ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я извинился перед Ларисой и проводил девочку до дверей ее дома. Что могло случиться? С утра мы с Мышем ставили какой-то «жучок» — работа несложная, поэтому я рискнул пойти с постаревшим (это уже чувствовалось) Храбрым Парнем. Даже если его нашли раньше времени, это не повод прерывать мое свидание. Завтра поставлю как-нибудь похитрее. Охранники, естественно, ничего не знают — разве что кто-то умер. Но с профом я только что разговаривал, с ним все в порядке. Мыш! Пока я развлекался, он умер? Я связался с Мышем. Нет, связь есть — значит, жив. Геракл — тоже, он еще и здоров как бык, что ему сделается?

Все еще недоумевая, я влетел в кабинет профа. И увидел на столе старый знакомый ремень. Значит, приговор уже вынесен и сейчас будет приведен в исполнение. Что это я такого натворил? Проф даже не спрашивает, я ли это был!

— Ты никогда не задумывался, почему здесь такая большая охрана? — спросил проф. Он старался говорить спокойно, но был в ярости.

Я так ничего и не понял, поэтому он продолжал:

— Это не проходит по разряду детских шалостей. Ты испортил систему охраны парка, и к нам сегодня забрался чужой мини-робот. Его чудом отловили уже на обратном пути. Хочешь узнать, какую информацию он нес своим хозяевам?

Вопрос риторический и ответа не требует. Болван! Дети Мыша уже выросли, покинули гнездо и браво прыгают по деревьям парка. А я так и не откатил систему назад. Сам во всем виноват!

— Тебе повезло, что синьор Соргоно не нашел других случаев пробоя. Поэтому мне удалось убедить его не докладывать об этом наверх.

А вот за это ему спасибо. На селенитовые шахты меня, конечно, не сошлют и из бластера не расстреляют — слишком ценный. Но в Лабораторном парке запрут обязательно, это же только проф знает, что я тогда взбунтуюсь и удеру. А опять становиться беспризорником… Нет, не хочу, тем более что с такими секретами в голове меня в покое не оставят.

Ну не идиот ли? Хватит себя ругать, надо настроиться: «сейчас будет очень больно». Можно попробовать войти в боевой транс, сенсей недавно начал меня этому учить. Тогда не так страшно. Лучше всего подойдут гекзаметры — длинные строчки, сложный ритм не дадут от себя отвлечься.

А столешницу эту я однажды ненароком оторву. Сколько раз мне пришлось повторить про себя «избиение женихов Одиссеем и Телемаком», я не считал, но больше трех.

Утром я решил, что проваляюсь в постели дня три, не меньше. Надо установить норму: на каждые сто строк из Гомера — день лежания. Скучно, но что делать? Повторения мне не надо. И вообще, ничего же страшного не случилось! А я до сих пор шевельнуться не могу. Совсем он рехнулся!

Завтрак прибыл на тележке, и прикатил ее сам проф. Вот это да! Раньше он в таких случаях Габриеллу присылал.

— Ты как? — поинтересовался он.

— Как надо! — огрызнулся я. — Трогательная забота!

— Ты еще скажи, что систему охраны испортил кто-то другой.

— Ну я! А вчера спросить..?

— Ты не огрызайся. Сам виноват.

— Ну и что? В боевой аптечке был такой шприц, противошоковое средство. В самый раз.

— Ты преувеличиваешь. К тому же это небезобидно. Тебе придется сейчас встать, Энрик.

— Это еще зачем?

— Новая работа.

— Сами и работайте! Я сегодня в Контакт не войду.

— Хочешь, чтобы я сообщил синьору Кальтаниссетта, почему ты отказываешься?

— И что он еще такого со мной сделает?

Переговоры зашли в тупик. Проф, конечно, не станет на меня жаловаться. А встать я в самом деле не могу: хуже, чем сейчас, мне никогда еще не было. Даже когда я взорвал в парке свою маленькую бомбочку, даже когда я забрался в секретные файлы профа…

— Это очень важно, очень срочно и очень опасно.

— Вы знаете, чем соблазнить. А подробности? Хотя мне все равно не подняться…

— Это поправимо, — ответил проф, стаскивая с меня пижаму, — сейчас я тебя смажу, но учти, эта мазь жжется. Ох ты, господи! А пополам тебя будут перепиливать — тоже промолчишь?

Отвечать на эту похвалу я не стал, потому что опять вспоминал гекзаметры: толку от них много, вчера убедился.

Потрясенный вид профа постепенно сменился виноватым. Но мне от этого не легче.

— Подробности такие: через пару часов мы берем Геракла и улетаем в Фоссано. Там вам предстоит разминировать одно здание.

— Ну ничего ж себе! А сапера послать нельзя?

— Нельзя. Кальтаниссетта сейчас ведет сложные переговоры с… неважно. В этом здании больше ста наших людей. Если кто-нибудь из них попытается выйти — дом немедленно взорвут. И если там появится сапер, дом взорвут. Если синьор Мигель не уступит на переговорах, дом тоже взорвут.

— Так пусть уступит! Оуу!

— М-мм, не факт, что это поможет. Молодые семьи — они, знаешь, бывает, что и так поступают. Или ты думаешь, что один на Этне знаешь слово «история»?

Все ясно, вставать придется. А баночку с мазью я у него из кармана вытащил: пригодится.

* * *

Через два часа, напичканный мягким обезболивающим, я разлегся на специально принесенных в боевой катер подушках. У меня под боком растянулся Геракл — он, кажется, решил, что это великолепное ложе устроили ради него.

«А сейчас, котяра, мы с тобой будем спать, ночью не получится».

Геракл послушался, и следующие пять часов мы с ним продремали.

В Фоссано мне показали учебный фильм о разминировании взрывных устройств того типа, к которому принадлежало ожидавшее меня недалеко отсюда чудо убийственной техники.

— А устройство точно это? — спросил я. — Связи-то, когда мы пойдем работать, не будет.

— Насколько что-нибудь может быть точным, — серьезно ответил проф, — я проверял.

— Ладно, а дать нам с Гераклом такое же для тренировки нельзя?

— Можно, — улыбнулся проф, — наконец-то ты заработал, а то все спишь.

Сначала я попробовал разминировать его сам. Ничего хитрого — отжать вот эти две пимпочки, надавить на эти две кнопки, вывинтить взрыватель. Но у котов нет пальцев — на кнопки-то он с моей помощью нажмет, а вот взрыватель… Нам понадобится такая пластмассовая штучка — ключик. Геракл возьмет его в пасть и донесет до места.

Пока делали ключ, я изучал предложенный нам маршрут. Те, кто его разрабатывали, думали, что он предназначен для мини-робота какой-то неизвестной им новейшей модели. Секретность, как всегда, победила даже здравый смысл. Для кота этот маршрут не годился. Там, где нам предлагали обходной маневр, Геракл проскочил бы безо всяких проблем, а там, где мог бы пройти робот, кот не проберется. Если же Геракл отправится открыто, как обычный кот, его, возможно, попытаются поймать и проверить, не относится ли он к мини-роботам новой модели, а у него при себе должен быть ключ. Эта вера в новые модели мини-роботов сродни вере в черных кошек — летучие коты ее покусай! Решение мне подсказало воспоминание о «тринадцатом подвиге Геракла». В этом полушарии сейчас весна, и кошки ведут себя как ненормальные.

Бомба заложена в маленьком павильончике рядом со зданием, обитателей которого нам и предстоит спасти. Если поместить там на крыше полдесятка симпатичных кошечек, то все коты Фоссано рванут туда, невзирая ни на что. Все они вполне настоящие, металлических деталей не имеют, через раскинутую на мини-роботов сеть пройдут. И Геракл пройдет вместе с ними. А если они будут стрелять? По кошкам? Вряд ли.

Осталось только уговорить принцессу. Организовать там рыбную свалку? Подозрительно — только дурак не поймет, что тут что-то затевается. Зато почему кошачий концерт устраивается именно здесь, а не где-то еще, никто не знает. Проф, во всяком случае, не смог вспомнить, чтобы этот вопрос кто-нибудь изучал. Очень хорошо, а как ошалевшие от желания кошки находят друг друга? По запаху, это даже я знаю. Люди его не различают. Отлично.

Последний вопрос: как организовать в нужном месте источник соответствующего запаха? Я пожалел, что не взял с собой Кларину. Как ни плоха она — все-таки лучше, чем ничего.

Птицу придется искать на месте. Лучше голубя. А пока я буду этим заниматься, пусть мне все приготовят для глобального обмана кошачьего племени. Отличная, кстати, шутка — с кем бы ее выкинуть?

23
{"b":"71","o":1}