меня посмотрев, но я не слышала её, включив музыку, как можно громче.

Знаю, что поступаю не справедливо по отношении к ней и в пятнадцать с хвостиком, веду себя как капризный маленький ребенок. Думаю в данный момент, я могу себе это позволить – устроив небольшой бунт. Мне казалось, что я слишком легко распрощалась со старой жизнью и это меня безумно злило. Я не была из числа тех людей, которые легко сжигают все мосты, но все же, дала безоговорочное согласия на переезд в новый город. Заблаговременно предвидя, что наша привычная с мамой жизнь, кардинально изменится. Поэтому сейчас, моим единственным желанием, было вдоволь настрадаться моментом.

До переезда, безжалостные дни проходили слишком стремительно. Не давая возможности подготовится и настроится, совершенно вырвав меня из реальности. Я сама не заметила, как собрала все свои вещи, забрала документы из школы и провела последний вечер с друзьями. А теперь, мы мчались по вечерней трассе, проезжая табличку небольшого городка под названием Стенсберг. Маленькое пятнышко на карте, стало для меня огромной мучительной зияющей раной.

В Стенсберге, живет папина родная сестра, тетушка Тильда. За всю мою жизнь, мне удалось увидеться с этой женщиной, всего два раза. Первый – когда мне праздновали один годик, и я вряд ли могла запомнить это событие и второй – когда она приезжала на похороны папы, но с тех пор, прошло не мало лет.

Мне было известно, что малознакомая тетя, одинокая и довольно состоятельная. Именно она предложила сменить маме работу и решится на переезд, предварительно завоевав мою ненависть. Она мгновенно подыскала нам дом, находящийся в получасе езды от новой школы, что неимоверно обрадовало Лорен. Тем более, со слов Тильды, это было одно из лучших учебных заведений. Которое, судя по фотографиям найденных мною в интернете, смахивало на закрытый пансионат или исправительную колонию строгого режима, что колоссально огорчало меня.

Несомненно, переезд расценивался мною, как катастрофа вселенского масштаба, а Тильда, стала злейшим врагом номер один. Но для мамы, это была прекрасная перспектива изменить жизнь к лучшему. Именно поэтому, я не препятствовала, мужественно одобрив перемены. Лорен пекла потрясающие вкусности и всегда мечтала о собственной кондитерской. Получив мое согласие, она незамедлительно покинула должность помощника повара в кафе быстрого питания «Горячая утка», согласившись на предложение своей новоявленной «феи-крестной» Тильды, стать главным кондитером в недавно купленной тетей пекарне.

Я вытащила наушники, заинтересованно уставившись в окно, наблюдая за мелькавшими зданиями. Мы проехали городской суд, старую часовню, несколько местных торговых лавочек и пару шикарных вилл, которые не очень-то и вписывались в общее впечатление от этого древнего городка. Свернув с центральной площади в небольшой переулок, мы выехали на узкую, вымощенную камнем улицу, из-за чего машину немного трясло. Старомодные фонарные столбы, освещающие дорогу, казались мне бутафорскими. Может здесь снимают кино? Отчаянно думала я, смотря на мигающие лампочки и на то, как мы все дальше и дальше отдаляемся от центра города.

– Здесь хоть супермаркеты есть? – простонала я, притулив горячий лоб к прохладному стеклу, взволновано поглядывая на бесконечные ряды жилых домов.

– Конечно, – ответила мама, обрадовавшись завязывающейся беседе. – Не забывай, в Стенсберге вырос твой отец.

– Да уж! А мы с тобой, никогда не бывали здесь. Ни слишком ли это – странно? – спросила я, испуганно глянув на навигатор, показывающий наше скорое прибытие. – Как по мне, тетушке Тильде, поздно проявлять гостеприимность.

– Кажется, мы на месте! – возбужденно воскликнула Лорен, резко остановившись.

Я нехотя вышла из машины, демонстративно хлопнув дверцей, абсолютно уверенная в том, что моя маленькая выходка непременно заденет маму. Ведь зачастую, это нервировало её, но на этот раз, она не подала никакого виду.

Наш новый дом был очень старым, как в прочем и большинство, стоящих с ним по соседству. Верхний этаж нависал над нижним, напоминая мне покосившийся лесной гриб. Казалось, что здание давным-давно не жилое. О наличии жизни, говорило лишь присутствие облезлого рыжего кота, который лениво замурлыкал, увидев наше приближение.

– Брысь! – мама прогнала его, ловко преодолев шесть крутых ступенек, двумя большими шагами. Я же, медленно следовала за ней, ведя ладонью по потертым перилам. Часть отслоившейся краски, мгновенно посыпалась на пол, а остальная прилипла к моей влажной от волнения руке.

Справившись со ступеньками, я оказалась на входе небольшой вымощенной терракотовым кирпичом террасе. Обнаружив там цветочные горшки, в которых торчали высушенные сорняки, будучи когда-то цветущими кустиками гортензии, я не на шутку расстроилась.

– А вот и он, – радостно сообщила мама, извлекая серебристый ключик из горшка, который там для нас, заботливо припрятала тетушка Тильда.

Я встала на цыпочки, пытаясь посмотреть в запыленное окно, но ничего не было видно.

– Потерпи еще чуть-чуть, – оживленно прощебетала она, торопливо сунув ключ в замочную скважину.

Терпи или не терпи, а моего первого впечатления, мне было вполне достаточно.

– Заходи! – торжественно объявила Лорен, распахнув парадную дверь.

Внутри все было не так плохо, как снаружи. На первом этаже располагалась огромная гостиная, выкрашенная в кофейный цвет и небольшая кухня, в которой от прежних владельцев остался деревянный стол и старомодные стулья с высокими мягкими спинками.

– Как тебе? – взволнованно спросила мама, вертя головой в разные стороны.

– Не так и плохо-о-о, – грустно протянула я, разглядывая потертый кухонный кафель, который был украшен рисунками виноградной лозы.

– Мы вскоре приведем дом в надлежащий порядок. Только посмотри, какой он огромный! В нашем с тобой распоряжении целые хоромы, – восхищалась мама, расхаживая по гостиной. – Тильда очень добра к нам. Мы должны быть благодарны за оказанную помощь и поддержку.

1
{"b":"708830","o":1}