ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

Incomplete

Валерия Иванова, Лана Серова

1

САМАНТА

— Ну же, Сэм, — наседал на меня Оуэн, — ты собираешься открывать этот чертов конверт или нет?

Понимала, что веду себя, как ребенок, но ничего не могла с собой поделать. Конверт, который весит буквально несколько грамм, мне же казалось, что в нем вся тонна. Именно он решит мою судьбу, и потому я боялась открывать его. Руки тряслись, чувствовала, как по спине катятся противные капельки пота. Я задержала дыхание и резким движением вскрыла конверт, не спеша доставать бумаги, которые в нем лежали.

— Ты трясешься, будто девственница в первую брачную ночь. — Засмеялся парень, за что тут же получил бросок подушкой. Засранец успел увернуться, и она с глухим стуком врезалась в стену.

Я повернулась к нему спиной и аккуратно достала бумаги. Их было слишком мало. Странно… Судьба человека способна уместиться в два жалких листа. Вверху стояла эмблема "University of Chicago", а ниже шел текст, по мере прочтения которого мне хотелось кричать и прыгать от радости. Меня приняли!

Я даже не успела осознать эту новость, как меня подхватили чужие руки и начали кружить по комнате. Оуэн прочитал бумаги вместе со мной, заглядывая мне через плечо.

— Отпусти, — засмеялась я, хлопая его по спине.

Но друг не успокаивался. Такое ощущение, что это не меня, а его приняли в один из самых престижных университетов Чикаго.

— Симба, — кричал он мне прямо в ухо, используя мое детское прозвище, — ты сделала это! Это нужно отметить.

С этими словами парень поставил меня на ноги, не обращая внимания на то, что я готова рухнуть прямо на пол к его ногам, так сильно тряслись коленки. Он вернулся к кровати и развалился на ней, подложив под голову ту самую подушку.

— А вдруг они ошиблись… — сказала я неуверенно.

Оуэн закатил глаза, всем своим видом показывая, что он об этом думает. Да, понимаю, что несу бред, просто я все еще не могу поверить в происходящее.

— Детка, ты теперь студентка, прими это.

Я села на кровать рядом с ним и стала заново перечитывать извещение из университета. Меня приняли, причем именно в ту программу, на которую и рассчитывала. В первый год обучения мне будет предоставлена стипендия, а дальше… Об этом я еще не думала.

— Ну, хоть один из нас будет умным, — сказал Оуэн, — и этот кто-то, конечно же, я.

Я шлепнула его по ноге, улыбаясь. Этот засранец неисправим. Он схватился за место удара и наигранно поморщился, будто ему на самом деле больно.

— За что? — вскрикнул он обиженно, хотя в глазах его тоже плясали чертики.

— Для профилактики, — ответила ему с серьезным видом, стараясь казаться строгой, хотя это было сложно.

Оуэн сел в кровати, облокотившись на изголовье, и его настроение вмиг поменялось.

— Серьезно, Сэм, — сказал он тихо, — я очень рад за тебя.

Опустила взгляд, боясь, что он увидит слезы в моих глазах. А через мгновение уже была прижата к его груди, парень обнимал меня, гладя по голове. В этот момент мне хотелось разрыдаться. Какой бы сильной ни была радость от поступления, боль от расставания с лучшим другом была сильнее. Я знала, что Оуэн понимает мои чувства, потому даже не думала стесняться своего поведения. Обхватила его руками еще крепче и вдохнула такой родной аромат.

— Спасибо, — сказала, уткнувшись в его рубашку, отчего мой голос казался глухим.

Через некоторое время Оуэн отодвинул меня от себя и вытер пальцем со щеки скатившуюся все же одинокую слезу.

— Саманта Джонсон, — сказал он серьезным голосом, — твои домогательства неуместны.

— Я буду пробовать до победного, пока ты не сдашься, — улыбнулась ему.

Эта тема тоже была нашей общей фишкой. С Оуэном мы знакомы с самого детства. И так получилось, что мы сразу стали друзьями. Некоторые люди порой принимали нас за брата и сестру, даже находили сходство во внешности. Но единственное, чем мы схожи внешне — цвет волос. У обоих он светло русый.

В пятнадцать лет я вдруг решила, что влюбилась в Оуэна, и долго не могла ему об этом сказать. Краснела и потела в его присутствии, пока однажды он сам не заставил меня во всем признаться. Тогда-то и произошел наш первый и единственный поцелуй, закончившийся истеричным смехом обоих. "Неудачный эксперимент", так сказал тогда парень и в течение последующих трех лет то и дело вспоминал мне тот момент и мое жалкую попытку соблазнения.

— Ладно, Симба, — начал собираться он, — вечером отметим твое поступление в баре Джо. И никаких отказов.

***

После того, как Оуэн ушел, еще долго не могла успокоиться и заново, раз за разом, перечитывала текст письма. Я так долго шла к этому, так стремилась доказать самой себе и своей семье, что смогу добиться в этой жизни чего-то стоящего. И вот, это случилось, а я не знала, как на это реагировать. Да, я счастлива, но в то же время боюсь той неизвестности, что ждет впереди.

Через некоторое время вышла из своей комнаты и спустилась вниз. Родители были на работе, и я была этому рада. Знала, что, когда сообщу им новость, увижу в их глазах упрек. Им обоим плевать на меня и на мои чувства, так было всегда. И потому хотела отодвинуть этот момент как можно дальше.

Налила себе сока и вернулась в комнату. Заняться было нечем, стала собирать вещи. Первым делом упаковала альбомы с фото. Наверное, я была скучной, потому что не умела отдыхать, как остальные подростки. Единственным моим развлечением была фотография. Это больше, чем искусство. Это только мой мир, который я бережно и трепетно храню в своих работах. Та часть меня, которая не заключена ни в какие рамки. В ней я свободна в своих желаниях и мечтах.

Совсем недавно я выиграла в конкурсе начинающих фотографов. Что стало для меня сюрпризом, ведь я не подавала заявку на участие. Оказалось, это сделал Оуэн. "Скорее, статуя Свободы споет гимн, чем ты решишься", сказал он тогда. И был прав. В итоге я победила и получила настоящий Canon EOS 5D Mark III. Это было невероятно! Эта камера была мечтой для каждого начинающего фотографа. Моя исполнилась.

Услышала, как внизу пришли родители. Глубоко вздохнув, спустилась к ним. Они стояли в коридоре, тихо обсуждая очередную проблему генной медицины. Да, мои родители — ученые. Причем, ярые фанатики. Во всяком случае, чаще всего мне так и казалось.

— Привет, — сказала им.

Мама повернулась ко мне, улыбнувшись.

— Привет, дорогая, — сказала она, — как твой день?

— Отлично, — нехотя ответила ей.

Отец молча махнул рукой и направился в зал. Как обычно, печально подумала я. Мама же продолжала играть роль заботливого родителя. Подошла и обняла меня, в нос сразу же ударил терпкий запах ее духов, которые я на дух не переносила. Отстранившись от нее, прошла в комнату к отцу. Мама шла следом, села рядом с ним на диван, и уже через минуту они увлеченно обсуждали вопросы своей работы.

— Мам, пап, — сказала я чуть громче, чем следовало, чтобы привлечь их внимание, — мне нужно вам кое-что сказать.

Они будто не слышали. Продолжали разговаривать друг с другом, не обращая на меня внимания. Иногда у меня возникал вопрос, а заметили бы они вообще мое отсутствие в своей жизни? Ответ меня совершенно не радовал.

— Меня приняли в Чикагский университет, — быстро сказала, ожидая их реакции.

Мама замолчала на полуслове. Резко повернулась ко мне.

— Что? — она была удивлена, — ты же должна была поступать в наш институт. Мы с твоим отцом уже обо всем договорились!

— Что это за шутки, Саманта? — строго спросил папа, — ты не можешь так поступить.

Я не ждала от них поздравлений. Не ждала, что они разделят мою радость. Но и видеть такую реакцию было больно.

— Это вы решили за меня. Как всегда, даже не спросив, хочу ли я этого.

— Саманта, ты не понимаешь, — мягко обратился ко мне отец, — это просто небольшой твой каприз, не более.

1
{"b":"709099","o":1}