ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мм… что бы приготовить?

А со своим ящиком ничего делать не буду — просто удалю письма, не открывая их. Сколько бы их там не пришло.

Ещё через день…

— Ань, это уже странно. Может, стоит проверить ссылку? Ну, так, на всякий случай?.. — голос Даши по телефону звучит озабоченно.

— Ещё по всяким непроверенным ссылкам я не ходила! — произношу, рассекая по коридору.

— Но мы посмотрели в интернете: мошенники таких писем массово не рассылают…

— Просто удалю свою почту и заведу новую, — качаю головой, останавливаясь перед аудиторией, — всё, Даш, мне пора. Созвонимся завтра.

Скидываю звонок и вхожу внутрь. Первое, что бросается в глаза — это поведение девушек. Что-то они сегодня слишком тихие…

— Good afternoon, — здороваюсь с присутствующими, подходя к своему столу.

А затем замечаю его.

Даже удивляюсь слегка. Что такому мужчине могло понадобится на моих курсах? Его одежда слишком четко говорит сама за себя: в деньгах этот индивид не нуждается — как и в знании разговорного английского.

Начинаю ловить взгляды девушек, направленные на молодого человека, и едва заметно вздыхаю. Содержание сегодняшнего занятия можно будет смело повторять в следующий раз — вряд ли в их головах хоть что-то уложится. Не с таким мужчиной в аудитории.

Всё же начинаю лекцию, пытаясь донести информацию до слушателей, а в конце академического часа с любопытством наблюдаю за приближением ко мне того самого нарушителя всеобщего спокойствия.

— Добрый день, — здоровается обладатель костюма от Армани.

— Добрый, — киваю мужчине, — я вижу вас впервые на занятиях. Появились какие-то вопросы?

На самом деле мне без разницы — кто ходит на мои курсы и с какой целью. Это вообще не моё дело. Моё дело — доносить знания до всех присутствующих в аудитории… но этот индивид сегодня порядком мешал ходу занятия, отвлекая внимание на себя. Поэтому мне и впрямь интересно: что он здесь забыл?

— На самом деле я здесь не из-за английского языка, — обаятельно улыбается собеседник.

Этого стоило ожидать; английский он явно изучал в Гарварде.

Молча жду продолжения, а затем также молча принимаю визитку от этого во всех смыслах интересного персонажа. Смотрю на имя, затем на название компании… и застываю.

— Вы…

— Да, я тот самый человек, что уже на протяжении нескольких дней отсылает вам письма… но вы все не отвечаете, — обворожительно улыбаясь, замечает мужчина.

— Простите, я думала, это какой-то развод, — нахмурившись, говорю.

На самом деле, всё также продолжаю думать о мошенниках, несмотря на его дорогой костюм. Может, китайская подделка? Но уж больно похож на тот, что красуется на манекене — в фирменном магазине напротив.

— Ни в коем случае. Я представитель вашего почившего родственника и по совместительству — его адвокат. Все документы у меня при себе, как и нотариальные доверенности. У вас найдётся на меня минутка? Признаюсь, вас довольно сложно выловить, — продолжая атаковать меня своим очарованием, спрашивает мужчина.

— Я… да, на сегодня занятия закончены… — растерянно смотрю на прямоугольник с именем и местом работы.

Давид. Имя-то какое…

— Вы не поверили тем письмам? — мягко уточняет мужчина, — Поэтому не стали отвечать?

— Простите, но я ничего не знала о своём… о наличие богатого родственника. Это как-то… слишком… — не могу найти слов, поэтому замолкаю.

— Слишком?.. — мужчина внимательно смотрит на меня, ожидая продолжения.

— Может, вы какое-то шоу снимаете? — спрашиваю у него неуверенно, — Вы поверьте, я — не самый подходящий человек для подобных развлечений. Так что, если где-то здесь скрытая камера…

— Никаких камер нет, Анна Андреевна, — заверяет меня мужчина, раскрывая папку с документами, — вы можете позвать своего юриста и проверить — все документы подлинные. Я понимаю, у вас много вопросов, и вы растеряны… но, прошу, дайте мне пятнадцать минут — и я вам всё объясню.

— Как мне к вам обращаться? — взяв себя в руки, уточняю.

— Можно просто по имени, — вновь улыбается мужчина.

— Хорошо, Давид, я вас выслушаю, — решаюсь, наконец, — у вас есть ваши пятнадцать минут, но вы должны пообещать, что после этого атака на мою почту закончится. Мы можем поговорить прямо в аудитории. Здесь сейчас не будет занятий.

Поднимаю взгляд на мужчину и замечаю легкую усмешку.

— В чём дело? — собранно спрашиваю.

— Вы всё ещё не верите, — отмечает он.

— Вы всё ещё не предоставили мне доказательств, — аккуратно парирую, — с чего бы мне верить в то, что на меня с неба свалилось наследство от человека, которого я не знала?

— Понимаю вашу осторожность. Но ваш дедушка обо всём позаботился. Вот, — и с этими словами мужчина по имени Давид открывает свой портфель и достает оттуда старые снимки моей мамы в детстве с импозантным мужчиной лет сорока, после чего берёт планшет, включает его и демонстрирует мне страницу социальной сети некоего Георгия Валентиновича, который слишком сильно напоминал того самого импозантного мужчину… а затем показывает скрины электронной переписки моей мамы с… дедушкой?.. Вглядываюсь в планшет… Это её адрес. Этой почтой уже давно никто не пользуется, мама с папой погибли в автокатастрофе четыре года назад — но даты последней переписки как раз четырёхлетней давности…

Мама продолжала общаться со своим отцом, ничего мне об этом не говоря?..

Но… она же сама рассказывала, что дедушка давно умер…

— Это… — напряженно смотрю в планшет.

— Это ничего не значит, конечно. Скрины можно подделать. Но после смерти вашего дедушки я получил допуск к его почте, — мягко улыбается мужчина и вводит данные в строки логина и пароля на сайте, — вот, посмотрите. Это их переписка.

Сосредоточенно смотрю на электронные письма и узнаю свою мать в каждом слове; обращение «отец» завершает общую картину, наглядно демонстрируя наличие на тот момент живого и совершенно здорового родственника…

Как это возможно?!

— Откуда у вас?.. — выдавливаю из себя.

— Откуда у меня подобный допуск? Ваш дедушка сам дал мне его перед своей смертью. И велел первым делом связаться с вами, — спокойно отвечает Давид.

— Он знал, что умрёт? — нахмурившись, уточняю.

— У вашего дедушки был рак. Он знал о своей смерти не просто «заранее», он жил с этим диагнозом последние три года и много чего успел сделать перед своим уходом. Вот его завещание, — он протягивает мне конверт, — там же все документы, подтверждающие родство с вашей матерью. Думаю, его фамилия вам тоже знакома.

— Это мамина девичья… — шепчу, разглядывая бумаги.

— Всё верно. Она поменяла её, когда вышла замуж за вашего отца.

— Это была какая-то драма? Дедушка не хотел их свадьбы? Почему я ничего о нём не знала?!

— Вы могли заметить по содержанию писем, что ваша мать была в обиде на своего отца. И не желала его участия в вашей жизни.

По содержанию тех писем можно сделать только один вывод: они не хотели мириться. Оба. Но что же такого мог сделать мой дед, что мама определила его в покойники и никогда мне о нём ничего не рассказывала?

— Так я теперь… я — его наследница? Единственная? — не могу поверить своим глазам, глядя на строки завещания.

Компания?! Акции?! Пентхаус с охраной?!

— Но как… — растерянно смотрю на Давида, не зная, как на это реагировать.

— Ваш дедушка был состоятельным человеком. И очень уважаемым бизнесменом. Все свои накопления он завещал вам, как и всю свою недвижимость. Когда у вас появится время осмотреть новую собственность?

— Постойте… я же вначале должна оплатить налог на наследство… или как это называется? — останавливаю Давида, припоминая подобную ситуацию в одном сериале.

Вот он где спрятан — подвох, чтоб его! Хотят стянуть с меня приличную сумму?

— Ваш налог оплачен заранее. Георгий Валентинович обо всём позаботился, — обворожительно улыбается Давид.

— Так же не бывает, — недоверчиво смотрю на него, — это незаконно.

2
{"b":"708979","o":1}