ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В таком качестве вы здесь действительно впервые, — кивает Давид.

— В каком именно? — уточняю, заинтересовавшись.

— В качестве хозяйки, принявшей решение, — отвечает мужчина.

— Если так… то, да, я приняла решение продолжать свой путь под вашим кровом, — соглашаюсь, проходя в гостиную.

— Не под нашим. Под вашим, — поправляет Давид, — всё здесь принадлежит вам.

— Даже вы? — неуверенно усмехнувшись, уточняю.

— Наши действия определённо будут под вашим контролем… Тела прошу оставить при нас, — мягко улыбается мужчина.

Так же неловко улыбаюсь в ответ, а потом вспоминаю, как проснулась на коленях Исайи несколько часов назад…

— Почему вы не спите в такой час? — иду в столовую, стараясь не думать — отчего пытаюсь уйти.

— Мы ждём вас, — звучит спокойный ответ.

— «Вы»?.. Марк и Ян тоже ждут? — обернувшись на него, уточняю.

Про Исайю молчу. Он сразу же ушёл в свою комнату, стоило дверцам лифта открыться.

— Да, мы все не спим и ждём вас, — продолжая мягко улыбаться, отвечает Давид.

— Тогда почему они не встречают меня? — не без иронии спрашиваю.

— Мы решили, что, если будем стоять у лифта все втроём, это вас напугает, — спокойно произносит мужчина.

Смотрю на него.

Предполагалось, что это будет шутка. Похоже, у меня всё ещё проблемы с подачей.

— Вы голодны? — интересуется Давид.

— Я бы не отказалась от чего-нибудь сладкого, — признаю, проходя к холодильнику.

— Тогда, прошу, дайте мне возможность поухаживать за вами, — он кладёт руку, поверх моей ладони, останавливая мой порыв открыть дверцу и поискать себе что-нибудь вкусненькое внутри…

Осторожно освобождаю ладонь, отходя на шаг.

«Тогда, может, вас заинтересует, что о нём думал ваш дедушка?..»

Голос незнакомца всё ещё звучит в моей памяти.

Так что же за человек стоит передо мной?..

— Благодарю, — киваю, опуская взгляд.

— Приведите себя в порядок, переоденьтесь, — предлагает Давид, делая вид, что не замечает моей реакции, — я всё подготовлю к вашему приходу.

— Да, хорошо, — соглашаюсь и ухожу в свою спальню.

Только когда закрываю за собой дверь, ощущаю, что я в безопасности.

Что за странное чувство? Я что, стала бояться Давида?..

Прохожу по комнате. Невольно останавливаюсь около медведя.

Достаю карты из цветного кармашка…

Это что, действительно такая игра? Я должно понять, кто из них — кто? И в соответствии с этим, выстраивать свои отношения с мужчинами?

Этого хотел от меня дед?..

— Тогда, Давид — это точно Джокер, — произношу едва слышно, разглядывая четыре карты.

Слишком много загадок связано с ним…

А Исайя — это валет.

Потому что его задача — следить за моей безопасностью.

И тогда Ян — это король, потому что Марк — совершенно точно туз.

Он занимает ответственную должность в компании и при этом обучает меня всему, что может мне пригодиться на должности гендиректора. Но в таком случае не ясно, какая дополнительная функция у Яна. Король не может просто следить за моим здоровьем. Наверно, я чего-то не знаю…

Боже, это естественно, что я чего-то не знаю! Ведь у каждого из них ещё есть какая-то своя прямая обязанность, о которой мне никто не спешит сообщать.

Значит, Ян не так прост. Он добрый и располагает к себе больше всех. Но также у него есть вторая сторона — я видела её в свой первый день в пентхаусе, когда он говорил с остальными на кухне поздней ночью…

Стоп…

Я что, действительно начинаю классифицировать их в соответствии с игральными картами?!

Встряхиваю головой и делаю ещё один круг по комнате. Это неправильно!

Я не должна этого делать!

Иду к туалетному столику и достаю из сумки пачку бумаг — содержимое моего почтового ящика в старой квартире. Просматриваю квитанции, пытаясь отвлечься от неприятных мыслей, откладываю в сторону рекламные листовки и неожиданно натыкаюсь на письмо…

В конверте. Без марки, индекса и какого-либо указанного адреса как у отправителя, так и у получателя. Подписанное от руки…

Его явно подкинули в мой ящик, в обход стандартной почтовой доставки. «От друга» — гласила надпись в графе «от кого».

Сердце дрогнуло, а затем начало стучать быстрее.

Это от того человека, верно? От того, кто звонил мне на старую квартиру несколько часов назад.

— Анна? — голос Давида застаёт меня врасплох.

— Да, сейчас приду! — кричу из комнаты; прячу письмо в стол и иду переодеваться.

Не то, чтобы я хотела что-то скрыть от него… от всех них…

Но и они не стремятся говорить мне всю правду. Так почему бы не ознакомиться с информацией, предложенной неким наблюдателем? Она явно не будет лишней в этом болоте тайн и интриг. Даже если внутри конверта окажется что-то откровенно провокационное…

Я не могу лишать себя возможности посмотреть на сложившиеся обстоятельства со всех сторон.

Да, всё верно. Я должна быть вне игры. Даже не так… я должна быть над игрой. Для того, чтобы составить своё собственное мнение обо всём, что происходит, я должна быть над обстоятельствами, а не под ними. Мне необходима трезвая оценка, а для этого мой ум должен быть спокойным, а сердце — холодным.

Может, этого от меня и хотел дед? Чтобы я научилась давать четкую оценку всему, что меня окружает?..

Прохожу в столовую и останавливаюсь в проходе, недоверчиво глядя на стол.

— Даже при большом желании я столько не съем, — сообщаю Давиду.

— Никто не заставляет вас есть всё. Остатки со стола можете бросить на драку собакам, — ровным голосом отвечает тот.

Стою, пораженная, и ничего не могу выдавить из себя в ответ.

— Неожиданно? — приподняв бровь, уточняет Давид.

— Да… я… зачем вы так? — растерянно спрашиваю.

— Присаживайтесь, Анна Андреевна, — мужчина отодвигает стул, предлагая мне занять своё место за столом.

Стою нерешительно.

В столовую, не спеша, входят Марк и Ян, останавливаясь у стульев напротив моего места.

— Что сейчас будет происходить? — нервно улыбаюсь, а затем изумленно наблюдаю, как к столу подходит Исайя…

— Честный разговор, — отвечает Марк, затем улыбается одними губами.

— Вы же этого так хотели, — в свою очередь мягко улыбается Ян.

— Да, но… всё это как-то слишком, — неуверенно подхожу к своему месту и присаживаюсь.

Давид обходит стол и, как и остальные, садится напротив меня.

— Вы напуганы? — спрашивает он.

— Нет. Но я бы хотела получить объяснения, — произношу, переводя взгляд с одного на другого.

На Исайю смотреть не могу. Сама не знаю — почему.

— Вы, наверное, хотите задать какой-то конкретный вопрос, — Давид складывает руки в замок.

— Да. К примеру, мне очень интересно, что у вас за привычка — каждый раз менять манеру общения. У вас так много личин… я уже теряюсь, право слово, — взяв под контроль все свои чувства, в том числе — страх, произношу я, — вы то вежливый, то убийственно циничный, то чересчур заботливый, то откровенно опасный. Зачем столько масок? Или вы не определились со своим отношением ко мне, или нарочно сбиваете меня с толку.

— И к какому выводу вы пришли? — со спокойным любопытством уточняет Давид.

— Скажите, ваша основная специальность — психология? — задаю вопрос в лоб.

— Неожиданно, — Давид откидывается на спинку стула, внимательно глядя на меня.

— И всё-таки?..

— В какой-то степени меня можно назвать хорошим психологом, — отвечает он, склонив голову.

— Так значит, вы это делали нарочно! Следили за моей реакцией?! — тут же иду в атаку.

Словами не передать, как всё это неприятно!

— Я сказал «в какой-то степени»… — поправляет Давид спокойно, — Мне было необходимо понять, насколько вы устойчивы к давлению. Но вы неправы, это не является моей основной специальностью. Наверное, вы уже заметили, что я преуспеваю в разных областях, — протягивает Давид, продолжая следить за моим лицом, — мне многое даётся легко. В этом — моя отличительная черта. И именно поэтому ваш дедушка пятнадцать лет назад забрал меня из приюта.

37
{"b":"708979","o":1}