ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Аномальные приключения

Оксана Шафранова

Часть I Пролог

Стройная девушка привстала на цыпочки и сунула спортивную сумку в отделение для ручной клади над своим местом. Другого багажа у нее не было. Кто, скажите, спасаясь от смертельной опасности, тащит с собой баулы, набитые бесполезным барахлом?

Место досталось у иллюминатора. Повезло. Всего через пару минут взревут турбины, и гигантская металлическая птица разбежится по бетону, подожмет лапы-шасси и унесет к приключениям, перелистнув очередную страницу жизни.

Прощай родной город и прошлое. Город, где остались близкие люди, которым она даже не сообщила об отъезде. Здесь она влюблялась и разочаровывалась, мечтала и горевала о несбывшемся.

Позади обиды, упреки, волшебные перемены и смерть дорогого человека. За океаном все будет по-другому. Там не придется бояться за свою жизнь. Все наладится… наверное.

Что ждет ее в чужой, знакомой лишь по книгам и фильмам стране?

Почти двенадцать часов займут перелеты. За это время можно отдохнуть и погрустить.

Пассажирка бросила прощальный взгляд на удаляющуюся землю и сжала пальцами переносицу.

В какой день и час ее жизнь изменилась и вышла из-под контроля?

После суеты и нервотрепки, сопровождавшей спешный отъезд, уставший мозг отказывался переключаться на отдых, продолжая анализировать и вспоминать.

Глава 1

Амалия сидела на кухне и безучастно наблюдала за сборами любимого. Афанасий метался по квартире, поочередно заглядывая то в раскрытый, наполовину собранный чемодан, то в пустой холодильник.

Они жили вместе четыре года, но до загса дело пока не дошло, и, судя по всему, дойдет еще не скоро. Жили не плохо и не хорошо – как все. Периодически вспыхивающие ссоры заканчивались примирением, и отношения снова начинали казаться идеальными. В конце концов, семья есть семья, кто-то должен уступать и идти мириться первым – так считала Амалия и поступала согласно своим убеждениям.

– Сколько можно смотреть в одну точку? – упрекнул Афанасий. – Уже оторвись от стула и приготовь завтрак и поесть в дорогу.

– Ты же знаешь, продуктов нет, – подняла на него влажный взгляд Амалия.

– А работать надо, чтобы были.

Возразить было нечего. Амалия промолчала. Ссориться перед разлукой не хотелось. От того, что они не увидятся целый месяц, на душе снова стало пусто и гадко.

– С крана капает третий день, а ты даже сантехника вызвать не можешь.

– Думала, ты починишь до отъезда. У нас папа сам всегда чинил краны.

– Нравится жить с папой – иди к папе. Я не для того диплом инженера получал, чтобы в трубах ковыряться. Если тебя не устраивает такой муж… – наступил он на больную мозоль.

– Мы женаты?

– Ну, начинается, – разозлился Афанасий. – Чего тебе не хватает? Хорошо пристроилась. Я пашу с утра до ночи, а ты занимаешься черти чем, только не поиском работы. Тебе трудно в доме чистоту поддерживать?

Девушка окинула взглядом кухню – придраться, вроде, не к чему.

– Вот чем ты целыми днями занимаешься? Сколько времени нужно, чтобы помыть пол и пыль стереть? Мусор тоже нужно было вынести еще вчера. Я просто не понимаю – это что, так сложно потратить пару часов в день на уборку? – разорялся супруг. – Тебе просто лень! Не выполняешь своих элементарных обязанностей. На продукты зарабатывать – Афанасий! За квартиру эту платить – Афанасий!

Амалия обхватила колени и съежилась.

– Раз уж ты опять в поисках работы, так хоть домашним хозяйством занимайся, как положено. Кстати, когда мы начинали жить вместе, ты работала, модно одевалась и выглядела совсем по-другому. И я никогда не скрывал, какой позиции придерживаюсь – женщина должна сама зарабатывать на свои «хотелки». А теперь ты не довольна. Почему я должен все тянуть на себе и изменять собственным принципам?

Подобные разборы полетов случались и раньше, но ощутимо участились после того, как Афанасия повысили до начальника отдела, при этом солидно прибавив зарплату.

К слову сказать, за квартиру они платили в равных долях, так как у Амалии было собственное жилье, но оно было для них двоих недостаточно просторным и поэтому сдавалось квартирантам. Вырученные за аренду деньги отдавались Афанасию, он докладывал половину и рассчитывался с квартирной хозяйкой.

– Пожалуйста, не порти мне настроение и не устраивай сцен перед отъездом, – попросил он. – Ты же знаешь, как долго мы ждали этого отпуска. Мама с папой соскучились. Не хватало мне еще опоздать на поезд.

– Ты ждал этого отпуска, а не я. Меня ты с собой не берешь.

– Надо было работать весь год и накопить на поездку. Я не миллионер, чтобы содержать нас и оплачивать твои круизы.

Под круизами подразумевалась поездка к его родителям в медвежий угол на Алтае.

– Если бы ты вела себя как положено, имела цели в жизни и работала – мы бы не ругались сейчас, – подвел он итог.

В этом была доля правды – с работой и целями у нее действительно был затык. С каждым годом энтузиазма становилось все меньше, зато недовольство собой и ощущение собственной никчемности перли как опара в теплом месте. Работа тоже находиться не желала, какие бы усилия для этого не прилагались.

Закончив собираться, Афанасий выкатил чемодан в прихожую и присел на дорожку.

– О, такси приехало. Не скучай, – буркнул он вышел из квартиры, забыв поцеловать на прощание.

Амалия шмыгнула носом, заперла дверь и отправилась приводить себя в порядок.

Когда тебе пятнадцать-двадцать – западаешь на отвязных парней и бесшабашных «перекати-поле». Они кажутся крутыми, авторитетными, своими в компаниях. Классно лабают на гитаре и даже, как взрослые, курят и выпивают. С ними не страшно допоздна гулять и приятно показаться подружкам. Приоритеты эволюционируют и меняются уже к двадцати пяти. В этом возрасте уже понимаешь, что крутой парень вовсе не крут со своим пивом и гулянками. Обращаешь внимание на спокойных, умных и интеллигентных «ботаников» в надежде, что они оценят домашний уют и заботу. Понимаешь, что в финансовом смысле они более надежны и перспективны. И дело даже не в меркантильности. Просто так задумано природой, что самка стремится выбрать того, кто сможет обеспечить и защитить потомство, создать наилучшие условия и стать надежной опорой. Такова жизнь. Но случаются и осечки. Случаются они, когда даришь свое сердце педанту и перфекционисту.

Их с Афанасием представления о ведении быта и хозяйства часто не совпадали. Если Амалия полагала, что квартиру, в которой живут два взрослых человека без детей и животных, можно убирать пару раз в неделю, то Афанасий придерживался совсем другого мнения. Парировать убийственный аргумент, люди умываются каждый день, значит и квартиру нужно мыть ежедневно, было нечем. Правда ведь, умываются.

Она старалась соответствовать требованиям и быть хорошей хозяйкой, но, как видно, недостаточно – белесая паутинка застилала мебель уже к вечеру, пол затирался за несколько часов, стряпня съедалась, а невесть откуда появлявшаяся грязная посуда наталкивала на мысль, что едят в доме безостановочно. Из-за этого каждый день Амалии напоминал зацикленную гифку: завтрак для мужа, поход за продуктами, уборка, приготовление еды, мелкие постирушки и, если повезет, собеседование. Потом возвращался с работы Афанасий, она подавала ужин, мыла посуду и успевала прочитать пару глав перед сном. На следующий день все повторялось. Это длилось уже два года.

Субботнее утро подкатывало к одиннадцати часам.

"Последние две кружки чая на ночь были лишними", – отметила девушка, заглянув в зеркало.

Отражение показывало невысокую девушку. Опухшие от сна и слез глаза оглядывали себя без особого интереса. Да и что нового можно увидеть в зеркале утром? Вот если бы за ночь отрасли оленьи рога… Впрочем, Амалия уже не могла поручиться, что «рогов» у нее нет.

1
{"b":"708980","o":1}