ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дома нас встретил ослабевший от хохота (по его собственному заявлению) проф.

— Ты это нарочно сделал, — обвинил он меня, — чтобы я не запрещал тебе ходить на эротические сайты.

Я обиделся:

— Все эти кошачьи обычаи не я придумал!

— Между прочим, пока вы развлекались, звонил синьор Мигель и интересовался, как наши успехи. Скажи спасибо, что я не продемонстрировал ему картинку с монитора.

— Покажите ее мне. Я кое-что заметил, но хочу проверить.

Запись подтвердила мою догадку: рассерженные на кота охранники не просканировали дохлую крысу. А если и занялись этим, то уже после того, как нас с Гераклом прогнали. Это давало нам шанс пронести в небоскреб мини-робота, который уберется оттуда сам, через подвал — благо коты электронику не едят, да и мы с Гераклом сможем его там подстраховать. Только надо сделать это, когда на посту будет та же смена.

В нашем распоряжении оставалось трое суток. Программирование робота — не наша забота, так что все это время я нещадно гонял Геракла по трассе, требуя от него послушания и сотрудничества: того, что было, мне во второй раз не пережить. К вечеру третьего дня я надоел ему настолько, что он сбежал куда-то в парк, залез на дерево и отказывался слезать. Спускать его вниз, отобрав управление, я не хотел: сам бы я такого никому не простил.

Пришлось обойтись домашними средствами: я проник на кухню и стащил здоровенный ломоть изумительно пахнущей красной рыбы. (Зачем? Мне бы и так дали.) Вошел в Контакт с котом и начал бродить по парку с рыбой в руках. Когда Геракл уловил запах, я это почувствовал и довольно быстро обнаружил своего лакомку. Сел под дерево и пригрозил, что съем эту рыбу сам. Геракл обиделся. Тогда я ему обещал, что больше сегодня гонять не буду. Он спустился, и мы помирились.

Вторая попытка проникнуть в здание с крысой в пасти оказалась почти точной копией первой, только на сей раз Геракла еще и приложили боком о стенку так, что он взвыл. Мы с ним спешно удалились в подвал дожидаться крысоробота. Там нашлись негодяи, желавшие обманом взять реванш у травмированного котяры, но Геракл доказал им (и мне), что он настоящий герой! Это немного скрасило нам напряженное ожидание.

Коты не носят часов, поэтому я не узнал, через сколько минут взревела сигнализация, захлопнулись выходы и прогремели шаги наряда охраны. Все, можно уходить, нашей крысы нам больше не видать.

* * *

Геракл выкарабкался из подвала и побрел домой. Нет, в таком состоянии он под элемобиль попадет и не заметит — поэтому я полностью забрал у него управление. Мадонна, бедный котик: помимо царапин, порезов, порванного уха и когтя, болтающегося на ниточке, у Геракла явно треснули ребра.

«Геракл, мы с тобой партнеры, значит, все неприятности пополам, стоическая ты личность».

Жаль, что экстренная эвакуация как раз на такой случаи не была предусмотрена — секретность превыше всего. Так что подобрали нас не скоро.

Когда мы добрались до дома, Гераклу потребовалась госпитализация. На сей раз проф не пытался усыпить моего партнера. Все же люди меняются, иногда в лучшую сторону.

Следующие несколько дней я упорно пытался решить поставленную передо мной задачу, отвлекаясь только на тренировки (это святое) и стрельбу из лука (один красивый план требовал умения это делать). Первый раз я что-то планирую сам — и вот на тебе, поражение за поражением. Мыш спал у меня на плече, вздрагивал и шевелил усами, щекоча мою шею; зашпаклеванный Геракл нежился у меня на коленях, а я в который раз изучал изрядно увеличившееся досье небоскреба. Его теперь непрерывно снимали снаружи со всех возможных точек и сканировали все, что сканируется.

Как раз в это время у Храброго Парня родилось многочисленное (сколько именно неизвестно, Мыш считать не умеет) потомство. Правда, осторожная мать никого, кроме самого Мыша, к гнезду не подпускала. Я вспомнил свои навыки взлома и перенастроил часть парковой системы сканирования и тревожной сигнализации так, чтобы ни один рыжий кот и ни одна глупая ворона (не обязательно Кларина) не могли причинить вред детям моего партнера. Мне можно взламывать, если я не попадаюсь, — я и не попался!

Семейная жизнь Мыша напомнила мне о моих собственных личных делах, и я три вечера подряд гулял с Ларисой, терзаясь чувством вины: я надеялся, что меня осенит новая идея, как в прошлый раз. Если я гуляю ради этого, девочка имеет полное право на меня обидеться, а если нет — значит, я развлекаюсь, в то время как у меня стоит работа.

Тем не менее днем я честно занимался делом, иногда прерываясь, чтобы пройти с Мышем какую-нибудь несложную трассу. Не отличая работу от тренировки, Храбрый Парень все время пребывал в хорошем настроении от осознания собственной важности.

Только однажды я попробовал стащить бластер из оружейного склада: дверь в лабораторию по-прежнему заварена. Чертовы охранники свое дело хорошо знают. Филиппо поймал меня «на кармане» у синьора Соргоно: я пытался вытащить код-ключ. Меня потрясли за плечи, ответа на вопрос, зачем мне это понадобилось, не добились и выгнали из караулки, приказав не попадаться на глаза. Хм, сколько, интересно? До вечера я опасался, что синьор Соргоно пожалуется профу и мне влетит, но обошлось.

Пролетела неделя, прежде чем я увидел новую возможность проникновения во вражескую твердыню. Правда, для этого мне требовалась маленькая, драчливая и симпатичная птичка. Кларина не годится, она вообще ни на что не годится. Дело в том, что на уже ставшем ненавистном мне окне появилась кормушка. (В середине осени! Зачем?) К тому же окно стало периодически открываться.

Я запросил досье на тех сотрудников, которые работают в этой комнате. По счастью, там был не начальственный кабинет, а комната, где сидели программисты (куда же без них). Все правильно, пять дней назад на работу в корпорацию Вальгуарнеро приняли одну молодую синьориту, и посадили ее, скорее всего, именно туда.

Надо идти искать драчливую пичугу — только не воробья, а какого-нибудь редкого в городе представителя пернатых. Редкого, но возможного. Посидевшие в клетке птицы мне не годятся, мне нужен свободный волонтер. Геракл предложил свои услуги для поимки такового, но они были с благодарностью отвергнуты.

Лабораторный парк слишком маленький, и в нем живет мало птиц, но я все же попытался выбрать среди них своего Пегаса.[24] Тщетно.

Все-таки Лариса приносит мне удачу. Нужную мне птицу я нашел, когда мы сидели на открытой террасе паркового кафе в самом центре Палермо. Ею оказался совершенно замечательный синехвост. Эта небольшая лесная птичка так бесстрашна, что не только обитает в парках, но и появляется на городских улицах.

Я отвлек Ларису, приманив на дальний край нашего столика двух очаровательных, недавно научившихся летать птенчиков, и пока девочка крошила им пирожное, договорился с синехвостом, обещав вернуться за ним попозже.

— Энрик, — вдруг сказала Лариса, как будто на что-то решившись, — у меня скоро день рождения. И я тебя приглашаю. Ты придешь?

— Приду, — обещал я, — когда?

Лариса назвала день и просила прийти к четырем.

Проводив Ларису домой, я бегом вернулся в парк, потому что время поджимало: меня уже ждали с элемобилем. Тем временем синехвост заснул, и мне никак не удавалось его найти. Раздосадованный, я вернулся к своей охране. Теперь еще и за опоздание влетит.

Проф сперва спросил, почему я так задержался, и это здорово: не буду же я сам оправдываться. А так мои проблемы решились очень просто. Во-первых, мы с ним поедем в хорошее ателье и сошьем мне подходящий костюм: нельзя же являться на праздник в джинсах. Во-вторых, нам ничто не мешает пойти в этот парк днем и попробовать еще раз заполучить моего синехвоста. Проф сказал, что ему будет даже интересно посмотреть, как я это сделаю.

А подарок — это только моя проблема, благо деньги у меня есть. Так что я добавил еще один пункт в предложенный профессором план: посещение ювелирного магазина.

вернуться

24

Пегас — крылатый конь Беллерофонта, на котором герой пытался взлететь на Олимп, но был низвержен Зевсом. Персей, вопреки распространенному заблуждению (на картине Рубенса «Спасение Андромеды» изображен похожий на фламандскую корову Пегас), на Пегасе не летал, хотя и способствовал его появлению на свет.

19
{"b":"71","o":1}