ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В чём дело? — замечает его состояние Ян.

Но мужчина лишь качает головой, а затем бросает быстрый взгляд на Марка.

— В любом случае, Анна сейчас здесь в безопасности, — произносит платиновый блондин, — кем бы ни был тот парень — Исайя со всем разобрался.

— Да, этот сопляк ещё пару недель пролежит без движения под присмотром медиков. Расспросить его мы всегда успеем, — протягивает Ян, — кстати, по поводу того, что ты просил проверить… — он разворачивается к Марку, — я ничего не нашёл в доме.

— Всё прошло спокойно? — уточняет Марк.

— Как всегда. Наш Казанова отвлек хозяйку, и она задержалась после работы, — кидая задумчивые взгляды на Давида, отвечает Ян, — так что у меня было время… Не думаю, что она создаёт поддельное завещание.

— Это всего лишь догадка, но её нужно было проверить, — спокойно отвечает Марк, — ладно, предлагаю на сегодня закончить. У меня ещё много работы.

Ян кивает, соглашаясь с доводом, и Марк выходит из кабинета.

— Он ведь поправил очки, когда я сказал про Центр? — негромко произносит Давид, глядя на стол.

— Да, я тоже заметил этот жест, — также негромко отвечает Ян.

— Проверять тот дом было необязательно. Мы уже проверили всех людей, способных оспорить завещание. Даже самых дальних родственников. Но он настоял на том, чтобы мы сделали это сегодня, — сжимая ладонь на столешнице в кулак, произносит Давид.

— Не заводись, — тихие слова и гробовое молчание — после.

— Ты ведь понимаешь, что это значит? — Давид переводит взгляд на Яна.

А затем стремительно выходит из кабинета и идёт в комнату Марка. Открывает дверь, заходя без стука, и подходит к мужчине.

— Анна сказала, что в первый раз этот парень заговорил с ней два дня назад. Как раз в то утро, когда она умчалась на работу, проигнорировав нашу просьбу остаться.

— И что ты хочешь этим сказать? — протягивает Марк, разворачиваясь к Давиду.

— Ты был недоволен её поступком.

— Как и Он был бы недоволен, — замечает Ян, входя в комнату следом.

Несколько секунд в помещении царит тишина, а затем Давид произносит очень спокойным голосом:

— Ответь только на один вопрос: у тебя есть отдельное поручение?

И вновь в кабинете устанавливается тишина… которую нарушает Марк спокойным и холодным голосом:

— Как и у всех нас.

— Ты… — Давид стремительно сокращает между ними расстояние, но Ян его останавливает.

— Он действовал так, как ему наказали, успокойся, — произносит он, удерживая мужчину на месте.

— Это всё можно было сделать мягче, — сквозь зубы проговаривает Давид, глядя в холодные глаза за очками.

— В любом случае, это нам на пользу, — отвечает Ян голосом без эмоций, глядя Давиду в глаза, — она напугана и не хочет возвращаться на работу. Это же то, чего ты хотел. Чего мы все хотели.

— Если бы Сай не успел, одним испугом всё бы не обошлось, — холодно произносит Давид, — ты знал, что он следит за ней?..

По взгляду Марка мужчина понимает, что знал…

— Мы же договорились подключить его только после официального заявления! — едва сдерживая злость, произносит Давид.

— Сай неуправляем. И ты сам дал ему наживку, когда зашёл вчера вечером, — ровно отвечает Марк, затем переводит взгляд на Яна, — хотите сказать, что не подозревали, куда он уходит?

— Я подозревал… но следить за ним не пытался, — отвечает светловолосый, запуская руку в волосы.

— Думаешь, у него тоже отдельное поручение? — Давид разворачивается к Яну.

— У нас у всех есть своё задание. И никто не станет сообщать о нём остальным. Это естественно. Его приказы вбиты в головы, — отвечает Ян.

— Но всё равно… это слишком, — Давид переводит взгляд на Марка, — так пугать её — это слишком.

— Мы не святые, Давид. И никогда ими не были. А она — не хрустальная, — четко произносит Марк, уверенно глядя на оппонента, — за два дня в пентхаусе хоть кто-то из вас успел сделать то, что намечено? Может, вы хоть на шаг продвинулись в её обучении? — он переводит взгляд с Давида на Яна, — Анна прямым текстом сказала, что не собирается уходить с работы. Это говорит о том, что она все ещё не понимает, что от неё требуется. И чего от неё ждут. Да если понадобится, я уничтожу этот чертов Центр и спалю весь дом, в котором расположена её квартирка — чтобы у неё не осталось места, в которое она смогла бы уйти.

— Марк, это перебор, — спокойно произносит Ян.

— У нас есть цель, давайте не забывать об этом, — четко произносит Марк.

Некоторое время все трое молчат.

— Своим поступком ты поставил нас под удар, — проговаривает Давид, глядя в сторону.

— Своим поступком я ускорил события. Сколько бы ты ещё соблазнял всех её коллег, провоцируя давление на неё? Сколько бы раз объяснял ей, что эта работа ей не по статусу? Сколько бы раз намекал о том, что её время — ограничено? — Марк поднимает подбородок, глядя на него свысока, — Да, возможно это было немного жестоко. Но у нас нет времени нянчиться с ней. И Он бы с ней не нянчился.

— Мы не должны давить, — уверенно произносит Давид.

— Мы и не давим, — парирует Марк, — а тот, кто надавил — лежит в больнице.

И вновь в комнате устанавливается тишина…

— Надо пойти, проведать её, — Давид разворачивается к двери.

— Мы все беспокоимся о ней. Не ты один. Но если мы будем сдувать с неё пылинки, она никогда не будет готова к тому, что ждёт её уже в ближайшем будущем, — звучит голос Марка ему в спину, — Они её съедят и не подавятся.

— Ян, проверь, — просит Давид, не глядя на Марка.

Светловолосый мужчина выходит из комнаты.

— Он оставил тебя, как за главного, — произносит Марк, глядя в сторону Давида, — но это не значит, что ты один будешь принимать решения. Здесь у каждого есть задание от Него. И у каждого — своя голова на плечах. Ну, может, кроме Исайи…

— Мы знаем друг о друге слишком много. Он позаботился об этом, — без эмоций произносит Давид, глядя на дверь, — но иногда мне кажется, что все наши знания — лишь представления, не более.

— Я понимаю, о чём ты, — таким же отстраненным голосом отзывается Марк.

— Нет, — Давид разворачивается к нему, — кажется, не понимаешь…

— Её нет в спальне, — резко открывая дверь, произносит Ян.

Глава 6. О страхах и надеждах

— Вот, горячий чай, — Тоня подаёт мне кружку и садится в кресло напротив.

— Спасибо, — принимаю напиток и подтягиваю к себе ноги.

— Если честно, я удивлена. Думала, что буду последней в списке тех, к кому ты обратишься за помощью, — одноклассница снимает очки и смотрит на меня немного усталым, но при этом внимательным взглядом, — почему не позвонила Даше?

— Мы с ней… — замолкаю, потому что понимаю, что «поссорились» — неверное слово, — мы с ней взяли паузу в общении.

— Опять что-то не поделили? — спокойно спрашивает Тоня.

Молчу, покусывая губу.

— Вот, скажи, тебе было бы трудно поверить, что у меня есть богатый родственник? — спрашиваю через несколько секунд, — Если бы ты не знала об этом от меня лично?..

— Я не часто сталкиваюсь с таким большим наследством у своих клиентов… но вообще за эти годы уже привыкла ко всякому, — пожав плечом, отвечает Тоня, — в этой жизни человек не может быть уверен в трёх вещах: в размере своего наследства, в том, что он никогда не возьмёт в руки оружие, и в том, что его сожитель не окажется мудаком.

— Это вывод, сделанный на основе опыта? — поднимаю бровь.

— Всего лишь личное наблюдение. Правда, в твоём случае этот принцип работает в обратную сторону: обычно наследники недовольны тем, что не получили ни гроша от умершего родственника.

— Ты произносишь это с таким выражением на лице… — протягиваю, глядя на Тоню, — словно разочаровалась в человечестве.

— Я давно в нём разочаровалась. Но в этом мире необходимо научиться выживать, а для этого необходимо быть частью социума. Ну, только если ты — не житель леса, сбежавший от цивилизации…

17
{"b":"708979","o":1}