ЛитМир - Электронная Библиотека

Константин Назимов

Охранитель. Хозяин Сибири

Пролог

Тихо играет музыка, томно звучит голос певицы в ресторане Марты, а я сижу за столиком у окна и медленно потягиваю… компот из фужера. Со стороны никто и не догадается, что пью не вино: бордовая жидкость легко сойдет за алкогольный напиток, но его позволить себе не могу. Каждый день веду различные переговоры, заключаю и разрываю соглашения, инспектирую, проверяю, ругаю и хвалю. Не жизнь, а какой-то марафон, когда нет ни минуты свободного времени. Сплю и вовсе урывками! Нет, не ною и не собираюсь себя жалеть и плакаться в жилетку. С момента, когда императрица назначила меня наместником Урала, прошло-то чуть больше трех месяцев. Трех! И если бы не мятеж в войсках, то все сложилось бы иначе. Теперь же у меня непонятный статус, есть власть, деньги (коих все время не хватает) и сила.

За окном скрылось солнце, стал накрапывать дождь, но до моей приемной тут два шага – дорогу перейти и на второй этаж подняться. Догадываюсь, что меня уже ищут, и вскоре поручик Гаврилов, ставший моим адъютантом, на пороге ресторана покажется.

– Иван, ну чего ты загрустил? – подошла к моему столику Марта.

– Думаю, – коротко ответил ей, а потом махнул рукой: – Присаживайся, развейся на пару минут.

Марта последнее время сама вся в бегах и делах. Она, с моей помощью, выкупила в Екатеринбурге два трактира и один ресторан, из которых пытается сделать что-то подобное тем шикарным заведениям, которые держала в столице. Честно говоря, у девушки дела идут неплохо.

– И о чем размышляешь? – Марта села напротив меня и сделала знак официантке, чтобы та подошла. – Вань, прости, но я компот пить не стану.

– Кофе нам принеси, – велел я официантке.

– Сей момент, – проворковала девушка в переднике и стрельнула по мне глазками, но удалилась после того, как владелица ресторана кивнула, подтвердив мой заказ.

Сидим и молчим, каждый думает о своем. Марта пока еще не вышла замуж за Ларионова, ротмистр не может вырваться из столицы, но своей женщине запрещает туда приезжать. Н-да, ситуация… С императрицей я не общаюсь, Ольга Николаевна не желает меня слышать. Правда, указы от ее имени приходят, но исполнять их не спешу, хотя отчеты отправляю. С Вениамином Николаевичем раз в неделю созваниваемся, но в его голосе недоверие и отчуждение прослеживается. Понимаю, я ведь империю невольно подставил под удар. Мои портреты наряду с изображением императрицы, почитай, у каждого чиновника в Сибири на стене кабинета висят. Катерина уже шипит при моем появлении и бесится от заказов на очередное полотно с изображением высокопоставленных особ (так говорит), но пока еще пишет картины. Н-да, благодаря местной прессе, лицо императрицы для ее подданных не осталось секретом. За это я выслушал по телефону гневную тираду от Еремеева, который передал мне слова Ольги, но в конце разговора добавил:

– Иван Макарович, не серчай, это не мои мысли. От себя скажу, что ты делаешь все правильно; пока, во всяком случае.

Ответить ничего не успел, услышал, как Ольга что-то резкое своему начальнику охраны заявила, и связь оборвалась. Эх, не могу с императрицей переговорить, хоть лично в Москву езжай. Но вот боюсь, что и там Ольга Николаевна меня не примет, а ретивые служаки упекут в тюрягу. И все же столицу посетить придется, никуда не деться. Вот только обстановка в данный момент не располагает. Война с Альянсом так и не началась, ультиматумы в воздухе повисли, но на границе ситуация напряженная. Российская империя в данный момент на грани раскола. Генерал-майор Квазин увел свои войска на юг, оккупировал Ставропольско-Кавказский край и полуостров Крым. Сибирь налоги в имперскую казну не платит, все ко мне поступает, но торговлю ведем и имперские заказы выполняем. Центральная часть России осталась за императрицей. Это сухие факты, что бы там себе ни придумывал.

– Ваш кофе, – поставила передо мной чашку официантка.

– Благодарю, – кивнул я.

– Свободна! – отослала служанку Марта. – Иван Макарович, ты чего такой хмурной?

– Газеты читаешь? – поморщился я.

– Сейчас все новостями интересуются и гадают, что ты предпримешь. Знаешь, многие твоему уму и политике уже оды поют и не нарадуются, что объявился хозяин Сибири.

– Только не повторяй, пожалуйста, – попросил я, вспомнив, как неуловимая Ли́са-Мария в своих статьях преподносит все это.

– Ты с Лисицей Таежной так и не побеседовал? – сдерживая улыбку, поинтересовалась Марта.

– У нее много защитников и сторонников, подозреваю, что даже в моем окружении, – с подозрением посмотрел на владелицу ресторана, но та и глазом не повела.

– Но, Иван, она же права! Твои предложения к канцлеру отсрочили военные действия, это всем известно! Часть мятежных полков решили присягнуть наместнику Урала и не продолжили поход на столицу, сорвав Квазину его планы! Это ведь верно?

– Боюсь, не совсем, – ответил я, а потом пояснил: – Да, канцлеру и императору Германии я направил некоторые предложения. Они не могли не заинтересовать состоятельных людей. Доводы, что если работать совместно, без вооруженного конфликта, то можно привести обе империи к экономическому подъему, – не могли не сработать. Но это временно, основной посыл был не тот. А вот откуда об этом прознала журналистка – не знаешь, случайно?

– Ой, Ваня, ты чего?! Мне-то откуда знать, что ты там предлагал в своих посланиях? – приложила руку к груди Марта и сделала «честные» глаза.

Ни на грош ей не верю! Не она, так какой-то другой человек из моего ближайшего окружения передал Лисице (так мысленно зову плутовку-журналистку) черновики посланий. Мои предложения императору Германии, в усеченном виде, появились в газетах после того, как немецкие и австро-венгерские войска вернулись на свои позиции. Однако, думаю, дело в другом: император Германии решил своей армией не рисковать, надеясь, что внутренние распри приведут Российскую империю к краху. А к этому стремительно идет! Моя служба контрразведки, во главе которой стоит Анзор, неутешительные доклады предоставляет. Ох и тяжело его уговаривать было! Вору не по статусу занимать никакие должности, пришлось его своим советником делать, но без зачисления в штат и оплаты. Выполнять функции полиции он не собирается, отдельно обговорили круг обязанностей: против врагов империи он готов послужить, но своих бывших корешей и подельников не предаст. Впрочем, Анзор предупредил, что сохраняет право зарабатывать себе на жизнь. Не стал я уточнять, как он это делать собирается, понимаю, что не совсем законными путями. Не просто так мой советник ведет переговоры с частными приисками и открыл пару скупок золота. В ювелиры собрался податься! Опять-таки, не от своего имени: Александр Анзорович данным делом занят; но кто там истинный владелец, ни для кого не секрет. Правильно ли это? Не факт, но и опереться мало на кого могу. Мой новоявленный контрразведчик докладывает об активизации революционных сил в столице. Собираются вооруженные дружины, ведется агитация в армии и полиции. А вот в нашем крае – тихо, правда, за всю Сибирь отвечать Анзор пока не готов, просит время дать.

– Думаешь, Портейг с Лисой-Марией информацией поделился? – ехидно поинтересовался я. – Профессор весь в своей медицине, в политику играть не собирается.

– С чего это ты так решил? – неожиданно поинтересовалась Марта. – Или забыл, как с ним познакомился?

Хм, слова владелицы ресторана меня заставили призадуматься. И правда, а с чего я так в своем компаньоне уверен? Профессор далеко не глуп, и когда я сдавал экзамен на звание охранителя Российской империи, тот присутствовал там по просьбе Ларионова, чтобы меня проверить. Наши беседы с профессором большей частью сводились к лечению и лекарствам, но и про жизнь мы говорили. Опять-таки, в резиденцию императрицы Семена Ивановича не раз звали, Медицинский совет во главе с Львом Федоровичем Рагозиным к профессору проявлял уважение. Признаю, на подозрении у меня были двое: сестрица и Марта. Симу, Анзора и своих помощников отринул мгновенно. Но даже и мысли не имел, чтобы на своего компаньона грешить! Или это Марта меня с толку сбивает? Внимательно посмотрел на молодую женщину, но та взгляд выдержала, а искорки в ее глазах мне не понравились.

1
{"b":"709997","o":1}