ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чуть дольше рассматриваю лицо Исайи… какой он получился… прям, как в жизни… смотрит так, что я не могу понять — что у него на уме…

Затем сменяю его фото на фото Давида…

Тоже интересный снимок… словно он смотрит в душу. Очень пронзительный взгляд…

Сменяю его на фото Марка…

Хитрый взгляд умных глаз… Как он умудряется даже через снимок смотреть холодно?..

Сменяю его на Яна…

Добродушная улыбка человека, не ощущающего никакого стеснения. Словно для него не существовало границ — в отношениях с людьми, в отношении к жизни. Словно он в принципе ничем не ограничен.

Странное ощущение свободы от снимка.

Усмехаюсь, качая головой. Боже, насколько же это странно — оставить мне фотографии помощников вместо письма. Словно к тому времени, как я доберусь до Его кабинета, я не выучу их в лицо!

Ладно, признаюсь, мне потребовалось много времени, чтобы дойти до сюда. Но я просто не чувствовала потребности это делать! Да и что меня в итоге ждало?..

Вновь упираюсь руками в столешницу, продолжая держать снимки зажатыми в правой ладони. Опускаю голову и закрываю глаза.

Чего я ждала? Напутственных слов?.. Глупо…

Он не давал о себе знать всю мою жизнь. С чего бы ему нарушать обет безмолвия?.. Пусть и таким способом… пусть и после смерти…

Глубоко вдыхаю и медленно выдыхаю.

— Фотографии… — шепчу, вновь качая головой, — серьёзно?..

Может, он ещё и подписал эти фото — на всякий случай, чтобы я не путалась? Мало ли он действительно решил, что я не запомнила их имена?

Переворачиваю фотографии и замираю.

Лишь через несколько секунд, ощутив нехватку воздуха, понимаю, что не дышала.

С другой стороны снимков не было никаких подписей.

С другой стороны снимков был напечатан рисунок. Один рисунок — на всех четырёх фотографиях.

Этот рисунок — рубашка игральной карты.

Глава 9. Странные обстоятельства

— Анна?

Поворачиваю голову и смотрю на Давида.

— Да? — переспрашиваю, выплывая из своих мыслей.

— Вы словно в облаках витаете, — с улыбкой замечает мужчина.

— Есть немного, — соглашаюсь и продолжаю трапезу.

— Наталья Поплавская — женщина с непростым характером. Она любит вносить раздор, — замечает Давид.

Ян хмыкает.

Мы обедаем втроем.

— Меня напрягает сам факт того, что она хочет… вносить этот раздор, — отвечаю честно, — это то же самое, что стрелять из пистолета по стенам самолёта, в котором летишь. Или — бить топором по дну судна, на котором плывёшь.

Произношу это и понимаю, что мой дед не особо отличался от Натальи: этими четырьмя картами он внёс смуту в мою душу не меньше, чем Наталья — своими словами о Давиде. Мне даже представить сложно, как я показываю своим наставникам их собственные фотографии и сообщаю, что дед решил «обозначить их», как игральные карты. Мне что теперь, нужно разобраться, кто из них — король, а кто — валет?.. Связь фото и карт в моём старом медведе — очевидна. Но зачем вообще проводить подобную связь? Это что, головоломка персонально от деда? Что он этим хотел сказать? Разберись — кто на побегушках, а кто — главная карта? Как вообще можно сравнивать людей с картами?..

Что это за отношение к человеческой жизни?

— Какое мудрое сравнение, — усмехается Ян, вырывая меня из неприятных мыслей, — но, думаю, Наталья уверена, что корабль будет плыть и с дырой на борту.

— Или у неё есть пара запасных досок и инструменты — чтобы заделать брешь, — отзывается Давид, внимательно глядя на Яна.

— Хотите сказать, у некоторых акционеров есть свои претенденты на пост гендиректора? — нахмурившись, уточняю.

— Анна, — Давид произносит моё имя с мягкой улыбкой, — у каждого акционера есть свой претендент на этот пост. Думаю, в этой ситуации мы, скорее, имеем дело с неким сговором.

— Они хотят сместить меня? Даже — не зная меня? — немного удивленно спрашиваю.

Нет, то, что хотят забрать пост — это нормально. Но, вдруг я — профессионал высокого класса? Им же это не ведомо. Так зачем наводить шум заранее? Какой в этом смысл? Какая польза для общего дела?

— Им не интересно вас «узнавать», — протягивает Ян, — им намного интереснее делить шкуру неубитого медведя.

— И это — большие дельцы и профессионалы? Скорее — свора торговцев с рынка, — фыркаю, опуская взгляд в тарелку.

— Привыкайте, — улыбается Ян, — чем крупнее бизнес, тем больше в нём «торговцев с рынка» и откровенно нехороших ребят. Деньги развращают сознание.

— Вы… тоже — нехорошие ребята? — спрашиваю, не глядя ни на кого.

— Если вы захотите… — произносит Давид, а затем встречается со мной взглядом, — мы станем нехорошими.

— Я… — протягиваю, неуверенно улыбаясь и не очень понимая — шутка это была или нет…

А в следующую секунду столовую заливает мелодия звонка.

— О, это, кажется, мне, — немного удивленно замечаю.

Ещё не могу привыкнуть к новому устройству. Быстро достаю телефон из кармана и смотрю на входящий вызов.

Тоня.

— Прошу прощения, — поднимаюсь с места и ухожу в свою спальню; отвечаю на звонок, — да, Тоня?

— Странные вещи происходят, — с ходу начинает одноклассница.

— В каком смысле? В чём — странность? — уточняю, прикрывая за собой дверь.

— Ну… когда я набрала в поисковике название конторы — мне вышли все ссылки. Я зашла на сайт час назад, чтобы проверить всё самолично — до того, как начну напрягать кого-то ещё… — отвечает Тоня напряженным голосом, — так вот, сайт у них хороший, вся документация доступна, лицензии настоящие, всё вроде в порядке…

— Но…? — подталкиваю её.

— Но только я нажала на список адвокатов, как сайт завис. Ты знаешь, у меня антивирус дорогой стоит… так что никаких последствий не было. Но, зайди кто-нибудь с более слабого компа — и, думаю, на ремонт пришлось бы выложиться.

— Не понимаю. Сайт завирусован? — нахмурившись, спрашиваю.

Это как-то странно. Для сайта юридических услуг…

— Я не знаю. Но это не всё. После этого я просто вбила в поисковик имя и фамилию твоего помощника, — продолжает Тоня.

— И?..

— И мой браузер завис. В прямом смысле — он даже ссылки мне не выдал. А потом экран потемнел… А сейчас я без компьютера.

— Что?.. — недоверчиво переспрашиваю.

— Вот, сижу, жду мастера. На всякий случай отключила комп от сети, — отвечает одноклассница.

— Ты думаешь, это как-то связано? — спрашиваю негромко.

— Может, меня кто-то атаковал. Может, комп давно нуждался в ремонте. Я не знаю, — честно отвечает Тоня, — на этот вопрос мне ответит специалист минут через тридцать. Но, ты знаешь, я довольно дотошный человек. Поэтому сейчас нахожусь в кабинете своего коллеги рядом с другим компьютером.

— Так… — протягиваю взволнованно.

— И мы смотрим на резюме этого твоего Давида, — отвечает Тоня ровным голосом, — судя во всему, образование он получал заграницей. Здесь указан какой-то американский университет; мой коллега говорит, что в нём действительно есть хороший факультет юриспруденции. И что там есть возможность обучаться дистанционно… проверить это непросто, но мне уже самой любопытно — так что вечером будем знать: числился в местных выпускниках твой помощник или нет.

— Спасибо, — едва слышно отвечаю, покусывая губу.

— Да не за что. С тебя — торт к чаю, — спокойно отзывается Тоня.

— С меня — ремонт твоего компьютера, — отрезаю ровным голосом, — что бы это ни было… ты подцепила это из-за меня.

— Хозяин-барин, — я прям вижу, как одноклассница пожимает плечом, — но, если окажется, что комп полетел по другой причине — я не возьму с тебя ни копейки.

— Это честно, — киваю, а затем отключаюсь.

Это… странно.

Всё это.

Отступление. Часть третья: То, о чём она никогда не узнает…

— Что будем делать? — Ян упирается спиной в стену и смотрит на Давида.

29
{"b":"708979","o":1}